Сфинкс наш!

Откуда в России взялись уникальные древнеегипетские ценности

На открытии выставки "Вечный Египет" в Воронеже
Фото: Сергей Вакорин

Как Россия обрела старейшую коллекцию уникальных древнеегипетских ценностей и почему они оказались не в Москве или Санкт-Петербурге, а в Воронеже, специально для «Ленты.ру» рассказал известный российский египтолог, научный руководитель проекта «Вечный Египет» Виктор Солкин.

Первым русским человеком, ступившим на берега Нила в 1370 году, был паломник Агрефений из Смоленска. Вслед за ним с интересом обращали свои взгляды на Египет многие русские путешественники — Трифон Коробейников и Василий Гагара, Василий Поздняков и Василий Григорович–Барский. Их заметки и воспоминания, полные интересных подробностей, легли в основу целого жанра «Хождений», которым зачитывалась просвещенная Московия задолго до того, как в Европе после военной кампании Наполеона Бонапарта в Африку начался «египетский восторг».

От Дерпта до Луксора

В Египет уроженец российского города Дерпта Отто Фридрих фон Рихтер вступил весной 1815 года. Дворянин, сын богатого балтийского землевладельца, он получил блестящее образование в Москве и в Вене. Европа показалась молодому интеллектуалу скучной: он искал новые смыслы, считая, что человечество должно искать истоки мудрости на Востоке.

В доме шведского консула в Стамбуле судьба свела его со шведским проповедником Свеном Лидманом, вместе с которым они отправились в Египет, заручившись поддержкой оттоманский властей. Путешествие, начатое в апреле, продолжалось до конца августа. В нестерпимой жаре два друга, одетые в европейские одежды, исследовали пирамиды и гробницы близ Каира, знаменитые древности города Фивы, на руинах которого стоит Луксор, а затем и земли Нубии, мечтая найти дорогу в Мероэ — знаменитое царство древнего Судана.

«Дахабия» — двухмачтовая лодка путешественников — всю дорогу наполнялась приобретенными древностями. Также они вели записи, делали зарисовки памятников, некоторые из которых не сохранились до наших дней, затопленные уже в XX веке водами Нила при строительстве плотин в Асуане.

Продолжая изучение Востока в Палестине и Анатолии, Рихтер, которого так и не успели назначить на должность в российском консульстве в Стамбуле, умер от дизентерии в турецкой Смирне в 1816 году в возрасте 25 лет.

Перед смертью он успел отправить в Россию свои коллекции, а отец безвременно погибшего ориенталиста Магнус фон Рихтер принял решение передать наследие сына системе императорских университетов. Щедрый дар высоко оценил император Александр I, наградивший безутешного отца именной табакеркой с личной монограммой.

В 1915 году из-за приближавшегося к бывшему Дерпту, а теперь уже городу Юрьев, фронта Первой мировой войны коллекция древностей была эвакуирована в центральную Россию, в Воронеж, где и хранится до сих пор. Воронежцы спасли уникальные памятники, книги и рукописи во время Великой Отечественной войны.

Хранитель царских гробниц

Один из памятников, приобретенных в Луксоре Отто Фридрихом фон Рихтером, особенно интересен. Это большой, 197 см в длину, богато расписанный саркофаг великого царского писца и архитектора по имени Несипахерентахат. Он жил на рубеже XI-X веков до новой эры и был главой царских художников и мастеров, строивших последние усыпальницы для фараонов в скалах фиванского некрополя.

Известно, что именно он возглавлял комиссию, которая с разрешения духовенства вскрывала гробницы в знаменитой Долине царей, чтобы спасти царские мумии от воров. В итоге, собранные царские мумии были распределены на несколько групп и перезахоронены в особых подземных тайниках. Свое дело Несипахерентахат и его подручные сделали очень качественно: избранные им для царских останков тайники были найдены только в самом конце XIX столетия.

Мумия самого Несипахерентахата не сохранилась, однако его саркофаг является одним из самых значительных памятников истории и искусства Египта в Европе. В надписях, начертанных на нем, древнеегипетский вельможа обращается к памяти великих мастеров и архитекторов, живших за пять веков до него и сооружавших великие храмы Фив. Несипахерентахат просит предков, продолжателем традиции которых он считал себя, дать ему право присоединиться к ним в загробном мире.

Внутри саркофаг также очень богато расписан. Это целая вселенная: на терракотово-красных стенках днища изображены области иного мира и духи-хранители, а на дне — богиня Хатхор-Иментет, великая хранительница всех умерших, которая, по представлениям египтян, способна даровать вечное существование сущности человека. Саркофаг остро нуждается в реставрации и, если профессиональное вмешательство будет произведено в ближайшие годы, его можно будет показать открытым, продемонстрировав всю его красоту.

Праматерь художника

Особое внимание египтологов и искусствоведов притягивают к себе египетские собрания Эрмитажа и ГМИИ им. А.С. Пушкина. Однако в коллекции Рихтера есть бесценные памятники, которым нет аналогов в России.

Среди них каменный, богато расписанный «бюст предка», изображающий женщину, праматерь рода царского художника, жившего в XIII века до новой эры в Фивах в «Месте Истины» — особом поселении для строителей гробниц Долины царей.

На женщине — массивный трехчастный полосатый парик, широкое ожерелье «усех» из нильских цветов и их лепестков. Из-под ожерелья свисают цветок голубой водяной лилии — символа бессмертия и вечной жизни — и бутоны мака.

Такие бюсты ставили в особые ниши в прихожей дома, обращаясь к предкам с молитвами о счастье для семьи или о деторождении. Древние египтяне совершенно иначе воспринимали смерть, видели в ней всего лишь переход к иной форме существования. Мир ушедших предков, или «аху», был для них еще и пространством посредников, через которых можно было передать молитву высшим божествам.

Здесь, у ниши с образом предка повитухи принимали роды у женщин дома. Здесь же под полом, в скалистом грунте погребали рано умерших детей. Детская смертность была высокой, несмотря на очень развитую медицину. Египтяне считали, что младенец, не покинувший дом, вернется в него скорее, ведомый к родному очагу предками-хранителями. Ближайший аналог к памятнику из Воронежа — знаменитый бюст предка из собрания Галлатин , который является гордостью американского музея Метрополитен.

Вес царского золота

Один из самых древних предметов в коллекции датируется XIX веком до новой эры: это весовая гиря, выполненная из зеленоватого камня серпентина. На ней — имя великого фараона Сенусерта III, который был одним из самых успешных завоевателей Нубии, знаменитой «земли золота», располагавшейся там, где проходит сегодня граница Египта и Судана.

Осуществив несколько стремительных военных кампаний, Сенусерт III основал здесь сеть мощных крепостей, некоторые из которых были еще хорошо заметны в 1960-х годах, до того, как этот район затопили воды Нила. В центре каждой крепости, хорошо обороняемой военным гарнизоном, находились хранилища для золотого песка и слитков, которые стекались в эти центры из расположенных в восточной пустыне приисков. Работа на приисках была уделом смертников, чаще всего — осужденных и пленных рабов.

Полученное золото в крепостях обрабатывали, переплавляли в кольца и пластины, тщательно взвешивая и учитывая, а затем отправляли в столицу. На гире из воронежского собрания (в России ей аналогов нет, ближайший – в собрании парижского Лувра) указан вес — 20,5 золотых колец, что эквивалентно современным 273 граммам.

В древнем Египте денег не было вплоть до IV века до новой эры. Первыми монетами египетские цари расплачивались с греческими наемниками, в то время, как внутри страны эквивалентами были весовые меры металлов, чаще всего меди, и лишь в исключительных случаях золота.

Храмовая певица и не только

В 1892 году правитель Египта хедив Аббас Хильми обратился к дружественным державам, предлагая совершенно невероятные подарки — древние саркофаги, статуи и мумии. За несколько лет до этого в скалах фиванского некрополя был обнаружен тайник Баб эль-Газус: подземная коллективная гробница для жрецов и жриц бога Амона — верховного бога Фив.
В подземелье археолог Жорж Даресси, руководивший раскопками, следуя по следам местных гробничных воров, обнаружил 153 саркофага и множество предметов погребального инвентаря.

