Тюрьмы особого назначения

Как живут самые опасные преступники на свете

Камера Коротышки в мексиканской тюрьме «Альтиплано», откуда ему удалось сбежать
Камера Коротышки в мексиканской тюрьме «Альтиплано», откуда ему удалось сбежать
Фото: Edgard Garrido / Reuters

24 января в американском городе Санта-Ана впервые за 20 лет трое заключенных сбежали из тюрьмы особо строгого режима. Преступники распилили толстые стальные прутья, пробрались через водопроводную трубу и спустились с высоты пятиэтажного дома на самодельной веревке из постельного белья и одежды. Пока власти штата Калифорния ищут злоумышленников, «Лента.ру» рассказывает о пенитенциарных заведениях, прославившихся строгостью своих порядков и мер безопасности.

Камеры и собаки Хоакина Гусмана

Наркобарон Хоакин Гусман Лоэра по прозвищу «Эль-Чапо» (Коротышка) в январе 2016-го в третий раз угодил за решетку. Его поместили в «Федеральный социальный центр реадаптации № 1» — ту самую знаменитую тюрьму «Альтиплано», из которой глава картеля «Синалоа» сбежал несколькими месяцами ранее.

Коротышка известен тем, что способен располагать к себе охранников с помощью коктейля из личной харизмы и колоссальных взяток. Во время первого срока заключения он смог установить особые отношения с 78 работниками из числа обслуживающего персонала, по сути, превратив охранников в своих слуг. В результате, когда в 2001-м Гусман решил, что ему пора выйти на свободу, покинуть стены тюрьмы для него не составило проблемы. Второй раз Коротышку задержали спустя 13 лет и поместили в «Альтиплано».

Архитекторы тюрьмы особого режима прекрасно понимали, для какой страны предназначен их проект: внешние стены возведены из бетона метровой толщины, чтобы частные армии наркокартелей не могли протаранить их или взорвать. На внутренней территории расквартирован практически полноценный военный контингент с армейским вооружением и бронетранспортерами.

В радиусе десяти километров практически не работает мобильная связь, а воздушное пространство закрыто для любых летательных аппаратов. Впрочем, все это не остановило Гусмана: его сообщники прорыли тоннель, и 11 июля 2015 года наркобарон бежал.

На третий раз власти решили перестраховаться — теперь Коротышку охраняют «собачьи пары»: сотрудники полиции и натасканные на запах преступника псы постоянно дежурят в месте его заключения. Причем само это место постоянно меняется: Гусмана переводят из камеры в камеру через произвольные промежутки времени, без какой-либо схемы.

Для него выделено больше тридцати помещений со спецконтролем: каждую ночь Коротышка вынужден менять «место жительства» по несколько раз. Все просматривается камерами видеонаблюдения, способными давать изображение в тепловом спектре и даже предугадывать поведение преступника: если системе искусственного интеллекта поведение Эль-Чапо покажется подозрительным, об этом будут уведомлены охранники. На касках у них, кстати, теперь тоже видеорегистраторы. Да и под «Альтиплано» уже так просто не подкопаться: под полом — стальные балки диаметром почти в два сантиметра.

Для Коротышки сформировано даже отдельное тюремное подразделение, занятое исключительно охраной «первого лица». Его побег в 2015 году — позор для всей мексиканской правоохранительной системы. Власти надеются, что «Альтиплано» станет последней остановкой на криминальном пути «Эль-Чапо».

Гнетущая тишина «Флоренции»

Нет, это отнюдь не туристическая Флоренция эпохи Возрождения. Это вообще не в Италии. Федеральная тюрьма ADX Florence располагает комплексом особого режима, куда обычно направляют всех экстрадированных в США террористов. Он был создан в 1994 году после всплеска тюремных бунтов и восстаний по всей стране: тогда власти осознали, что преступников с несколькими пожизненными сроками не испугать перспективой нового судебного расследования или даже смертной казнью.

В частности, в 1983 году произошел инцидент, ставший вехой в истории американских исправительных заведений: заключенные одной из тюрем Иллинойса — члены неонацистской группы «Арийское братство» — убили двоих охранников. Для одного из убийц, Томаса Сильверстайна, впервые был введен особый режим «без человеческого контакта», который правозащитники сравнили с пыткой.

«Мы не можем казнить его, и у нас нет другого выбора, кроме как превратить его жизнь в ад. Иначе другие заключенные тоже будут убивать охранников. Они должны понять, что если они переступят черту, их ждет расплата», — говорил в интервью журналисту Питу Эрли чиновник уголовно-исполнительного ведомства.

Сильверстайна перевели в ADX Florence сразу после открытия комплекса, а его «эксклюзивный» режим был распространен на всех заключенных новой «Флоренции». Сильверстайну впервые за двадцать лет все-таки удалось вступить в диалог с человеком: он перекрикивался с обвиняемым в атаке на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 1993 года. Но через несколько дней между их камерами возвели звукопоглощающую стену, и общение прекратилось. Сегодня в этой тюрьме находятся террористы (включая организатора взрыва на бостонском марафоне Джохара Царнаева и исламистов, связанных с атаками 11 сентября), высокопоставленные изменники родины и лидеры наркокартелей.

В каждой камере площадью восемь квадратных метров — цементные стол, стул и кровать с цепями для фиксации особо буйных, туалет, работающий по таймеру душ и лампочка, которую может выключить только охрана. Пять раз в неделю узники могут заниматься спортом в течение часа — для этого их по одному выводят в помещение, похожее на осушенный бассейн. За зарядкой наблюдают минимум три охранника одновременно. За примерное поведение заключенных поощряют. Например, возможностью чуть больше времени проводить вне камеры или установкой в нее черно-белого телевизора, показывающего обучающие и религиозные программы.

Это настоящий храм изоляции. Все двери контролируются удаленно, внутри камер не слышно посторонних звуков, из маленького окна шириной 10 сантиметров видно только небо и крышу, чтобы преступник не смог понять, где именно внутри тюремного комплекса он находится.

В самом центре «Флоренции» расположена «Черная дыра» или «отделение Z». Это комплекс абсолютно темных и звуконепроницаемых камер, куда преступников полагается помещать в случае массового неповиновения, приковывая их к кроватям. Хотя бунт в ADX Florence практически исключен: в условиях звукоизоляции и полного отсутствия контактов друг с другом заключенные просто не смогут скоординировать свои действия.

Учтено, кажется, все: над территориями под открытым небом натянуты антивертолетные тросы, прочитанные узниками книги перлюстрируются на предмет оставленных там кодов и шифровок, а из поступающих в тюрьму газет изымаются некоторые материалы — в частности, удаляются статьи о годовщинах атак 11 сентября.

В 2007-м журналистов впервые пустили внутрь ADX Florence. Те отметили «гнетущее чувство тишины» и абсолютный, механистический порядок тюрьмы. Пока американская «Флоренция» справляется и с задачей содержания самых опасных злодеев, и с программой реабилитации агрессивных преступников: некоторым после долгих лет примерного поведения разрешается посещать групповые занятия, а особо отличившихся вернули обратно в те тюрьмы, из которых они были переведены на особый режим.

Клетка для китайских «тигров»

Вождь коммунистической революции Китая Мао Цзэдун говорил: «Наши тюрьмы отличаются от темниц прошлого — они одновременно и школы, и фабрики, и фермы». Если на Западе «особый режим» предназначен для террористов, убийц и разбойников, то в Китае, говоря об «особой тюрьме», чаще всего имеют в виду Циньчэн. Она была построена в конце 1950-х при тесном сотрудничестве с СССР и предназначалась для потерпевших поражение в гражданской войне членов партии Гоминьдан. Сейчас у нее репутация VIP-тюрьмы «для своих» — попавших в немилость чиновников. Содержатся там и рядовые зэки — преимущественно политические. Это единственная тюрьма в стране, подконтрольная не министерству юстиции, а министерству общественной безопасности КНР.

В Циньчэн отбывали срок и вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин, и десятый Панчен-лама Чокьи Гьялцен, и целая плеяда высокопоставленных деятелей КНР. Сейчас камеры пополнились благодаря объявленной председателем Си Цзиньпином борьбе с коррупцией: придя к власти, он призвал бить «и по тигру, и по мухе», то есть не щадить ни крупных, ни мелких коррупционеров. В частности, именно в этой тюрьме находится бывший член Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, считавшийся неприкосновенным, а ныне приговоренный к пожизненному заключению. В Циньчэне сидит и Бо Силай, в прошлом один из политиков высшего эшелона.

Корреспондент The South China Morning Post смог снять тюрьму Циньчэн снаружи

Циньчэн предполагалось использовать в рамках концепции «лаогай» — принудительного труда заключенных, поэтому тюрьма разделена на четыре секции. В первой — здания с камерами и для высокопоставленных, и для обычных заключенных, во второй — административные строения и рабочие цеха, а в третьей — поля для принудительных работ. Четвертый сектор отдан под жилье обслуживающего тюрьму персонала.

Первоначально для узников было построено четыре трехэтажных здания — каждому преступнику полагалось помещение площадью 20 квадратных метров. Внутри камеры — только кровать и две маломощные лампы под потолком — для темного и светлого времени суток. В камерах рядовых зэков было одно окно, для привилегированных преступников — два, однако их закрасили белой краской. В 1967-м возвели шесть новых строений, уменьшив площадь камер почти вдвое, а унитазы заменив дырками в полу. У арестантов тут нет права на имя: они идентифицируются сочетанием из двух чисел. Например, заключенный 6835 был посажен в 1968 году и стал 35-м по счету узником этого года.

Положение внутри тюрьмы всецело зависит от ранга заключенного, определяемого исходя из его социального статуса до получения срока и тяжестью проступка. От этого зависит не только качество камеры, но и частота посещения душа (раз в неделю или раз в месяц), и возможность читать книги в местной библиотеке.

Для попавших в немилость важных чиновников предусмотрен ряд послаблений: они могут ходить в гражданской одежде, а не тюремной униформе, смотреть телевизор с двух до девяти вечера и пить молоко на завтрак. Обеды для них готовит специально приглашенный повар одной из местных гостиниц. Очевидцы говорят, что для наиболее статусных товарищей в тюрьме готовили даже суп из акульих плавников. После каждого приема пищи чиновникам выдают по яблоку.

Будни обычных заключенных намного суровее. Простые узники Циньчэня рассказывали о постоянном голоде и побоях. «Еды лишали в качестве наказания. Одно из самых безобидных — истощить заключенного, а потом дать ему миску залитой маслом лапши. Большинство после такого "питания" вынуждено пропустить несколько последующих приемов пищи», — вспоминает правозащитник Вэй Цзиншэн, который сидел в Циньчэне в 1970-х. Впрочем, самой распространенной пыткой, по его словам, были обычные избиения.

Злую шутку судьба сыграла с архитектором Циньчэна — Фэн Цзипином: он сам сюда попал по обвинению в госизмене. «Если бы я знал, что мне придется отбывать здесь срок, я бы сделал эту тюрьму получше», — сетовал архитектор.

подписатьсяОбсудить
Владимир ПутинНапомнили о Третьей мировой
О чем говорили Путин и президент Словении на братской могиле русских солдат
 Лососевая путина на СахалинеРыба твоей мечты
Где наши законные морепродукты и почему они стоят так дорого
Челюстно-городская хирургия
Каким станет Новый Арбат после завершения масштабной реконструкции
Максим Ликсутов«Нельзя купить машину, если у вас нет парковочного места»
Максим Ликсутов о перспективах развития дорожно-транспортной системы Москвы
Французские жандармы обыскивают мигрантов возле Дюнкерка«Нельзя разделять проблемы миграции и терроризма»
Французский эксперт о том, почему Европе не удается противостоять экстремистам
«Русская угроза нужна для отвлечения от скандала»
Федор Войтоловский о том, как проходит президентская гонка в США
Police at the scene of a security operation in the Brussels suburb of Molenbeek in Brussels, Belgium, March 18, 2016. Единое пространство недоверия
Почему европейские спецслужбы не могут вместе бороться с терроризмом
Триумф старости
Что общего у Brexit и выборов президента США
Русская эмигрантка у витрин Брайтона«Захожу в лифт, а в нем негр»
Как отреагировала на перестройку русская эмиграция в Америке
Молодой Папа и старушка Европа
Гибсон, Малик, Кончаловский: что покажут на 73-м Венецианском кинофестивале
Рисунок любви
Почему девушки хотят замуж за очень взрослых мужчин
Разрешите вас съесть
Кинопремьеры недели: от «Охотников за привидениями» до «Неонового демона»
Взлом государственной важности
Кто внедрил вирус-шпион в сети российских госорганов и оборонных предприятий
Мем эпохи Возрождения
Как средневековая живопись стала оружием в руках интернет-троллей
«Новая традиция — оросить падик на Патриарших»
Откровения жителей центра о «быдле из Бирюлево» разозлили соцсети
Чак-Чак Норрис у Сильвестра в столовой
Как знаменитости превратились в названия ресторанов и кафе
Ноги от ушей
Лондонский Playboy Club отмечает полувековой юбилей
«Больше не хочу рисовать ягодицы»
Как и зачем ретуширует «ангелов» Victoria's Secret маэстро фотошопа
Селфи с медведем
Самые популярные фотографии Instagram за июль
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей