Не только Украина

Какой будет внешняя политика России в 2016 году

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Ушедший 2015-й Россия закончила в плюсе. Умело разыграв имеющиеся козыри — профессионализм дипломатов и наличие боеспособных вооруженных сил, — Москва добилась того, что об ее изоляции к концу года уже никто не заикался. Стало очевидно, что без участия России решить главные мировые проблемы вряд ли получится. В 2016-м ей предстоит, говоря языком финансистов, зафиксировать прибыль. Удастся ли это сделать — покажет время, а пока «Лента.ру» предлагает читателям перечень основных трендов и вызовов, с которыми российской внешней политике придется иметь дело в наступившем году.

Сирия — дипломатия вместо бомбардировок

В 2015-м, начав военную операцию в Сирии, Россия вернула себе статус страны с глобальными интересами. В 2016-м как минимум какое-то время ВКС РФ продолжат наносить удары по позициям «Исламского государства» (ИГ, группировка запрещена в России). Однако пока не ясно, как долго продлится кампания и какова ее финальная цель.

Слова президента Владимира Путина о том, что «эти операции не будут проводиться вечно» и что они являются поддержкой наступления армии Башара Асада, ответа на этот вопрос не дают. Нет единого мнения на этот счет и у аналитиков; многие из них предупреждают, что существует риск «увязания» в Сирии, чего всеми силами стоит избегать. Приемлемой стратегией выхода может стать следующий сценарий: Россия сворачивает операцию после того, как силы ИГ будут вытеснены с территории Сирии на территорию находящегося в сфере ответственности американцев Ирака.

Трансформировать первоначальный пропагандистский эффект от успеха авиаударов по ИГ в создание большой антитеррористической коалиции (о которой Путин говорил с трибуны ООН) не получилось. Вряд ли удастся сделать это и в 2016-м. У американцев уже более года существует своя коалиция. Россию в нее если и готовы принять, то лишь на правах младшего партнера, что Москву явно не устраивает.

Вероятность же того, что США присоединятся к альянсу Россия — Иран — Ирак — Сирия, и вовсе равна нулю. При этом Саудовская Аравия в конце минувшего года создала собственную коалицию из мусульманских стран. Для Москвы это обстоятельство имеет значение, поскольку созданный саудитами блок, вероятно, будет заниматься не только и не столько борьбой с ИГ, сколько сдерживанием партнера России — Ирана.

Более понятными и благоприятными выглядят перспективы Венского процесса. Хотя конфликт Москвы и Анкары осложнил его ход, скорее всего, участникам переговоров удастся прийти к согласию. Тем более что один из главных источников разногласий — судьба Асада — был устранен: к концу 2015-го о его немедленной отставке как предварительном условии политического урегулирования в Сирии говорить уже перестали. В целом на сирийском направлении в 2016 году Москва будет делать ставку именно на дипломатию, а не на силовые возможности. Вероятность того, что Россия начнет сухопутную операцию в Сирии, крайне мала.

На западном фронте без перемен

Отношения России и Запада в 2015 году несколько улучшились, но это не значит, что в новом году они станут хорошими. Вашингтон готов взаимодействовать с Москвой на тех направлениях, где это ему выгодно: Сирия, Иран, Афганистан, возможно, борьба с наркотрафиком и терроризмом — но не более того. Ситуация усугубляется тем, что 2016-й в США пройдет под знаком президентской кампании. Из всех участников гонки только Дональд Трамп еще не успел отметиться резкими антироссийскими заявлениями. Однако победа эксцентричного миллиардера маловероятна.

В Кремле и на Смоленской площади понимают, что после того, как претендент на президентское кресло добивается успеха, тональность его заявлений обычно смягчается, тем не менее резкая критика, а порой и настоящие оскорбления в адрес российского руководства отношений между странами «не озонируют». К тому же для большинства участников президентской гонки-2016 антироссийская риторика — это не просто предвыборный прием, а демонстрация личных убеждений.

Ждать смягчения или отмены антироссийских санкций не только в 2016-м, но и в последующие несколько лет не стоит. На этом фоне задача российской внешней политики на американском направлении — привыкнуть к тому, что плохие отношения — это надолго, стараться поддерживать конструктивный диалог там, где это возможно, и не допускать обострений.

Что касается Европы, тут ситуация несколько лучше, но обольщаться относительно готовности Брюсселя нормализовать отношения с Москвой не стоит. Среди членов Евросоюза есть государства, заинтересованные в снятии с России торговых ограничений. Однако не эти страны задают тон в ЕС. Кроме того, Евросоюз в настоящее время раздираем внутренними противоречиями, которые Брюссель надеется отодвинуть на второй план, говоря о необходимости консолидации всех сил перед лицом внешнего вызова — России.

Впрочем, осторожный оптимизм внушает то, что Восточный комитет германской экономики не оставляет попыток достучаться до фактического лидера ЕС Ангелы Меркель, напоминая ей, что предприниматели несут убытки из-за потери российского рынка. Еще одна важная тенденция — в нескольких крупных странах ЕС продолжают усиливаться позиции евроскептических партий, настроенных пророссийски. Москве стоит использовать этот ресурс, но делать это аккуратно, поскольку слишком очевидная поддержка с ее стороны может негативно сказаться на имидже этих партий.

Дружба с драконом

Ушедший 2015 год был очень важным для российско-китайских отношений. С одной стороны, он показал сближение на политическом уровне. Вехой стало подписание заявления о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути — до этого КНР ни с одним союзом договоров не заключала, работая с государствами только на двусторонней основе. Кроме того, именно Китай стал первым государством, которому Россия продала комплекс С-400.

С другой стороны, минувший год показал, что в диалоге Москвы и Пекина экономика за политикой не поспевает. Устранение этого дисбаланса должно стать приоритетом для России. Также в новом году Москве необходимо активизировать интеграционные процессы в Евразии, заметно затормозившиеся в 2015-м.

Надоедливая Украина

Сдавая сирийский экзамен и налаживая диалог с Европой, Россия не должна запускать и постсоветское пространство. В 2016 году ей придется решать проблемы и в этом направлении. Прежде всего речь, конечно, идет об Украине. Конец 2015 года прошел под знаком разочарования украинской повесткой. И дело не только во внешних партнерах Киева (здесь можно вспомнить призывы вице-президента США Джо Байдена к федерализации Украины, а также признание украинского долга России суверенным со стороны Международного валютного фонда), но и во внутренней политике страны.

Системный экономический кризис, помноженный на разочарование населения в деятелях Майдана, неуловимо меняет общественно-политическую ситуацию на Украине (по всем опросам, за 2015 год нынешняя власть в Киеве — основные представленные в парламентской коалиции партии — существенно потеряла в рейтингах). Соответственно, единственное, что может нынешний Киев — это постоянно играть на обострение отношений с Россией. Отказ выплачивать долги, блокада Крыма, обострение ситуации на Донбассе — все это лишь первые ласточки. В 2016 году Россия столкнется с крайне агрессивной Украиной, стремящейся либо спровоцировать нас на ответные действия, либо выбить дополнительные уступки. И в этой ситуации главной задачей Москвы будет сохранить умеренность, избежать излишней агрессии в отношении Киева (которая мобилизует украинское население и заставит Европейский союз выступать в поддержку украинских властей).

На первый взгляд может показаться, что Россия попалась на украинскую удочку, — Владимир Путин заявил, что не собирается сидеть и смотреть на деятельность украинских радикалов. «Мы не можем отдать на съедение националистам тех людей, которые на юго-востоке страны проживают. И не только русских, но и русскоязычное население, которое ориентируется на Россию», — заявил президент. На Украине эти слова интерпретируют однозначно: как скрытую агрессию. Однако речь идет о неуклонном курсе России на выполнение Минских соглашений. Если эту работу довести до конца, Украина станет федеративным государством, и в стране появятся легальные силы, с которыми можно вести переговоры.

Другой вопрос, что заставить Украину имплементировать соглашения будет непросто. В феврале 2016 года истекает время, установленное для принятия Киевом согласованных с ополченцами конституционных поправок и закона о местных выборах. Сделано этого, скорее всего, не будет. Поэтому придется либо снова переносить сроки, создавая неприятный прецедент украинской вседозволенности, либо идти на односторонние шаги, подрывающие минский формат (например, проводить в одностороннем порядке выборы в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках). Выход из этого тупика Кремлю придется искать вместе с Европой, которая точно так же заинтересована в деэскалации.

Приднестровье

Помимо Украины на постсоветском пространстве есть и другие точки, которые в 2016 году потребуют российского внимания. Прежде всего это, конечно, Приднестровье. Республика, являющаяся оплотом России в регионе, находится в состоянии блокады со стороны соседних Украины и Молдавии. По сути, Киев и Кишинев хотят задушить ее экономическими мерами. Молдавия желает как минимум добиться реинтеграции Приднестровья в свое политическое, экономическое и информационное пространство.

Ситуацию усугубляет тот факт, что с января 2016 года перестает работать режим преференциальной торговли между ПМР и ЕС. В результате приднестровские компании теряют еще и европейский рынок. Судя по всему, на сегодняшний день у России нет стратегии решения этой проблемы. Да, республику можно спасти через сравнительно небольшие финансовые вливания, однако Москве нужно не создавать очередное дотационное государство, а сохранить эффективный промышленный форпост в черноморском регионе, своего рода витрину для молдавского населения, уставшего от своих проевропейских политиков.

Кавказское направление

Интересные события в 2016 году ожидаются и на Кавказе. Эксперты не исключают заключения стратегического соглашения между Азербайджаном и Россией, которое не только привяжет вотчину Ильхама Алиева к Евразийскому интеграционному проекту, но и поможет Москве занять активную позицию по карабахской проблеме. Да, российско-турецкое обострение поставило под вопрос успех этих переговоров, однако Ильхам Алиев обеспокоен перспективой освобождения из-под санкций враждебно настроенного к нему Ирана и желает приобрести надежного гаранта безопасности, — а Турция с ее нынешней авантюристической политикой таким гарантом быть не может. Еще одним важным кавказским трендом может стать стимулирование российско-грузинского диалога. Владимир Путин уже анонсировал долгожданную отмену визового режима. Для России нормализация связей с Грузией очень важна: в случае успеха все увидят, что Кремль готов выстраивать отношения даже со странами, которые придерживаются прозападного вектора развития. Если, конечно, для них этот вектор не означает превращение в антироссийский форпост.

подписатьсяОбсудить
00:08 30 сентября 2016

В созыве посвежело

За кого на самом деле голосовал Путин и другие российские избиратели
Международный инвестиционный форум «Сочи-2016»
На черноморском побережье стартует главное экономическое событие осени
«Главная цель — благополучие людей»
Президент ЦСР Павел Кадочников о новой программе экономического развития России
«Мы переживаем время возможностей»
Глава АИЖК о том, когда ставки по ипотеке упадут ниже 10 процентов
Пенсионный улучшайзинг
Смогут ли россияне накопить себе на пенсию без помощи государства
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Ким КардашьянЧто угрожает Кардашьян
Семь самых ярких пранков со знаменитостями
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США