Лучшие памятники из этого тайника оказались в России. Дар египетских властей принимал император Александр III. Два великолепных саркофага певицы бога Амона по имени Неситауджатахет, вставленные один в другой, были разделены между университетскими собраниями Одессы и Казани.

Накладка на мумию — произведение невероятного изящества, которое передавало все очарование облика умершей красавицы — находилась непосредственно на мумии во внутреннем саркофаге. Ее император подарил юрьевскому собранию, позже она оказалась в Воронеже.

Певица бога изображена в массивном парике и украшениях, а все ее тело покрыто изображениями богинь-защитниц и духов. Объемные черные священные жуки скарабеи, символизирующие созидательную силу бога и бессмертие, катят по ее груди изображения Солнца в знак того, что ее дух бессмертен и, как и светило, взойдет, победив смерть, на горизонте.

Помимо накладки из тайника Баб эль-Газус в собрание, дополнив коллекцию Рихтера, вошли великолепные ушебти — статуэтки «ответчиков», которые должны были работать за своих владельцев — жрецов и жриц Амона на плодородных полях иного мира. Они выполнены из яркого фаянса, цвет глазури которого имитирует священный для египтян камень «мефкат» — бирюзу.

Всем миром

В собрании воронежского музей всего 159 предметов. По мировым меркам, коллекция небольшая, однако изобилующая предметами первой величины. Собрание было хорошо известно специалистам, хотя многие памятники никогда не видела публика, поскольку они не покидали запасников.

В год двухсотлетия собрания музей обратился к московским египтологам и общественности за помощью: было необходимо сделать новую египетскую экспозицию, вместо морально устаревшей, сделанной после войны.

Государственной поддержки старейшая коллекция египетских древностей, которой Россия вправе гордиться, не получила. В итоге новая экспозиция, а также первый полноценный каталог коллекции, появились вовремя благодаря простым россиянам: всего было собрано около 800 тысяч рублей. Дополнительные средства на просветительскую программу вокруг выставки предоставил Фонд Михаила Прохорова.

В музее появились современные витрины и экспликации, этикетаж на русском и английском языках, стены зала обрели цвет песков Египта, а статуи воцарились на постаментах, имитирующих любимый египтянами расколотый известняк. Помимо новой постоянной экспозиции была сделана временная выставка, рассказывающая о путешествии Рихтера и российских интеллектуалах, открывших для Европы Восток. Специально для этой части проекта известная московская библиотека им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО предоставила из своих восточных фондов уникальные книги — издания XVIII-XIX веков, рассказывающие о русском и европейском путях в Египет.

Старейшая книга, которую до 1 марта можно будет увидеть в Воронеже, была издана под личной эгидой короля Людовика XV в 1719 году и повествует о собраниях древностей в монарших домах Европы. Богато представлены и первые издания, посвященные русским путешественникам в Египте. В качестве исключения москвичи привезли на выставку подлинные работы выдающегося французского рисовальщика и гравера, спутника Наполеона и первого директора Лувра — Доминика Вивана Денона.

Хотелось подлинными памятниками показать ту интеллектуальную среду, в которой родилась мечта Отто Фридриха фон Рихтера открыть новые смыслы на Востоке, а также вспомнить, как неравнодушны россияне к культуре. Подвиг Рихтера и подвиг наших современников, решивших помочь музею и уникальной коллекции, не надеясь на чью-то иную помощь, — лучшие тому подтверждения.

Наука и техника00:0217 ноября

Льют в уши

Apple выпустила AirPods Pro за 21 тысячу рублей. Стоят ли они того?
Наука и техника00:0115 ноября

Токсичные отношения

США открыли десятки генетических лабораторий на границе с Россией. Что они скрывают?
Наука и техника00:02 7 ноября

«Красные и белые не примирятся никогда»

Гражданская война кончилась сто лет назад. Почему она до сих пор разделяет Россию?