Новости партнеров

Магаданский клондайк

Регион станет пилотным для вольной добычи золота

Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

Премьер-министр Дмитрий Медведев в середине октября согласовал поправки в закон «О недрах», позволяющие индивидуальным предпринимателям добывать золото на россыпных месторождениях. Изменения уже одобрены Минэкономразвития, Минфином, Роспотребнадзором и Роснедрами и готовы к рассмотрению Госдумой во втором чтении.

О необходимости возвращения вольной добычи золота, запрещенной в 1954 году, споры начались еще лет 20 назад. Сторонники законопроекта утверждают, что объемы добываемого золота увеличатся, а легально сдаваемый драгметалл прервет поток черного рынка. Кроме того, для населения это хороший способ заработать на жизнь. Противники частного старательства утверждают, что увеличится не рост добычи, а количество случаев воровства, махинаций и ограблений.

Легализовать непромышленную добычу россыпного золота физическими лицами пытались неоднократно. Но все предлагаемые законопроекты до сих пор отклонялись Государственной думой. Сейчас премьер-министр поддержал проект в ответ на предложение губернатора Магаданской области сделать регион пилотным для внедрения вольноприносительства. В конце 1990-х годов администрация Магаданской области уже пыталась легализовать частную добычу драгметалла. На Колыме создавали золотоприемные кассы, куда любой мог анонимно сдать ценный металл. По требованию прокуратуры эти пункты вскоре закрыли. Но глава региона Владимир Печеный не устает говорить о социальной важности легализации частной золотодобычи.

Губернатор рассказал «Ленте.ру», что на первоначальном этапе в области могут быть задействованы от 200 до 500 индивидуальных предпринимателей. Легально мыть золото отправятся прежде всего бывшие сотрудники артелей или те старатели, кто занимается добычей вне рамок правового поля. С 1954 года вольных добытчиков называют «черными старателями» или «хищниками», рассказывают о них легенды и криминальные истории.

В конфликт с правоохранителями «хищники» вступают только тогда, когда пытаются провезти металл или сбыть его. В тайге никому нет дела до человека с лотком, знающего лучше любого геолога, где и в каком количестве можно добыть металл. А дальше его ждут сотрудники правоохранительных органов. Ежегодно в конце промсезона оперативные сводки сообщают о задержанных гражданах с золотым песком или слитками. Так, в октябре нынешнего года в аэропорту Магадана задержали пассажира, на теле которого были найдены прикрепленные скотчем пакеты с золотым песком общим весом 3,7 килограмма. Специалисты оценили находку в девять миллионов рублей. В прошлом году в Якутии задержали курьера, перевозившего в северокавказский регион драгоценный песок на сумму более 77 миллионов рублей. Оперативники назвали операцию большой удачей, потому что нелегальные скупщики золота очень осторожны — их сложно поймать с поличным.

Пытающиеся сбыть золото попадают под статью 191 («Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга») УК РФ. За совершение сделки им грозит наказание в виде принудительных работ на срок до пяти лет, лишение свободы на тот же срок со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы осужденного за период до трех лет. Для организованной группы наказание еще жестче: срок увеличивается до семи лет, а штраф — до миллиона рублей.

Между тем в интернете достаточно профессиональных форумов, где даются советы о том, как лучше добыть заветные килограммы и получить за них деньги. Можно найти адреса дилеров «черного рынка», способы сбыть песок через артель и прочие хитрости нелегалов. В свое оправдание вольные старатели приводят примеры того, как пропадает золото в крупных организациях, причастных к добыче металла и производству изделий из него. И все — от Приамурья до Магадана — ждут легализации своего бизнеса, тем более что многие нашли в нем свое призвание. При этом главными противниками принятия закона выступают как раз правоохранительные структуры, опасаясь большей криминализации рынка драгоценных металлов. Хотя, казалось бы, куда больше?

Советник председателя совета директоров крупнейшей в Амурской области золотодобывающей компании «Петропавловск» Глеб Кузнецов отметил, что определение «хищники» по отношению к индивидуальным старателям в корне неверно. По его мнению, люди делают хорошее дело — дорабатывают ненужные месторождения и пытаются сами себя прокормить. «Проблема в том, что оборот драгоценных металлов в России криминализирован. Просто так владеть золотом без пробы по закону нельзя. В тот момент, когда ты лично за неделю тяжелой работы добываешь на ручейке десять граммов золота, согласно Уголовному кодексу ты становишься преступником. Усилия гражданских людей сталкиваются с практикой, принятой у силовиков. За новостями о задержаниях людей с золотым песком следуют звездочки на погоны. Теперь же придется пересматривать уголовное законодательство», — объяснил Кузнецов.

Владимир Печеный считает, что изменение законодательства как раз позволит сделать процесс добычи и сбыта металла менее криминализированным. «Потребуется принятие подзаконных нормативных актов, которые определят порядок сдачи золота, расчетов за него. Мы будем участвовать в их обсуждении и разработке. Когда-то имелся опыт работы государственных золотоприемных касс, может, он пригодится», — рассуждает губернатор. Причастные к законопроекту не опасаются, что в Магадан в поисках старательского фарта ринутся толпы авантюристов. Старательские деньги не так-то просто заработать. Достаточно взглянуть на пояснения к документу. Старатель, занявшийся добычей золота, будет освобожден от уплаты налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), но есть ряд ограничений: взрывные работы на участке проводить нельзя, а копать вглубь можно максимум на пять метров.

«Добывать рассыпное золото на территории Магаданской области смогут частные лица, им будет предоставляться земля — 0,15 квадратного километра каждому — на пять лет. Запасы на выданном месторождении не должны превышать десяти килограммов», — рассказал «Ведомостям» министр природных ресурсов Сергей Донской, добавив, что в нераспределенном фонде недр находится 200 участков с запасами золота до десяти килограммов. Участки, которые предполагается отдать под разработку ИП, содержат небольшое количество ценного металла, разрабатывать такие месторождения стандартными методами крупным компаниям невыгодно.

«И какие же они хищники? — задает вопрос Глеб Кузнецов. — Они не приносят вреда ни промышленности, ни природе. Крупные артели, добывающие золото с помощью драг (установленный на плавучую платформу агрегат, работающий по принципу многоковшового цепного экскаватора, который используется для разработки россыпей и извлечения из них ценных минералов — прим. «Ленты.ру»), разрушают реки и ручьи, загрязняют их ртутью при амальгировании. С самолета можно увидеть космические пейзажи мест, где добывали золото дражным способом. А какой вред от частников, выкопавших маленькие ямки, чтобы добыть заветный килограмм? Это всего лишь один из способов самозанятости».

На форумах вольных старателей будущие изменения бурно обсуждаются. Осторожные в прогнозах, они боятся спугнуть удачу. Ведь уже был законопроект, прошедший в Госдуме все три чтения, но потом отправленный на доработку президентом России. Те, кто верит в будущую легализацию, прогнозируют заниженную цену в официальных скупках и ужесточенное наказание за нелегальный сбыт. Как будет выглядеть вольноприносительство золота на самом деле — скоро будет ясно: Печеный уверен, что поправки в закон «О недрах» будут приняты в нынешнем году.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить