Регионы-2015

Итоги года: десятка событий отнюдь не губернского масштаба

Фото: Павел Смертин / ТАСС

Блэкаут в Крыму и аресты губернаторов, особенности голосования и война с мэрами, судебные процессы и кадровые просчеты с далеко идущими последствиями… 2015 год показал, что политики в жизни российских регионов все больше — как и рисков для тех, кто ею занимается, а количество неприкосновенных стремится к нулю.

Маршальские жезлы

В двух регионах, где власть не менялась в течение многих лет, — Тамбовской и Пензенской областях, до недавнего времени управляемых старожилами российской политики Олегом Бетиным и Василием Бочкаревым — была опробована не вполне обычная схема передачи власти. На выборы в сентябре партия власти выдвинула руководителей региональных законодательных собраний: в Пензе — Ивана Белозерцева, в Тамбове — Александра Никитина. Политики, давно и прочно встроенные в региональные вертикали, легко прошли через праймериз и прямое голосование, набрав более 80 процентов.

Сдвоенный прецедент, по отзывам политологов, вдохновил коллег Белозерцева и Никитина из других субъектов Федерации. Теперь реальную перспективу возглавить регион имеет не только мэр областной, республиканской, краевой или окружной столицы — традиционный преемник из местных для многих территорий. Отныне и главный региональный депутат — лицо высокопоставленное, но лишенное реальных рычагов власти — вполне может претендовать на подобное развитие карьеры. Тем более что с мэрами в уходящем году дело обстояло непросто.

Мэрский конфликт

Противостояние губернатора и руководителя губернской столицы было весьма характерно для политической жизни России девяностых. Однако и при устоявшейся вертикали власти, как показывает практика, вполне возможны подобные сюжеты. Так, в Новгородской области Сергей Митин ничуть не скрывает желания сместить городского главу Юрия Бобрышева, и в Карелии конфликт — между республиканским главой Александром Худилайненом и мэром Петрозаводска Галиной Ширшиной, «Яблоко».

Ключевую роль тут играют городские парламенты, настроенные против градоначальников. Инкриминируется мэрам в основном бездействие в выполнении муниципальных функций. А в случае с Бобрышевым речь еще идет об игнорировании требований федерального законодательства по обеспечению жильем детей-сирот. Сторонники Ширшиной, отвечая на претензии, указывают на то, что без средств, к примеру, дорожного фонда — которыми ведает администрация области — о ремонте улиц можно забыть вообще.

Весной полномочия мэра Великого Новгорода были прекращены гордумой. Ожидается, что схожее решение на декабрьском заседании примет и Петросовет — где весь год готовились поставить Галине Ширшиной «неуд». Юрий Бобрышев успешно оспорил решение гордумы в Новгородском областном суде и продолжает руководить городом. Что же касается Ширшиной, то ей нечто подобное лишь предстоит — и финал ее битвы за Петрозаводск, скорее всего, войдет в итоги уже 2016 года.

Первый второй

Единый день голосования-2015 принес в политический ландшафт нечто новое — то есть забытое старое. Оппозиционный мэр теперь стал, скорее, вариантом региональной политической нормы. Встречаются и губернаторы, представляющие не «Единую Россию». Однако второй тур на губернаторских выборах — а именно это случилось в уходящем году — дело небывалое с зимы 2005 года, с голосования в Ямало-Ненецком округе.

Спустя десять лет в Иркутской области до второго тура дошло соперничество и.о. действующего губернатора Сергея Ерощенко («Единая Россия») и депутата Госдумы от КПРФ Сергея Левченко. В результате выборы выиграл представитель компартии — что, безусловно, расстроило функционеров ЕР, но куда больше порадовало тех, кто стремится не только к честности выборов, но и к их реальной состязательности.

Не меньший повод задуматься для единороссов — результаты Александра Козлова в Амурской области и Леонида Маркелова — в Марий Эл. Обоим с большим трудом удалось перевалить за пятидесятипроцентный барьер и избежать второго тура. Показатели Козлова еще можно списать на политическую молодость героя: бывший мэр Благовещенска переместился в кресло своего патрона Олега Кожемяко после того, как тому пришлось в спешном порядке возглавить Сахалинскую область. А вот Маркелов, управляющий республикой последние полтора десятка лет, получил весьма серьезный сигнал о своем карьерном будущем.

«Светнаш»

Энергетическая блокада Крыма, затеянная представителями радикального меджлиса, продлилась более двух недель. Итоги беспрецедентного противостояния самые разнообразные. Владимир Путин открыл первую очередь энергомоста с «материка» — строительство, учитывая обстоятельства, пришлось ускорить. А для республиканского руководства продолжительный блэкаут послужили еще одним поводом для спора с федеральным центром о полномочиях — и особенно их финансировании.

Уроки энергоблокады, несомненно, скажутся на разных уровнях власти. Очевидно, что особый федеральный округ России и в наступающем году не перестанет привлекать внимание сложностью своих схем взаимодействия с центром. Вне зависимости от наличия или отсутствия тока в передающих сетях.

Уральские операторы

Пост «политического» вице-губернатора Челябинской области — заместителя главы региона, отвечающего за внутреннюю политику этого промышленного региона — обсуждалась на федеральном уровне весь минувший год. Сначала был арестован Николай Сандаков, обвинение которому за месяцы следствия смягчилось со взятки на мошенничество. Его преемник Иван Сеничев был отстранен от работы после публикации аудиозаписи его разговоров с бизнесменами, оказывавшими администрации охранные и лизинговые услуги. Основные мотивы для отстранения — конфликт интересов и неэтичность некоторых высказываний: Сеничев, в частности, применил к подведомственному региону нецензурный эпитет.

В декабре Иван Сеничев подал заявление об отставке. Его сменщик, кем бы он ни был, попадет в крайне сложную ситуацию: до выборов в Госдуму — лишь девять месяцев, а регион нельзя отнести к разряду простых. Остается только предполагать, как два кадровых просчета на позиции политического оператора региона скажутся на результатах — прежде всего в одномандатных округах.

Сидеть!

Четыре года общего режима — именно столько, по мнению суда, должен провести в местах лишения свободы бывший губернатор Брянской области Николай Денин, ранее покинувший пост в связи с утратой доверия главы государства. По версии следствия, Денин превысил полномочия, отправив в начале 2010-х более двадцати миллионов рублей из бюджета области на поддержку птицефабрики «Снежка» — предприятия, принадлежащего семье Дениных.

Еще два губернатора «медведевского призыва» — Александр Хорошавин и Вячеслав Гайзер — в 2015 году отправлены в СИЗО. Показательные аресты глав регионов-доноров, Сахалинской области и Республики Коми — с демонстрацией крупных сумм наличности, золотых ручек, коллекций часов и т.п. — вполне претендуют на статус основных событий нынешнего года. Тезис «неприкосновенных нет» выражает основное настроение как федерального центра, так и региональных политиков первого и прочих эшелонов. Скорее всего, его актуальность в 2016 году подтвердится не раз.