Тюрьмы особого назначения

Как живут самые опасные преступники на свете

Камера Коротышки в мексиканской тюрьме «Альтиплано», откуда ему удалось сбежать
Камера Коротышки в мексиканской тюрьме «Альтиплано», откуда ему удалось сбежать
Фото: Edgard Garrido / Reuters

24 января в американском городе Санта-Ана впервые за 20 лет трое заключенных сбежали из тюрьмы особо строгого режима. Преступники распилили толстые стальные прутья, пробрались через водопроводную трубу и спустились с высоты пятиэтажного дома на самодельной веревке из постельного белья и одежды. Пока власти штата Калифорния ищут злоумышленников, «Лента.ру» рассказывает о пенитенциарных заведениях, прославившихся строгостью своих порядков и мер безопасности.

Камеры и собаки Хоакина Гусмана

Наркобарон Хоакин Гусман Лоэра по прозвищу «Эль-Чапо» (Коротышка) в январе 2016-го в третий раз угодил за решетку. Его поместили в «Федеральный социальный центр реадаптации № 1» — ту самую знаменитую тюрьму «Альтиплано», из которой глава картеля «Синалоа» сбежал несколькими месяцами ранее.

Коротышка известен тем, что способен располагать к себе охранников с помощью коктейля из личной харизмы и колоссальных взяток. Во время первого срока заключения он смог установить особые отношения с 78 работниками из числа обслуживающего персонала, по сути, превратив охранников в своих слуг. В результате, когда в 2001-м Гусман решил, что ему пора выйти на свободу, покинуть стены тюрьмы для него не составило проблемы. Второй раз Коротышку задержали спустя 13 лет и поместили в «Альтиплано».

Архитекторы тюрьмы особого режима прекрасно понимали, для какой страны предназначен их проект: внешние стены возведены из бетона метровой толщины, чтобы частные армии наркокартелей не могли протаранить их или взорвать. На внутренней территории расквартирован практически полноценный военный контингент с армейским вооружением и бронетранспортерами.

В радиусе десяти километров практически не работает мобильная связь, а воздушное пространство закрыто для любых летательных аппаратов. Впрочем, все это не остановило Гусмана: его сообщники прорыли тоннель, и 11 июля 2015 года наркобарон бежал.

На третий раз власти решили перестраховаться — теперь Коротышку охраняют «собачьи пары»: сотрудники полиции и натасканные на запах преступника псы постоянно дежурят в месте его заключения. Причем само это место постоянно меняется: Гусмана переводят из камеры в камеру через произвольные промежутки времени, без какой-либо схемы.

Для него выделено больше тридцати помещений со спецконтролем: каждую ночь Коротышка вынужден менять «место жительства» по несколько раз. Все просматривается камерами видеонаблюдения, способными давать изображение в тепловом спектре и даже предугадывать поведение преступника: если системе искусственного интеллекта поведение Эль-Чапо покажется подозрительным, об этом будут уведомлены охранники. На касках у них, кстати, теперь тоже видеорегистраторы. Да и под «Альтиплано» уже так просто не подкопаться: под полом — стальные балки диаметром почти в два сантиметра.

Для Коротышки сформировано даже отдельное тюремное подразделение, занятое исключительно охраной «первого лица». Его побег в 2015 году — позор для всей мексиканской правоохранительной системы. Власти надеются, что «Альтиплано» станет последней остановкой на криминальном пути «Эль-Чапо».

Гнетущая тишина «Флоренции»

Нет, это отнюдь не туристическая Флоренция эпохи Возрождения. Это вообще не в Италии. Федеральная тюрьма ADX Florence располагает комплексом особого режима, куда обычно направляют всех экстрадированных в США террористов. Он был создан в 1994 году после всплеска тюремных бунтов и восстаний по всей стране: тогда власти осознали, что преступников с несколькими пожизненными сроками не испугать перспективой нового судебного расследования или даже смертной казнью.

В частности, в 1983 году произошел инцидент, ставший вехой в истории американских исправительных заведений: заключенные одной из тюрем Иллинойса — члены неонацистской группы «Арийское братство» — убили двоих охранников. Для одного из убийц, Томаса Сильверстайна, впервые был введен особый режим «без человеческого контакта», который правозащитники сравнили с пыткой.

«Мы не можем казнить его, и у нас нет другого выбора, кроме как превратить его жизнь в ад. Иначе другие заключенные тоже будут убивать охранников. Они должны понять, что если они переступят черту, их ждет расплата», — говорил в интервью журналисту Питу Эрли чиновник уголовно-исполнительного ведомства.

Сильверстайна перевели в ADX Florence сразу после открытия комплекса, а его «эксклюзивный» режим был распространен на всех заключенных новой «Флоренции». Сильверстайну впервые за двадцать лет все-таки удалось вступить в диалог с человеком: он перекрикивался с обвиняемым в атаке на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 1993 года. Но через несколько дней между их камерами возвели звукопоглощающую стену, и общение прекратилось. Сегодня в этой тюрьме находятся террористы (включая организатора взрыва на бостонском марафоне Джохара Царнаева и исламистов, связанных с атаками 11 сентября), высокопоставленные изменники родины и лидеры наркокартелей.

В каждой камере площадью восемь квадратных метров — цементные стол, стул и кровать с цепями для фиксации особо буйных, туалет, работающий по таймеру душ и лампочка, которую может выключить только охрана. Пять раз в неделю узники могут заниматься спортом в течение часа — для этого их по одному выводят в помещение, похожее на осушенный бассейн. За зарядкой наблюдают минимум три охранника одновременно. За примерное поведение заключенных поощряют. Например, возможностью чуть больше времени проводить вне камеры или установкой в нее черно-белого телевизора, показывающего обучающие и религиозные программы.

Это настоящий храм изоляции. Все двери контролируются удаленно, внутри камер не слышно посторонних звуков, из маленького окна шириной 10 сантиметров видно только небо и крышу, чтобы преступник не смог понять, где именно внутри тюремного комплекса он находится.

В самом центре «Флоренции» расположена «Черная дыра» или «отделение Z». Это комплекс абсолютно темных и звуконепроницаемых камер, куда преступников полагается помещать в случае массового неповиновения, приковывая их к кроватям. Хотя бунт в ADX Florence практически исключен: в условиях звукоизоляции и полного отсутствия контактов друг с другом заключенные просто не смогут скоординировать свои действия.

Учтено, кажется, все: над территориями под открытым небом натянуты антивертолетные тросы, прочитанные узниками книги перлюстрируются на предмет оставленных там кодов и шифровок, а из поступающих в тюрьму газет изымаются некоторые материалы — в частности, удаляются статьи о годовщинах атак 11 сентября.

В 2007-м журналистов впервые пустили внутрь ADX Florence. Те отметили «гнетущее чувство тишины» и абсолютный, механистический порядок тюрьмы. Пока американская «Флоренция» справляется и с задачей содержания самых опасных злодеев, и с программой реабилитации агрессивных преступников: некоторым после долгих лет примерного поведения разрешается посещать групповые занятия, а особо отличившихся вернули обратно в те тюрьмы, из которых они были переведены на особый режим.

Клетка для китайских «тигров»

Вождь коммунистической революции Китая Мао Цзэдун говорил: «Наши тюрьмы отличаются от темниц прошлого — они одновременно и школы, и фабрики, и фермы». Если на Западе «особый режим» предназначен для террористов, убийц и разбойников, то в Китае, говоря об «особой тюрьме», чаще всего имеют в виду Циньчэн. Она была построена в конце 1950-х при тесном сотрудничестве с СССР и предназначалась для потерпевших поражение в гражданской войне членов партии Гоминьдан. Сейчас у нее репутация VIP-тюрьмы «для своих» — попавших в немилость чиновников. Содержатся там и рядовые зэки — преимущественно политические. Это единственная тюрьма в стране, подконтрольная не министерству юстиции, а министерству общественной безопасности КНР.

