«Мы увидим усиление критических настроений»

Валентина Матвиенко о курсе рубля, ценах на нефть и популистах в Думе

Фото: «Лента.ру»

Резкое падение стоимости нефти и курса рубля отразится не только на экономических показателях страны и бюджетном планировании, но и на внутренней политике, в том числе на осенних выборах в Государственную Думу. «Лента.ру» решила обсудить положение дел в стране со спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко.

«Цены на нефть вряд ли вернутся»

«Лента.ру»: Как вам курс доллара?

Валентина Матвиенко: С этим вопросом все просыпаются и бегут к телевизору, чтобы узнать, какой сегодня курс доллара. Да, волатильность продолжается, и это связано с ценой на нефть. Разброс мнений по этому вопросу очень широкий. Я полагаю, что нынешнее соотношение рубля и доллара достаточно адекватно отражает сложившиеся реальности. Вряд ли нас ждут скачкообразные колебания курса.

Но рубль продолжит слабеть на фоне падающей нефти?

К сожалению, курс рубля зависит от нефтяных котировок. Но я склонна поддержать мнение ряда серьезных аналитиков, утверждающих, что весомых оснований для такой низкой цены на углеводороды нет. Да, объективные факторы имеются — снижение темпов роста мировой экономики и, соответственно, уровня потребления нефти, замедление экономики Китая. Однако присутствует и рукотворный фактор — я имею в виду политическую составляющую.

Какую именно?

Вспоминаю, что еще во времена Советского Союза президент США Рональд Рейган сказал, что если опустить цену на нефть до десяти долларов, то экономика СССР рухнет. Заметьте, что прецедентов столь резкого падения цены на нефть — за год в четыре раза — в мировой экономике еще не было. Я отдаю себе отчет в том, что цены на углеводороды вряд ли вернутся на прежний уровень в ближайшие годы. Вместе с тем, по мнению аналитиков, справедливая цена на нефть сейчас должна варьироваться в диапазоне 50-60 долларов за баррель.

Вот почему при формировании бюджета мы исходили именно из этого ценового коридора. Однако цена в 50 долларов, заложенная в бюджет, оказалась слишком оптимистичным сценарием. И теперь мы — органы исполнительной и законодательной власти — вынуждены совместно готовить различные сценарии корректировки бюджета с учетом дальнейшего возможного падения цены на нефть.

Сокращение расходной части бюджета на 10 процентов обсуждается специалистами едва ли не с первых чисел января...

Хотела бы заметить, что окончательное решение еще не принято. Считаю, что механический подход — бездумное урезание расходов ровно на 10 процентов — неприемлем. Необходимо подождать до конца первого квартала 2016 года, чтобы понять, как будет развиваться ситуация: продолжится ли падение или нефть остановится в определенном ценовом коридоре. Исходя из этого и надо готовить корректировки бюджета. При этом, я повторю, недопустимы механические урезания бюджета на некую сумму.

А какие допустимы?

Я считаю, что нам и нашим коллегам, с которыми мы активно работаем над этой проблемой, — профильному комитету Государственной Думы и правительству — при корректировке бюджета надо исходить из следующего. Бюджет должен в полном объеме исполнять социальные обязательства — выплаты пенсий, пособий, зарплат бюджетникам. Это непререкаемый приоритет. Второе — скорректированный бюджет должен быть нацелен на поддержку высокотехнологичных отраслей, которые играют роль драйверов роста экономики, обеспечивают импортозамещение. Мы должны, подчеркиваю, сконцентрироваться именно на таких отраслях. И еще один приоритет — обеспечение надежной обороноспособности и безопасности страны.

А остальное — в зоне риска?

Ну почему же, так вопрос не ставится. Надо сосредоточить усилия на поиске дополнительных возможностей наполнения доходных статей бюджета. Эти возможности далеко не исчерпаны. В частности, надо навести порядок в капитальном строительстве, установить более жесткий контроль за государственными, региональными и муниципальными закупками. Следует проанализировать принятые программы, оставить только самые приоритетные — и таким образом высвободить средства для ключевых программ, проектов.

В послании Федеральному собранию президент России, говоря о путях расширения налоговой базы, отметил важность поддержки малого и среднего бизнеса. Это особенно гибкий сектор экономики — он быстрее приспосабливается к новым условиям, обеспечивает устойчивость экономики.

Немалыми резервами развития располагают регионы. В самом деле, даже в нынешних сложных условиях в ряде субъектов Российской Федерации отмечен ощутимый рост промышленности, сельского хозяйства. Он не произошел сам по себе. За этим стоит серьезная, продуманная работа региональных властей, регионального бизнеса по приведению в действие имеющихся резервов развития. А они есть практически в каждом субъекте Российской Федерации. Надо просто заниматься этим, исходя из того, что реализация внутренних ресурсов роста — основной источник расширения налогооблагаемой базы, а следовательно — и наполнения доходных статей регионального, муниципального бюджета.

Если вернуться к федеральному уровню, то и здесь возможностей повышения доходов бюджета немало. Взять, например, алкогольный рынок. Сегодня это большая «дыра», куда утекают бюджетные доходы. От государства зависит наведение здесь должного порядка. (Уже после того, как состоялось интервью, Совет Федерации поддержал инициативу российского правительства и Минфина по введению государственной монополии на рынке спирта — прим. «Ленты.ру»).

Мы поддерживаем предложение Министерства финансов о создании условий для более эффективного администрирования таможенных сборов, поскольку здесь тоже хватает «дыр». По итогам 2015 года — 4 триллиона рублей кредиторской задолженности. То, что она образовалась в таком объеме, — показатель низкой финансовой дисциплины в исполнении бюджета. Убеждена, что в первую очередь надо серьезно и системно работать над решением названных и других подобных вопросов, коих немало, а не ставить во главу угла поиск «чего бы урезать», какие статьи расходов сократить.

Апокалипсис России не грозит. Страна сохраняет макроэкономическую стабильность, финансовую устойчивость. У нас положительное сальдо внешней торговли. Ряд отраслей и системных предприятий и в нынешних кризисных условиях демонстрируют жизнеспособность. Поэтому я считаю, что у нас есть предпосылки остановить рецессию и вернуться к экономическому росту. Безусловно, это потребует от органов исполнительной и законодательной власти корректировки плана антикризисных мер. Необходимо все уточнить с учетом того, как развиваются события. У нас есть основания для оптимизма не только в долгосрочной, но и в краткосрочной перспективе.

Главное — самим не создавать себе проблем. И прежде всего — не повышать налоговую нагрузку на население, на бизнес. Это должно быть аксиомой, неоспоримым правилом. А вот что касается расширения налогооблагаемой базы — здесь немало направлений, по которым надо работать.

Например каких?

Например, создание новых точек экономического роста. Я убежденная сторонница того, что строительная отрасль — серьезный драйвер экономики. Необходимо, чтобы ипотечные кредиты выдавались населению не под 12 процентов и выше, а под 8. Остальные четыре процента правительство должно банкам компенсировать. Это приведет к росту объемов строительства, что не только генерирует огромную прибыль, решает социальные вопросы, но и дает мультипликативный эффект: будут развиваться металлургия, производство стройматериалов, расти занятость. Это и приведет в итоге к расширению налоговой базы. Те 4 процента, что компенсирует банкам правительство, окупятся сторицей.

«У нас не было никаких протестов»

Как в палате регионов оценивают внедрение системы «Платон»?

В принципе, сама идея правильная. Мы здесь не придумали никакого ноу-хау, это мировая практика. Чтобы приводить в порядок дороги, строить новые, ремонтировать, нужны финансовые ресурсы. Правильно сделали, что вернулись к созданию дорожных фондов, но их надо еще за счет чего-то наполнять. Тупо финансировать из одного только федерального бюджета не получится, и плата за проезд, в том числе и тяжелых грузовиков, которые, конечно, наносят большой вред дорогам, — мера нормальная.

Другое дело — как идея реализована. Система новая — ее работу надо было отладить, отработать в экспериментальном режиме, разъяснить людям, подготовить их. Тогда не было бы такой реакции. Сейчас, насколько я знаю, есть намерение продлить работу «Платона» в опытном режиме, чтобы досконально все отладить.

Мы в Петербурге одними из первых построили платную дорогу — Западный скоростной диаметр. И прежде чем ввести плату, провели информационную работу, обсудили с автомобилистами стоимость проезда, отладили технику, которая тоже может давать сбои. И когда мы все запустили, у нас не было никаких протестов. Поэтому проблемы системы, я считаю, большей частью организационные. Надо всегда вести диалог, как следует готовиться.

Вернемся к эффективному администрированию бюджета. Росалкогольрегулирование было недавно передано в ведение главы ФНС Михаила Мишустина. Произведено некоторое усиление, говорят даже о создании суперведомства по сбору доходов, и эксперты очень поддерживают эту идею…

Я тоже поддерживаю, но сейчас ее интерпретируют по-разному. Например, говорят о создании суперведомства — министерства по доходам. На мой взгляд, оценка несколько поспешная. Но, повторю, сама идея создания под контролем министерства финансов единой информационной базы по всем источникам доходов, налогов и сборов — идея продуктивная. Надо, чтобы она была прозрачная и понятная. Тогда, безусловно, администрирование доходов улучшится.

Взять Таможенную службу. Речь о ее закрытии не идет и не может идти, у нее свои функции, которые может выполнять только она. Но взять под контроль доходы в этой сфере, идущие в бюджет, — это верное решение.

Понятно, что реализация этих и других новаций — дело не быстрое. Ломать легче, чем создавать. Действовать в этом направлении надо плавно, поэтапно. Нужно время, спокойная, кропотливая, последовательная работа, а главное — понимание того, как можно поставить доходы под контроль, каким образом его осуществлять, чтобы не ухудшить ситуацию, не навредить.

Со временем мы выйдем на некую организационную структуру. Но сейчас я не вижу такой возможности и, думаю, нужен тщательный анализ — как все объединить и улучшить администрирование.

«Критиковать у нас умеют все»

Будет ли оказана поддержка регионам, увеличатся ли трансферты?

По инициативе нашей палаты, Государственной Думы, партии «Единой России» в нынешнем году объемы выделения бюджетных кредитов регионам увеличены более чем вдвое: с 145 миллиардов до 310 миллиардов рублей. Мы внимательно мониторим ситуацию в регионах. Ряд регионов находится в зоне риска из-за высокой задолженности, есть угроза неисполнения ими социальных обязательств перед населением.

Конечно, такие регионы должны быть на контроле у министерства финансов. Вместе с тем все мы должны помнить: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Никто не освобождает руководителей регионов, местного самоуправления от ответственности за развитие экономики, стабильность бюджетов. Жизнь показывает: при прочих равных условиях результаты в этой сфере у разных регионов и муниципальных образований далеко не одинаковые. Просто одни работают, а другие ждут очередных бюджетных кредитов и трансфертов. Кризис заставляет подтягиваться управленческие команды регионов, муниципальных образований. Антикризисных менеджеров у нас немного, надо этому учиться.

19 января открылась последняя сессия Госдумы шестого созыва. В связи с предвыборным периодом работа парламента как-то изменится?

Безусловно, предвыборный период наложит определенный отпечаток на деятельность Государственной Думы: депутаты постараются чаще бывать в регионах, встречаться с избирателями. Естественно, займутся предвыборной кампанией…

…и популистскими инициативами?

Есть такая опасность. Будет большой соблазн вносить, вбрасывать законы, которые бы понравились избирателям. В сложившихся условиях это недопустимо. Честнее говорить людям правду, чем давать невыполнимые обещания. Люди научились отличать обещания от дела. Уверена: партии, действующие методом посулов, не обретут большой поддержки избирателей.

Надеюсь, Государственная Дума не пойдет на принятие законов, угрожающих финансовой стабильности в стране. Во всяком случае, мы как палата регионов такого не допустим. Для этого и существует механизм двухпалатного парламента — дополнительный фильтр.

Конечно же, мы увидим обострение политической борьбы, увидим усиление критических настроений, тем более что критиковать у нас умеют все. Но это предвыборный год, от этого политического жанра никуда не деться. Ничего страшного.

Ваша палата уже готова к роли «плохого полицейского»?

Скорее, стабилизатора.

Я о другом: готов ли Совет Федерации идти на непопулярные меры в условиях предвыборного года — резать бюджет там, где это необходимо, брать на себя ответственность такого рода? Понятно же, что выборы повлияют на риторику депутатов Государственной Думы.

Что касается бюджета — как я уже говорила, требуется консолидированное решение правительства и Федерального собрания. А чтобы находить приемлемые решения, правильно расставлять приоритеты, правительство не должно делать это в закрытом режиме. В обсуждении должны принимать участие и депутаты, представляющие интересы своих избирателей, и сенаторы, представляющие интересы регионов.

Да, всем нам предстоит нелегкая, сложная и кропотливая работа. Все, связанное с бюджетом, надо считать не на сотни, а на десятки миллионов, — образно говоря, экономить по копеечке, по рублю. Избавляться от неэффективных расходов, направлять сэкономленные средства в приоритетные отрасли, чтобы минимизировать последствия кризиса.

Вообще, за любые вопросы, касающиеся бюджета, политическую ответственность несет не только правительство, но и Федеральное собрание, обе его палаты. Мы это хорошо понимаем и популизма не допустим.

подписатьсяОбсудить
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей