«У нас есть триатлеты c велосипедами по миллиону рублей»

Владимир Волошин — об алкоголе, троеборье и вреде спорта для здоровья

Владимир Волошин
Владимир Волошин
Фото: из личного архива

В последние выходные сентября в Сочи прошло первенство Федерации триатлона России IronStar на так называемой «полужелезной» дистанции (заплыв 1,93, велогонка 90 и бег 21,1 километра), а также — впервые в России — финал кубка Европы IronStar ETU на олимпийской дистанции. Владимир Волошин — президент ассоциации выпускников Московской школы управления «Сколково», владелец компании Newman Business Consulting, сооснователь состязаний IronStar в России — рассказал «Ленте.ру», почему бизнесмену нужно бегать и почему в триатлоне не бывает плохих людей.

Про то, как спорт стал бизнесом

«Спортом я занимаюсь с пяти лет. У меня не было выбора, как нет его у детей музыкантов. Мама — мастер спорта по легкой атлетике и тренер по плаванию, папа — мастер спорта по биатлону. Сначала было плавание, потом легкая атлетика, в 1983 году я ушел в биатлон — до 1994 года. Завершил карьеру в юниорской сборной Эстонии — участвовал в чемпионатах Европы и мира. Я задал себе вопрос, чем я хочу заниматься, когда мне будет тридцать, — продолжать тратить все силы на профессиональный спорт, вбухав туда все силы и здоровье и ничему прикладному, кроме спорта, не научившись, или сделать спорт второстепенным в жизни, только для поддержания формы, и учиться чему-то новому. Если бы я думал, что могу стать олимпийским чемпионом, я бы, может, и остался в спорте. Но я понимал, что это невозможно».

О причинах бегового бума

«Любительский спорт стал популярным трендом, и сложился он не просто так. Есть разные объяснения тому, почему вдруг многие люди, особенно в больших городах, встали и побежали. Про желание сбросить лишний вес (согласно опросам, 76 процентов женщин и 34 процента мужчин хотят похудеть), восстановиться после болезни или травмы — все понятно. Но есть и еще одно. Люди в офисе недостаточно оценены, им не дают понять, что они уникальны и способны на многое. Даже после решения серьезных задач им в лучшем случае скажут «спасибо». Корпоративная культура в российских компаниях на низком уровне, человек в них деперсонализирован. Когда человек надевает кроссовки, идет тренироваться и в какой-то момент пробегает 5, 10, 21, 42 километра — это взрывает сознание коллег: они привыкли видеть человека в офисе совершенно другим, а он, оказывается, такой крутой! Назову еще одну причину. Среди спортсменов-любителей есть много тяжело и напряженно работающих людей, по-хорошему «злых до работы». Люди устают, а спорт позволяет им выносить огромную стрессовую нагрузку, выплеснуть энергию, направить ее в правильное русло. «Бесов» из себя изгнать».

Про триатлон и алкоголь

«Спрашивают, не надоедает ли бегать. Простой бег может надоесть, но триатлон — это «бриллиант в короне», особенно для спортсменов-любителей. Туда приходят из трех циклических дисциплин — бег, плавание и велогонки. Есть те, кто не любит бег, но любит плавание, — они могут выступать в эстафете, в команде из трех участников: один плывет, другой бежит, третий велик крутит. Спорт затягивает. Пройдя первую дистанцию, человек на этом не успокаивается, ему хочется улучшить результат — он продолжает бегать, заниматься спортом, обращать внимание на то, что ест. Мы отслеживаем статистику: с каждым годом сокращается число людей, которым безразлично, какие продукты они потребляют. Кстати, я 20 лет отработал в алкогольной индустрии и неплохо знаю динамику рынка. Пить стали меньше. Продажи крепких алкогольных напитков и пива в последние два года упали — запрет на ночную торговлю, увеличение акцизных ставок. Сам по себе алкоголь не зло, он есть в организме любого человека. Спортсмены пьют пиво, им это необходимо для восстановления — это же «жидкий хлеб». Конечно, они не выдувают по пять-шесть литров — им завтра тренироваться или идти на работу. Спорт налагает совсем другую ответственность с точки зрения потребления, и люди знают меру».

Про оптимизм и распоряжение временем

«Оптимист ты или пессимист — зависит от того, как ты голову настроишь. У меня она настроена на положительные мысли. Даже если случилось что-то плохое, из этого нужно сделать правильные выводы и конвертнуть в положительную сторону. Я сделал все для того, чтобы моя семья — жена, ребенок, родители — не остались бедными, если со мной что-то случится. В моей жизни были несчастные случаи, когда я на какое-то время оказывался обездвиженным, но мне не приходило в голову сдаться. Когда не можешь шевелиться, рискуешь одними только мыслями разрушить себя изнутри, если начинаешь отчаиваться. Нельзя вешать нос! Надо общаться с людьми, идти вперед — пусть фигурально, если физически идти не можешь.

Не люблю опаздывать. Лучше заранее приехать, даже на час раньше — посидеть, поработать. Не люблю и когда ко мне на встречу опаздывают: мы живем в большом городе, хочется успеть сделать многое, время распланировано и его всегда не хватает. Считаю, что времени у человека при желании хватит на все. «Нет времени на спорт» — просто отговорка».

О паратлетах и людях-спутниках

«У каждого человека есть люди-спутники. До поры до времени ты их не видишь и даже не подозреваешь об их существовании. Скажем, у нас есть паратриатлет Ярослав. Он никогда ни о чем никого не просил, а тут написал мне письмо: «Хочу участвовать в триатлоне, хочу быть спортсменом-героем, как другие паратриатлеты». И сразу оказалось, что вокруг Ярослава есть люди-спутники, которые готовы помочь ему, поддержать и морально, и финансово. Это было за два месяца до соревнований — за два месяца они подготовились, и Ярослав вышел на старт. Ему нужно было только сделать шаг, написать письмо. «Стучите, и вам откроется». Другое дело что есть двери, в которые стучать бесполезно, — надо искать другую дверь и снова стучать, и найдутся желающие помочь. Слепые триатлеты бежали и плыли в связке с сопровождающими волонтерами. Когда паратриатлеты выходили на пирс после заплыва, люди плакали — не от жалости, от восхищения силой духа.

Иногда к нам обращаются с просьбой, скажем, помочь купить велосипед. Если это взрослые и работоспособные люди — скорее всего, им откажут деликатно, но в том смысле, что мы не спонсируем увлечения взрослых мужиков. Но если есть талантливый ребенок, который способен на многое в триатлоне, а его семья не может купить за 100 тысяч рублей велосипед, который через год, когда он подрастет, нужно менять, — спонсоры помогут. Потому что дети не могут зарабатывать».

Про профессионалов и любителей

«Триатлон — один из видов спорта, где могут вместе стартовать профи и любители. Но профи бежит за золотой медалью и премиальными, а любитель — за самопреодолением: он состязается с самим собой. И для него действительно важно пробежать в этом году на минуту быстрее, чем в прошлом, пусть даже в итоге он займет сотое место и не претендует на олимпийское золото.

У нас есть триатлеты-любители, чьи велосипеды стоят по миллиону рублей. Просто потому, что это статус, они могут себе это позволить, им приятно, что те, кто разбирается, понимают, сколько стоит велик, хотя и на нем любитель не обгонит олимпийского чемпиона. Но, в отличие от сверхдорогой машины, велосипедом не пустишь пыль в глаза — проехал и проехал, большинство даже не поймет, сколько он стоит.

Другое отличие — в том, что профессионал, тренируясь и соревнуясь, думает только о спорте и о победе, ему некогда думать ни о чем другом, кроме цели. А любитель бежит и думает о близких, о себе и своей жизни, друзьях, работе. Порой после такого осмысления на финиш он приходит новым человеком».

О вреде марафона для здоровья

«Говорят, что марафон вреден для здоровья, вообще интенсивные занятия спортом вредны. На самом деле вредно пренебрегать здоровьем. Когда мы с друзьями, учась в бизнес-школе, создавали Skolkovo Triathlon Team, мы первым делом отправляли людей на медицинские и функциональные тесты, которые показывали, способен ли человек преодолеть нагрузки. И только по результатам теста определяли, с чего начинать и как тренироваться, чего нельзя ни в коем случае, что нужно для восстановления. 99 процентов любителей, которые бежали недавно Московский марафон, не знают своих функциональных порогов, не знают, в каком состоянии их сердце. Для участия нужна медицинская справка. Да, ее можно купить на улице, но я не понимаю, зачем люди это делают: такая «липа» стоит столько же, сколько нормальная справка. Это колоссальная безответственность».

