«Смотреть на подражателей Плисецкой смешно и обидно»

Николай Цискаридзе о молодых танцорах и будущем балета

Николай Цискаридзе
Фото: предоставлено IV Санкт-Петербургским международным культурным форумом

14 декабря в Санкт-Петербурге откроется четвертый Международный культурный форум, в котором примут участие деятели искусств, политики и предприниматели из разных стран. Среди них будет и российский танцовщик, ректор Академии русского балета имени Вагановой Николай Цискаридзе. «Лента.ру» побеседовала с артистом о предстоящей работе на форуме, а также о его учениках и культурном образовании в России.

«Лента.ру»: Недавно в России отмечали 90-летие Майи Плисецкой. В ком-то из нынешних учеников вы видите возможность такой судьбы?

Николай Цискаридзе: Такие явления слишком уникальны. Майя Михайловна — великая танцовщица, перевернувшая вектор мирового балета. Наверное, с ней по значимости в мире может сравниться только Сильви Гиллем (французская балерина — прим. «Ленты.ру»).

Сейчас очень много внимания уделяется технической стороне балетной постановки. Гений Плисецкой заключался в индивидуальности и смелости. Она не боялась экспериментировать. Я не могу сказать, что она обладала классической красотой, но Майя Михайловна была шикарной и достойнейшей женщиной. Очень многие стараются идти по ее пути: так же, как она, участвовать в показах, фотосессиях для глянцевых журналов и прочее. Ничего, кроме смеха, это не вызывает. Плисецкая все уже сделала и сделала лучше. Чего я действительно не вижу, так это породы. Смотреть на ее подражателей и смешно, и обидно, потому что они никак не могут понять, что солнцу подражать нельзя — к нему можно только тянуться.

Плисецкая и в собственной семье существовала обособленно, хотя ее родные — тоже наиталантливейшие личности: художники, артисты, танцоры. Родился гений, и ничего не сделаешь.

Чему вы учите?

Профессии прежде всего. Мы пытаемся обучить мастерству, выпустить из стен учебного заведения абсолютно подготовленных для службы в театре артистов. Но индивидуальность искусственно привить нельзя — это природа.

Вы были в жюри конкурса юных талантов «Синяя птица» на телеканале «Россия 1». Какие впечатления?

С одной стороны, приятно видеть столько одаренных детей и профессиональнейших педагогов, много делающих для развития российской культуры. С другой стороны, это сложно, так как столь различные жанры искусства сопоставлять нельзя. Но у телевидения свои законы, не имеющие отношения к законам театра, и приходится им подчиняться. На мой взгляд, проект удался, и главное доказательство тому — высокие рейтинги, то есть интерес зрителей. Прекрасно, что крупный федеральный канал повернулся в сторону серьезного искусства, а главное — творческого образования, в котором Россия лидировала на протяжении многих веков. Российскому образованию, созданной и закрепленной за последние сто лет системе, нет равных нигде в мире — ни в балете, ни в музыке, ни в пении. К сожалению, во многих регионах после развала СССР все провисло. Тем не менее интерес сегодняшнего телевидения к искусству меня очень радует — не только как руководителя одного из крупных учебных заведений страны, но и просто как зрителя.

Как насчет собственных детских проектов?

У нас много всего проходит, но главная задача — обучение. К сожалению, обучение должно быть консервативным, требующим режима и дисциплины. Это главное. Мы постоянно участвуем в конкурсах, фестивалях, других мероприятиях. С одной стороны, это хорошо, а с другой — отвлекает от учебы.

Как смотрите на будущее балета? Оптимистично?

Тут все зависит от тех, кто руководит главными творческими коллективами страны. Мы просто учим. Когда дети уходят в театры, их история начинается заново. Опять же, стоит напомнить о советской системе. Во главе должен быть творческий человек с серьезным музыкальным, хореографическим или театральным образованием. Ни в коем случае нельзя ограничиваться исключительно менеджерами и искусствоведами. Последние двадцать лет показали всю трагичность ситуации.

Есть сейчас хорошие руководители?

Практически нет. Можно назвать только Валерия Гергиева. Великий музыкант возглавляет великий театр. Так и должно быть. Потому у Мариинки такие успехи. Гергиев сочетает в себе качества и менеджера, и худрука. Уникальная личность.

Что будете делать на IV Санкт-Петербургском международном культурном форуме?

Одна из главных идей академии — подготовиться к празднованию 200-летия со дня рождения великого балетмейстера Мариуса Петипа (в 2018 году — прим. «Ленты.ру»). Наша школа была его домом — он не только служил здесь как педагог и балетмейстер, но и вообще проводил тут большую часть времени и ставил практически все спектакли. Поэтому академия должна быть центром юбилейных торжеств. Мы скрупулезно храним все, что связано с именем Петипа и его творчеством.

Один из дней на форуме — 15 декабря — будет посвящен ему. Мы, в частности, рассмотрим проблемы, возникшие из-за того, что в свое время советское правительство не создало фонд Петипа. А фонды других балетмейстеров, к примеру, получают большие деньги за предоставление права поставить тот или иной спектакль. Все это привело к тому, что наследие Петипа сейчас сильно разбазарено. Нас это очень беспокоит, мы поднимем много вопросов на круглом столе. Также мы дадим небольшой концерт, основываясь на творчестве мэтра.

На какие конкретные результаты вы рассчитываете? Договоренности, может быть?

Общественность обеспокоена тем, что в Петербурге нет ни памятника Петипа, ни улицы, названной в честь него. Активисты хотели бы выдвинуть такое предложение, потому что это действительно значимая фигура. Во многих французских городах, к примеру, есть памятники Сергею Дягилеву, хотя он не француз, а представитель русской культуры. А у нас ничего нет, и очень жаль, ведь были люди, которые действительно сыграли в истории большую роль. Та же Майя Плисецкая. Это ведь крайне сложно — в таком архаичном искусстве сделать что-то, важное сразу для многих поколений. Поэтому я надеюсь, что мы справимся со своими задачами.

Культура00:3016 ноября

Право быть тварью

Кино недели: Железный занавес, месть собачника и возвращение в Хогвартс