Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Шпион вышел вон

Главные кинопремьеры недели

В прокат выходит один из главных блокбастеров осени и всего года «007: СПЕКТР», где Дэниел Крейг вновь играет Джеймса Бонда. Кроме того — индейцы-каннибалы против экологов-активистов и новые российские фильмы, один из которых получился выдающимся. Все самое главное — в обзоре «Ленты.ру».

«007: СПЕКТР» (Spectre)
Режиссер Сэм Мендес

24-я серия бондианы стартует резво: Сэм Мендес одним роскошным кадром проводит агента 007 из толпы, празднующей День мертвых на улицах Мехико (маска-череп на лице Дэниела Крейга и поцелуй местной красотки прилагаются), на крышу дорогого отеля. Монтажная склейка, покушение на убийство, взрыв и порча имущества — проще говоря, Бонд вернулся и выступает в своем привычном репертуаре. Как покажет весь следующий фильм — даже в слишком привычном: в отличие от «Казино Рояль» и «Скайфолла», «СПЕКТР» так и не находит способа по-настоящему зрителя удивить.

007: СПЕКТР
IMDB

Эта предсказуемость — пожалуй, худшее, что может случиться с Бондом, героем, который за пять десятилетий бывал разным, но всегда умел поражать воображение. «СПЕКТР» же каждый раз делает именно то, чего от него ждешь. Компенсировать это не удается ни развернутыми экшен-эпизодами и погонями, ни двумя девушками для агента 007 (совсем короткий выход Моники Беллуччи и совсем унылый — Леа Сейду), ни локациями в диапазоне от Альп до Танжера, ни даже сюжетом, навязчиво закольцовывающим начатые в трех предыдущих «крейговских» сериях линии.

Сам Крейг в роли Бонда выглядит человеком, откровенно уставшим от трудной работы. В его исполнении агент 007 успел решительно посерьезнеть, по-настоящему влюбиться, пережить пару трагедий и схлестнуться в фрейдистском клинче с собственным прошлым. Когда теперь Мендес вновь выворачивает его к условной традиции, плейбойскому канону, подразумевающему не только «Астон Мартин», водку-мартини и соблазнение, но также и самоиронию, Бонд уже не находит на этот разворот сил — у него включается автопилот. Тот самый случай, когда требуется перезагрузка.

«Ангелы революции»
Режиссер Алексей Федорченко

1934 год. Бывшая героиня Гражданской, комиссар по прозвищу Полина Революция (Дарья Екамасова), собирает старых товарищей — давно променявших маузер на идеи (агитпроп с летающими собаками, симфонии заводских гудков, макеты крематориев). Именно с помощью благих идей — и условной культуры — пятерка этих ангелов революции (представляет их фильм почти в комиксной манере) попытается принести советский образ жизни хантам и ненцам с реки Казым. Те в свою очередь найдут чем заезжим просветителям ответить.

Ангелы революции
IMDB

Алексей Федорченко, режиссер выдающегося мокьюментари «Первые на Луне», продолжает искать способ для выражения в кино парадоксов и трагедий сталинской эпохи (и шире — вышедшей именно оттуда современности). И кажется, находит самую пока органичную в своей фильмографии форму — здесь ею оказывается забористый конструктивистский комикс, лубочно-авангардный коллаж анекдотов. Причем анекдотов невероятно смешных: вот в кадре звучит: «Лишь в СССР кремация будет дешева и доступна каждому», вот первым достижением бравой революционерки оказывается возврат трудящимся кефира, а вот комедию генерирует диссонанс между авангардистами и традициями севера. Но Федорченко хорошо знает и обратную сторону этого диссонанса — а смехом зритель его фильма непременно подавится. Русская история, конечно, похожа на сборник анекдотов — отрезвляюще, эффектно кровавых.

«Зеленый ад» (The Green Inferno)
Режиссер Элай Рот

В кампусе типового американского универа оживление — местный активистский кружок готовит операцию по спасению индейских племен Амазонки от чавкающих экскаваторов прогресса. Горе-экологи, впрочем, не учитывают того факта, что сами аборигены не прочь почавкать людьми — особенно теми гостями из первого мира, которые мнят себя их спасителями.

Зеленый ад
IMDB

Первые полчаса «Зеленого ада», нового хоррора от создателя «Хостелов» Элая Рота, честно говоря, невыносимы: артисты играют на уровне завязки плохого порно, сюжет отдает абсурдом, детали не отличаются правдоподобием (так, на одной и той же лекции студентам рассказывают о жизни насекомых и женском обрезании). Поэтому когда Рот все-таки перейдет к основному блюду — то есть отправит героев погостить у ярко раскрашенных каннибалов, этому повороту к расчлененке трудно будет не обрадоваться — тут «Зеленый ад» даже начнет напоминать настоящее кино. Облегчение, конечно, быстро сменится отвращением — ничего, кроме живописного запекания торсов, глотания зрачков и языков, а также прочих рецептов амазонской кухни это кино не предлагает, предпочитая испугу стабильный поток мерзости. Впрочем, высказывать претензии к представителю столь редкого поджанра, как каннибал-хоррор, глупо — никто же не обвиняет в однообразии кулинарные шоу!

«Синдром Петрушки»
Режиссер Елена Хазанова

Петя (Евгений Миронов) и Лиза (Чулпан Хаматова) любят друг друга с детства, вместе бегут от жестких родителей в Петербург, вместе строят взрослую жизнь — причем в основном на сцене: он одержим кукольным театром и свое собственное бытие тоже то и дело пытается строить как спектакль марионеток. Касается это и отношения к своей несчастной возлюбленной, которую кукловод отчаянно стремится подвесить на ниточки — парадоксальным образом анти-Пигмалиону это даже удастся.

Синдром Петрушки

Экранизация романа Дины Рубиной о трудных отношениях людей и искусства могла быть какой угодной (учитывая, что в оригинале действие происходит в карнавальной Праге, ей бы пошла, например, анимационная форма) — но режиссер Елена Хазанова выбирает самый банальный путь и читает «Синдром Петрушки» буквально, что с таким сюжетом немедленно оборачивается дешевой и неистребимой театральностью. Если кукольнику Петру удалось невозможное — превратить живую и страстную женщину в игрушечного истукана, то Хазанова проворачивает трюк еще более дикий — марионетками в ее фильме выглядят лучшие актеры страны Миронов и Хаматова.

Культура00:0522 августа
Виктор Пелевин

Жук лапкой потрогал

Виктор Пелевин об «американской гендерной шизе», которую придумали российские спецслужбы