О «расчете на ноль»

«Я всегда «рассчитываю на ноль». Готов начинать с нуля и к нулевому результату внутренне готов. Главное — я сам сделал то, что хотел и планировал. Когда я бываю в командировках, я в соцсети предлагаю всем желающим присоединиться к пробежке, и многие присоединяются. Когда я бежал 24-часовой благотворительный марафон, я предложил всем желающим за взнос в благотворительный фонд присоединиться ко мне и пробежать столько, сколько они хотят. Хоть сто метров. И в итоге я не бежал один ни минуты, всего пришло около 250 человек.

Все, кто тогда бежал рядом, пробежали больше, чем планировали. Тренироваться лучше в компании с кем-то. Бег — отличный инструмент социализации. Люди, которые бежали вместе со мной, выяснили, что они пересекались ранее не только на спортивных мероприятиях, но и по работе. Эти 24 часа активного общения привели к тому, что люди продолжают общаться до сих пор и ездят вместе в спортивные поездки. Участвуя в забегах, вы получаете возможность познакомиться с очень интересными людьми, и эти встречи могут оказаться судьбоносными».

Про велосипеды, чиновников и Болотную

«Количество продаваемых в России велосипедов в разы больше, чем автомобилей. Их миллионы. Но выйдя на улицу мы задаемся вопросом — где все эти велосипеды? Инфраструктура не создана. Власти должны пойти навстречу людям, которые ездят на велосипедах, и тогда сократится автомобильный трафик и увеличится количество здоровых людей. Я бы с удовольствием ездил на работу на велосипеде.

Говорят, что всему мешают чиновники, но чиновник чиновнику рознь. Мне кажется, большинство чиновников заинтересованы в том, чтобы город был удобным для жизни. Когда мы организуем соревнования, чиновники идут нам навстречу, помогают избежать ошибок, которые можно сделать из-за незнания бюрократических процедур — не там запятую поставить в документе. Когда мы заявили о желании провести соревнования с участием паратлетов, один человек позвонил и сказал, что готов сам оплатить все расходы: «Только, пожалуйста, найдите таких ребят, я хочу, чтобы у нас инвалиды могли стать героями». Бывший успешный предприниматель — ныне чиновник.

Как-то мне сказали, что мода на марафоны пошла после Болотной — мол, власти канализировали протесты в спорт, стали поощрять массовые забеги — и кончились все «болотные». Я на Болотную не ходил, эта конспирологическая версия мне кажется странной. Но бегают действительно активные граждане. Неспокойные души, которым нужна какая-то движуха. Они против маразма, они хотят жить лучше».

Ценности00:0611 января

Играют по-черному

Нацизм и рабство просачиваются в мир моды. Все оскорблены
Слава богу
Мормоны вербуют мертвецов, обучают детей сексу и веруют в Христа-американца
Победы нет
Ради мира сирийцы уничтожают собственные города
Белые рабыни
Мигранты годами насилуют британских девочек. Полиция боится обвинений в расизме
За что боролись
СПИД из Донбасса атаковал Украину. Эпидемия уже началась
На колени!
Новая ядерная стратегия США угрожает России
Другой мир
Какой была бы Россия без большевиков и советской власти
Бесполезнее вас
Самые идиотские изобретения с крупнейшей выставки электроники
Большой. Квадратный. Новый – «Гелик»
Все, что нужно знать про совершенно новый Mercedes-Benz G-Class прямо сейчас
9 ну очень странных аварий
Дорожно-транспортные происшествия, произошедшие ввиду необычных обстоятельств
Самые продаваемые в мире машины 2017 года
Продажи кроссоверов растут, легковушек — падают, а Corolla не сдается
Энергетик
Тест-драйв первого «подогретого» электро-хэтча от BMW