По самые помидоры

Чем еще Москва может наказать Анкару и что получить в ответ

Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

В послании Федеральному собранию 3 декабря Владимир Путин пообещал ужесточить санкции против Турции за уничтожение российского бомбардировщика Су-24 24 ноября. Глава государства подчеркнул, что помидорами Анкара не отделается и еще не раз пожалеет о содеянном. Что может предпринять Россия и чем способны ответить оппоненты, разбиралась «Лента.ру».

Полностью закрыть авиаперелеты

Сразу после того, как стало известно, что турецкий F-16 атаковал и сбил российский бомбардировщик Су-24, Владимир Путин предрек серьезные последствия инцидента для российско-турецких отношений. Министр иностранных дел Сергей Лавров сразу порекомендовал россиянам не ездить в Турцию, и это в туриндустрии восприняли как приказ: операторы начали сворачивать турецкое направление. В тот же день запрет на продажу путевок ввел Ростуризм. Позднее запретили и чартерные рейсы в Турцию.

Несомненно, это болезненная мера для Анкары: россияне прочно занимают второе место в турецком туристическом потоке. В прошлом году Турцию, по данным министерства туризма страны, посетили 4,5 миллиона россиян, оставив на тамошних курортах порядка 3,5 миллиарда долларов. Но, как отмечает первый зампредседателя комитета Государственной думы (ГД) по экономической политике, глава делегации нижней палаты в Парламентской ассамблее черноморского экономического сотрудничества (ПАЧЭС) Михаил Емельянов («Справедливая Россия»), последствия этих санкций проявятся лишь в следующем году.

«Эти санкции носят отлагательный характер: запрет чартерных перелетов в Турцию в полной мере заработает только в мае, когда начнется высокий сезон. Сейчас чартеров летает крайне мало. На Новый год летали, но это не самое новогоднее направление», — говорит парламентарий.

Значительно быстрее Анкара почувствует на себе приостановку безвизового режима и запрет на работу в России турецким гражданам. Согласно указу Владимира Путина, эти меры вступят в силу с 1 января 2016 года.

По мнению Емельянова, в авиаперевозках гайки закручены еще далеко не полностью. «Могли бы поступить жестче: вообще запретить перелеты в Турцию, особенно в Стамбул», — полагает эсер. Он считает, что пока Россия пошла на чувствительные, но далеко не критические меры. Следовательно, вот оно — первое окно возможностей для ужесточения санкций.

Стоп торговля

С Нового года вводятся ограничения на импорт турецкой плодоовощной продукции. Под правительственный запрет попали курятина, индейка, помидоры и огурцы, цветная капуста и брокколи, апельсины и мандарины, виноград и некоторые другие фрукты и овощи, а также соль. В Турции оценивают ущерб от продэмбарго в 150 миллионов долларов.

Первые сложности у турецкого продовольствия возникли на следующий день после инцидента с российским самолетом: появились сообщения, что Федеральная таможенная служба дала негласное предписание не пропускать товары из Турции. В Калининградской области задержали 162 тонны турецкой курятины в связи с нарушением ветеринарных требований. А Роспотребнадзор уличил в несоответствии нормативам детскую одежду турецкого производства, мебель, моющие и чистящие средства.

На Турцию в России приходится 20 процентов импорта овощей и четверть — цитрусовых. С другой стороны, Турция — один из крупнейших покупателей российского зерна. Глава Минсельхоза Александр Ткачев заявил, что санкции против Турции никак не скажутся на продовольственной ситуации в России. С ним, однако, не согласился замминистра экономического развития Олег Фомичев, предупредивший о вероятности «незначительного» роста цен на овощи и фрукты.

Промтовары гоу хоум

Турция поставляла в Россию не только помидоры. И с промтоварами все куда сложнее. «Пока турецкие фирмы сохранили практически все свои контракты. Россия поступила достаточно мягко, санкции серьезные, но не исчерпывающие. Видимо, было решено дать Турции возможность одуматься, — рассуждает Михаил Емельянов. — Но если противостояние продолжит обостряться, есть серьезные рычаги экономического воздействия: полный запрет полетов, причем в высокий сезон, запрет на импорт промышленной продукции, особый режим допуска турецких компаний на российский рынок». Правда, предостерегает эсер, это возымеет «обратное воздействие на российскую экономику».

«Если полностью запретить импорт турецких товаров, то легкую промышленность, ширпотреб заместить сравнительно легко, а вот автокомпоненты — в этом сегменте Турция очень серьезно работает — непросто, это нам самим ущерб. То же со строительными компаниями. Турецкие подрядчики и субподрядчики вовлечены в строительство аэропортов, стадионов, другой инфраструктуры чемпионата мира 2018 года. Есть и другие важные стройки. Такой запрет — это серьезно, это потеря огромных денег, но мы ставим под угрозу и сами проекты», — объясняет Емельянов.

По данным турецкой Ассоциации экспортеров автопрома, в 2014 году экспорт транспортных средств и автокомпонентов в Россию составил 800 миллионов долларов, из них на автокомпоненты пришлось 440 миллионов долларов. Кроме того, в России работает 14 турецких предприятий по производству изделий для автомобилей: сидений, стекол, карданных валов и других. Запрет на ввоз турецких автокомпонентов может привести к остановке некоторых российских предприятий. Поэтому если эмбарго на промтовары и будет вводиться, то точечно, чтобы эффект бумеранга не поразил уже нашу экономику.

Культура

Противостояние Москвы и Анкары затронуло и общественную сферу. 1 декабря в Москве был закрыт российско-турецкий научный центр Всероссийской библиотеки иностранной литературы имени Рудомино (РТНЦ ВГБИЛ). А Минобрнауки решило вернуть на родину российских студентов, которые обучаются по обмену в Турции. Удары обидные, но для экономики несущественные — по крайней мере, в краткосрочной перспективе. И Россия, безусловно, продолжит эту линию. 4 декабря в Татарстане при Казанском федеральном университете приостановил работу турецкий центр. Вероятно, санкции последуют и далее, но прогнозировать, как далеко можно зайти в гуманитарной сфере, довольно сложно.

Заморозить «Аккую»

Еще один вопрос — что будет с крупнейшим проектом Росатома, строительством первой в Турции АЭС «Аккую», соглашение о которой было подписано в 2010 году. Ее стоимость оценивается в 22 миллиарда долларов, из которых 3 миллиарда Россия уже инвестировала.

«Многие эксперты утверждали, что АЭС нам невыгодна: если посмотреть, то мы строили ее фактически за свои деньги. Там 22 миллиарда долларов инвестиций, когда они окупятся и как турки их будут возвращать, зависит от тарифов на электроэнергию, это долговременный проект. Поэтому если с ним что-то случится — ради бога!» — уверен Емельянов.

Военное сотрудничество

А вот тут потери неизбежны. «Мы должны были поставить туда противотанковые комплексы "Корнет" и еще целый ряд изделий военно-технического назначения. Теперь не будем, — говорит Михаил Емельянов. — Понятно, в условиях такой напряженности мы не можем вооружать своего потенциального противника. С другой стороны, потеря рынков сбыта на таком чувствительном направлении, как экспорт вооружений — тоже нехорошо».

Он подчеркивает, что сотрудничество было взаимовыгодным. «Досадно и обидно, что так все произошло. Турция очень сдержанно вела себя и в грузинском, и в украинском конфликтах», — сетует эсер.

Снова признать геноцид армян в 1915 году

Эффективный и болезненный способ вставить Турции дипломатическую шпильку, не потратив на это ни копейки денег. Строго говоря, российская Госдума уже принимала заявление, осуждающее организаторов геноцида армян 1915-1922 года и признающее 24 апреля Днем памяти жертв геноцида. Но это было еще в 1995 году. А сейчас ничто не мешает повторить, тем более что еще не закончился 2015-й — год столетия организованной в бывшей Османской империи резни.

Лидеры «Справедливой России» Сергей Миронов и Николай Левичев уже внесли в Госдуму законопроект об уголовной ответственности за отрицание факта массовых убийств армян турками во время Первой мировой войны. Дабы ни у кого не оставалось сомнений в том, что речь именно об инциденте с Су-24, Миронов предлагает считать геноцид армян и уничтожение Су-24 преступлениями без срока давности. Впрочем, зампред комитета Совета Федерации по международным делам Леонид Тягачев считает, что спекуляции по поводу геноцида армян в Османской империи сейчас неуместны, поэтому судьба законопроекта под вопросом.

Чем нам ответят

Стороны уже приступили к обмену «любезностями» в самой чувствительной сфере — газовой. Сразу две важные новости от 3 декабря: российское правительство все-таки решило заморозить строительство «Турецкого потока», который должен был избавить Россию от украинского транзита. По подсчетам турецких парламентариев, ужесточение санкций может стоить Турции 20 миллиардов долларов в год или 3 процентов ВВП. В ответ Анкара и Баку решили ускорить строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP), чтобы запустить его раньше 2018 года. Об этом после переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым рассказал турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу. Кроме того, Анкара попробует ускорить совместный с Китаем, Казахстаном, Грузией и Азербайджаном проект создания транспортного коридора в Европу в обход российской территории. Так что мальчиком для битья Турция быть не собирается.

Именно этим объясняется осторожность реальных шагов российского руководства на фоне жесткой риторики, считает финансовый омбудсмен Павел Медведев. «Рычагов у нас много, но у Турции не меньше. Мы на этот раз повели себя достаточно осторожно, не рубили с плеча, как в случае контрсанкций против Польши, к примеру. Очень на это надеюсь», — сообщил он «Ленте.ру».

Серьезным ударом для России стало бы ограничение движения российских судов через Босфор и Дарданеллы: это бы помешало снабжению нашей группировки в Сирии. Однако согласно международному законодательству такое едва ли возможно. Павел Медведев считает, что Турция не осмелится на закрытие черноморских проливов для российского судоходства. Да и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал такой вариант «апокалиптическим». Зато Турция вполне может усложнить процедуру прохождения Босфора российскими судами. «Автомобили с товаром из Турции задерживаются таможенниками в России, — поясняет Медведев. — Они подают идею туркам: конечно, те не могут перекрыть проливы. Но проверять, не везет ли судно из России вместо нефти наркотики, могут вполне». А это, конечно, создаст дополнительные трудности.

Впрочем, Павел Медведев надеется на постепенное затихание конфликта Москвы и Анкары. «Речь (послание Путина Федеральному собранию — прим. «Ленты.ру») была сдержанная. И еще дает надежду, что лимоны продолжат ввозить. Помидорами не отделаются, но лимоны пропустят», — подытожил финансовый омбудсмен.

подписатьсяОбсудить
Международный инвестиционный форум «Сочи-2016»
На черноморском побережье стартует главное экономическое событие осени
«Главная цель — благополучие людей»
Президент ЦСР Павел Кадочников о новой программе экономического развития России
«Мы переживаем время возможностей»
Глава АИЖК о том, когда ставки по ипотеке упадут ниже 10 процентов
Пенсионный улучшайзинг
Смогут ли россияне накопить себе на пенсию без помощи государства
Ким КардашьянЧто угрожает Кардашьян
Семь самых ярких пранков со знаменитостями
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Перешли все границы
Как провести ночь в двух странах, не выходя из комнаты
Ниже плинтуса
Снимать квартиру в Москве стало неприлично дешево
Заодно похудели
Как купить квартиру при зарплате в 60 тысяч рублей в месяц, не имея накоплений?
Кадр из мультипликационного фильма "Окно", 1966 годКупили на свою голову
За право жить в апартаментах придется ежегодно платить сотни тысяч рублей
Развод на 450 миллионов
Как выглядит самый дорогой в мире дом