Новости партнеров

Не того пола ягодка

Каково быть женщиной-трансгендером в мужской тюрьме

Тара Хадсон

В Великобритании прогремело несколько громких историй, связанных с женщинами-трансгендерами, попавшими в исправительное учреждение для мужчин. Они оказывались там по разным причинам, но всякий раз общественность задается вопросом, правильно ли это. Тара Хадсон, определившая себя женщиной, рассказала The Telegraph о том, как оказалась среди заключенных не того пола и как в итоге правительство все же признало ее истинную гендерную принадлежность.

Тюремная слава

Всего несколько лет назад Тару Хадсон звали Реймондом Аароном Дэвидом. По мере взросления Реймонд начал понимать правду о себе, в возрасте 17 лет изменил свое имя на женское и сделал первые шаги к изменению пола.

26-летняя Тара живет в британском городе Бат. Девушка широко известна в сообществе трансгендеров — постоянно участвует в конкурсах красоты, работает ведущей и моделью. Но в 2015 году Тара влипла в нехорошую историю: ее арестовали за драку в баре. Она признала себя виновной, однако проблема состояла в том, что срок заключения за совершенное преступление длительностью 12 недель девушка должна была отбывать в мужской тюрьме — по той простой причине, что в соответствии с удостоверяющими личность документами Хадсон все еще мужчина.

Участь Тары вызвала широкий резонанс в национальных СМИ. Мать девушки Джекки Бруклин, поддерживаемая другими активистами, составила петицию, в которой потребовала перевести Хадсон в женскую тюрьму.

В течение недели прошение, которое разместили на портале Change.org, собрало около 160 тысяч подписей. В результате министерство юстиции приняло решение о переводе девушки в другое исправительное учреждение — из мужской тюрьмы Horfield в Бристоле ее перевезли в женское учреждение Eastwood Park, расположенное в графстве Глостершир на западе Великобритании.

Хадсон до сих пор вспоминает то, что пережила в Horfield.

Животная реакция

«Это было какое-то безумие. Меня первой вытащили из машины и повели внутрь. На меня реагировали, как на Бейонсе. Когда я зашла в тюрьму, услышала крики заключенных, которые вели себя, как обезьяны в зоопарке», — рассказывала Тара.

Девушку отвели в индивидуальную камеру и посоветовали не контактировать с другими заключенными ради своей же безопасности. Она слышала, как надзиратели обсуждали ее, недоумевая, почему в тюрьме оказалась женщина.

«Я решила, что с моей стороны будет вежливо и правильно открыть люк своей камеры и поговорить с ними. После этого я начала общаться со всеми. Один парень в шутку попросил меня показать грудь. Другой поддержал меня, сказав, что меня должны были направить в тюрьму для женщин», — вспоминает Тара.

Что с ней делать?

По словам Тары, несколько раз она столкнулась с демонстративно негативным отношением. Однако большинство мужчин проявили понимание. Поведение охраны и тюремного руководства — вот что доставляло Хадсон настоящие неприятности. Они совершенно не знали, что с ней делать и как себя вести.

«Там было много идиотов, но мне очень помогло то, что я умею общаться с такими парнями. Первые два дня охрана держала меня взаперти, пока остальные заключенные гуляли, чтобы мне не сделали ничего плохого», — вспоминает Тара.

Сразу после того, как СМИ обратили внимание на историю девушки, работники тюрьмы принесли Таре мешок с женским бельем и косметическими средствами и перевели ее в другую камеру, потому что бывшие соседи в попытках наладить общение кричали ей непристойности.

«Я не относилась к этому как к домогательствам или агрессии. Для меня это были признания в любви, почитании и восхищении. Но надзиратели были настороже, и за семь дней я сменила три камеры», — рассказывает Хадсон.

Ничего нельзя

В конце концов Тару перевели в ближайшую женскую тюрьму. Но пока группа поддержки и прочие сочувствующие радовались за нее, сама девушка не могла сказать, что условия ее заключения стали хоть немного лучше.

«Меня поместили в специальное крыло. Первые несколько дней меня не выпускали одновременно с другими, но девушкам позволяли навещать меня. Например Шона Хоар, которая отбывает срок за убийство, пришла ко мне и дала пару советов о том, как вести себя со СМИ. Но мне на протяжении всего срока заключения было запрещено к кому-либо заходить», — вспоминает Хадсон.

Тара чувствовала себя ущемленной, ее тяготили ограничения, с которыми она столкнулась из-за отсутствия документа, подтверждающего ее половую принадлежность.

В тюрьме она познакомилась с еще одним заключенным-трансгендером, который только начал формировать себя как женщина, зато уже оформил необходимые документы. «Не хочу показаться нетерпимой, но по сравнению со мной она выглядела как мужик в юбке. То, что ей позволяли находиться со всеми в большом крыле, а мне нет, было издевательством», — возмущается Тара.

Большинство заключенных и охранников обращались с ней хорошо. Но однажды работница тюрьмы довела ее до слез, сказав, что ни в мужской тюрьме, ни в женской ей не рады. «Но раз уж правительство решило, что твое место здесь, тебе придется придерживаться наших правил», — сказала надзиратель.

Пора действовать

Тара понимала, что все случившееся — только ее вина. Она признается, что ей было лень пройти все необходимые бюрократические процедуры для получения документа: никак не могла найти на это время.

История с Тарой подтолкнула членов парламента Великобритании изыскать возможность упрощения процесса признания половой принадлежности. Сейчас в Великобритании сертификат, подтверждающий изменение пола, стоит 140 фунтов стерлингов (около 200 долларов). Процесс получения документа, включающий в себя медицинские обследования, может затянуться на несколько лет. Следуя примеру Ирландии, правительство планирует утвердить онлайн-форму, которая позволит пользователям выбрать пол без интенсивного обследования и консультаций с юристами.

Хадсон положительно отнеслась к этому решению: «Уверена, что не только я вовремя не получила этот лист бумаги. Иначе не было бы других женщин-трансгендеров, страдающих в мужских тюрьмах».

Единственное ее опасение связано с тем, что начинание правительства так и не будет реализовано и в подобную ситуацию попадут другие трансгендеры. Хадсон не верит, что чиновники скоро перейдут от слов к делу. По ее мнению, пройдет еще много времени, пока все не встанет на свои места.

Из раза в раз

Не всем британским заключенным-трансгендерам повезло так, как Хадсон. В ноябре 2015 года 38-летняя британка Джоанн Лэфэм была найдена повешенной в камере тюрьмы Woodhill. В том же месяце погибла 21-летняя заключенная Вики Томсон, отбывавшая срок в мужской тюрьме Leeds в Западном Йоркшире.

Несмотря на возмущение общественности история Тары повторилась в январе 2016 года: женщину-трансгендера Давину Айртон признали виновной в изнасиловании 15-летней девочки, которое она совершила в 2004 году, еще будучи мужчиной; срок ей предстоит отбывать в мужской тюрьме.

До вынесения приговора 4 марта обвиняемая Айртон останется под стражей в мужской тюрьме Винчестера, поскольку судья решил, что она может представлять опасность для самой себя: в прошлом у нее были попытки суицида.

Из жизни00:0414 сентября
In this Sept. 18, 2013 file photo, law enforcement officials from multiple agencies examine the two cars pulled from Foss Lake, in Foss, Okla. The state medical examiner released autopsy reports identifying two of the bodies as 16-year-old Jimmy Allen Williams and 42-year-old Cleburn Hammack. They were among the remains of six bodies found the in two cars

«Это безумно пугает»

На дне озер иногда скрываются страшные тайны. Их раскрывают случайные люди
Из жизни00:05 8 сентября

«Обреченность висела в воздухе»

Они оказались в море среди акул и умирали один за другим. Выживших спасли советские моряки