В Циньчэн отбывали срок и вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин, и десятый Панчен-лама Чокьи Гьялцен, и целая плеяда высокопоставленных деятелей КНР. Сейчас камеры пополнились благодаря объявленной председателем Си Цзиньпином борьбе с коррупцией: придя к власти, он призвал бить «и по тигру, и по мухе», то есть не щадить ни крупных, ни мелких коррупционеров. В частности, именно в этой тюрьме находится бывший член Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, считавшийся неприкосновенным, а ныне приговоренный к пожизненному заключению. В Циньчэне сидит и Бо Силай, в прошлом один из политиков высшего эшелона.

Корреспондент The South China Morning Post смог снять тюрьму Циньчэн снаружи

Циньчэн предполагалось использовать в рамках концепции «лаогай» — принудительного труда заключенных, поэтому тюрьма разделена на четыре секции. В первой — здания с камерами и для высокопоставленных, и для обычных заключенных, во второй — административные строения и рабочие цеха, а в третьей — поля для принудительных работ. Четвертый сектор отдан под жилье обслуживающего тюрьму персонала.

Первоначально для узников было построено четыре трехэтажных здания — каждому преступнику полагалось помещение площадью 20 квадратных метров. Внутри камеры — только кровать и две маломощные лампы под потолком — для темного и светлого времени суток. В камерах рядовых зэков было одно окно, для привилегированных преступников — два, однако их закрасили белой краской. В 1967-м возвели шесть новых строений, уменьшив площадь камер почти вдвое, а унитазы заменив дырками в полу. У арестантов тут нет права на имя: они идентифицируются сочетанием из двух чисел. Например, заключенный 6835 был посажен в 1968 году и стал 35-м по счету узником этого года.

Положение внутри тюрьмы всецело зависит от ранга заключенного, определяемого исходя из его социального статуса до получения срока и тяжестью проступка. От этого зависит не только качество камеры, но и частота посещения душа (раз в неделю или раз в месяц), и возможность читать книги в местной библиотеке.

Для попавших в немилость важных чиновников предусмотрен ряд послаблений: они могут ходить в гражданской одежде, а не тюремной униформе, смотреть телевизор с двух до девяти вечера и пить молоко на завтрак. Обеды для них готовит специально приглашенный повар одной из местных гостиниц. Очевидцы говорят, что для наиболее статусных товарищей в тюрьме готовили даже суп из акульих плавников. После каждого приема пищи чиновникам выдают по яблоку.

Будни обычных заключенных намного суровее. Простые узники Циньчэня рассказывали о постоянном голоде и побоях. «Еды лишали в качестве наказания. Одно из самых безобидных — истощить заключенного, а потом дать ему миску залитой маслом лапши. Большинство после такого "питания" вынуждено пропустить несколько последующих приемов пищи», — вспоминает правозащитник Вэй Цзиншэн, который сидел в Циньчэне в 1970-х. Впрочем, самой распространенной пыткой, по его словам, были обычные избиения.

Злую шутку судьба сыграла с архитектором Циньчэна — Фэн Цзипином: он сам сюда попал по обвинению в госизмене. «Если бы я знал, что мне придется отбывать здесь срок, я бы сделал эту тюрьму получше», — сетовал архитектор.

Обсудить
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
Валентина ТерешковаПо космическим законам
Как Терешкова принесла соревнование с американцами из космоса в политику
«У молодых вообще нет собственной позиции»
Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
Казус Чудновец
Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Мило ДжукановичИнтриги Черной Горы
Зачем Подгорица обвиняет Москву в попытке переворота
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Мне хардбольно
Как играют в самую травмоопасную военно-спортивную игру
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Тир во время чумы
Как тренировка в стрелковом клубе обернулась смертью инструктора и ученика
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Белая вдова
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Джеки» до «Тони Эрдманна»
Орхан Памук«Ни одна жизнь не достойна романа»
Орхан Памук о современной Турции и противостоянии Востока и Запада
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Лучшее от Italdesign за 10 лет
Девять проектов Italdesign Giugiaro, которые не оставят равнодушными
6 самых необычных военных машин
Военная техника, от которой волосы встают дыбом
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды