Молчание Монино

Что станет с крупнейшим российским авиационным музеем

Ту-95 в музее ВВС в Монино
Ту-95 в музее ВВС в Монино
Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

Возможное расширение подмосковного парка «Патриот» за счет передачи ему коллекции центрального музея ВВС в Монино стало одной из главных тем недели: споры о возможной судьбе уникальной коллекции советской авиатехники дошли до уровня Госдумы. «Лента.ру» попыталась оценить возможные варианты исхода.

Очень большой музей

Строительство военно-патриотического парка культуры и отдыха «Патриот» в подмосковной Кубинке (расположенной — и географическое положение для нас сегодня важно — на запад от Москвы) началось летом 2014 года. Сообщалось, что в составе парка войдут музеи авиации, сухопутной техники, артиллерии, другие профильные объекты, распределенные по тематическим кластерам родов и видов Вооруженных сил. Кроме того, «Патриот» должен был стать площадкой для различных выставок и форумов, для чего на территории парка возвели конгресс-центр. Строительство обошлось, по информации СМИ более чем в 20 миллиардов рублей.

«Патриот» открылся 16 июня 2015 года, в день начала первого мероприятия — международного военно-технического форума «Армия-2015». Тогда уже было известно, что на новой площадке предполагается совместить все основные музеи военного ведомства. Позднее, 29 июля 2015 года, это подтвердилось официально — о планах объединить музеи рассказал министр обороны России Сергей Шойгу.

Идея переноса в «Патриот» танкового и артиллерийского музеев нашла как сторонников, так и противников, но во всяком случае не встретила однозначного отторжения: подход к экспозиции наземной техники в расположенном рядом танковом музее в Кубинке, равно как и в музее артиллерии в Санкт-Петербурге явно и давно требовал пересмотра, при этом артиллерия и бронетехника могли безболезненно выдержать транспортировку и размещение на новом месте — вопрос заключался лишь в надлежащем контроле за перемещением.

Главные возражения сводились, по сути, к самой концепции сбора нескольких музеев под одной крышей — особенно в части Питерского музея артиллерии, основанного еще при Петре I и располагающегося на кронверке Петропавловской крепости со времен Александра II, однако эти споры, так или иначе, проходили по разряду рабочих.

Очень нужный музей

Когда летом 2015 года министр обороны говорил о сосредоточении всех музеев, отдельно исключив центральный музей ВМФ, многие задались вопросом о судьбе другого «видового» собрания техники — центрального музея ВВС в Монино. Крупнейшая коллекция отечественной авиатехники 1920-1980-х годов, многие экспонаты которой сохранились в единственном экземпляре, находится на площадке расформированной в 1950-х авиационной дивизии на северо-востоке от Москвы (что также важно для понимания происходящего). Исходно музей был частью военно-воздушной академии, которой в 1968 году присвоили имя Юрия Гагарина. В 2011-12 годах, в ходе реформирования системы военного образования, академия, которую объединили с военно-воздушной инженерной академией имени Жуковского, была переведена в Воронеж, музей остался фактически сам по себе.

Экспозиция Монино пребывала, мягко говоря, не в лучшем состоянии — за исключением части относительно небольших экспонатов, хранившихся под крышей, основная масса самолетов и вертолетов стоит на открытых площадках, многие — уже десятки лет, без нормального технического обслуживания, необходимого и музейным образцам в том числе. Уменьшение финансирования в постсоветский период и «сиротский» статус после вывода объединенной академии ВВС в Воронеж положения явно не улучшили. При этом альтернативы Монино, по сути, не было — собрать вторую точно такую же коллекцию сегодня невозможно просто из-за отсутствия многих машин.

28 января 2016 года на странице музея в Facebook, которая ведется группой волонтеров, появилось сообщение: «Музей под угрозой уничтожения. К сожалению, друзья, это не просто слова. Управление культуры при Министерстве обороны решило полностью перевезти коллекцию в парк "Патриот" в Кубинке. Но совершенно понятно, что уникальные, единственные образцы техники весом более 60 тонн перевезти уже невозможно. К сожалению, имеется опыт крайне поверхностного отношения военных чинов к Истории... С очень большой вероятностью, подкрепленной неофициальными сведениями можно утверждать, что "Патриот" заберет только часть экспозиции. Остальное подлежит утилизации, т.е. уничтожению...»

29 января на той же странице было опубликовано еще одно сообщение, в котором говорилось о подготовке полного закрытия музея к 1 июля и высказывались опасения за судьбу коллекции, связанные с нетранспортабельностью большей части экспонатов: значительная часть коллекции, в том числе все без исключения большие самолеты, прибыли на площадку музея своим ходом. Взлететь обратно с нее они уже не смогут, и здесь возникает самый интересный вопрос: каким образом будет обеспечена доставка техники в парк «Патриот»?

Сотрудники музея отказались от комментариев в резкой форме, но к этому моменту наличие планов как минимум частичного переноса коллекции уже было подтверждено источниками в Минобороны, а днем 1 февраля с соответствующим заявлением выступил председатель комитета по обороне Госдумы РФ Владимир Комоедов.

В этот же день корреспондент «Ленты.ру» получил разъяснение от источника в российском военном ведомстве. Приведем этот документ полностью.

«Уникальная коллекция летательных аппаратов, представленных в музее ВВС в Монино, должна стать достоянием большого количества людей. Никто не собирается в экстренном порядке перебазировать музей Монино в парк "Патриот". Если это и произойдет, то к демонтажу авиатехники будут подключены специалисты разных областей в том числе и авиапромышленность. Мощности парка "Патриот" позволяют не только комфортно разметить экспонаты монинского музея, но и значительно расширить экспозицию ВВС, а также добавлять экспонаты Воздушно-космических сил в перспективе.

Это невозможно сделать в Монино из за отсутствия площадей. Экспонаты в музее ВВС не вечны. Их необходимо регулярно обслуживать, обрабатывать специальными красками и смазочными материалами, что требует значительных финансовых затрат. В парке "Патриот" каждый самолет или вертолет будет находиться на специально оборудованном постаменте, а не на земле, как в музее Монино. Это позволит обеспечить лучший визуальный обзор экспоната, и каждый желающий сможет наглядно ознакомиться с его историей. Кроме того, в парке "Патриот" для посетителей проводятся различные авиашоу с участием авиационных групп высшего пилотажа, базирующихся в Кубинке. В Монино такой возможности нет.

В парке "Патриот" посетители могут в течение рабочего дня ознакомиться со всеми экспозициями видов и родов Вооруженных сил России, представленными в парке, а не только экспонатами ВВС. Кроме того, каждодневная посещаемость парка Патриот на порядок больше, чем в Монино.

Это связано в том числе с транспортной доступностью парка "Патриот", которая гораздо выше, чем в Монино. К "Патриоту" ходят электрички, автобусы, маршрутные такси, также есть удобные развязки с Минского шоссе. Парк располагает стоянкой на шесть тысяч машиномест, тогда как на парковке музея ВВС не поместится более ста автомобилей. Наконец, "Патриот" располагает удобными точками общепита, зонами отдыха, современными информационными плакатами, чего к сожалению нет в подмосковном Монино».

Позиция военного ведомства понятна, и исполнение предоставленного плана в таком виде не вызывало бы возражений, однако комментарии, полученные корреспондентом «Ленты.ру» у технических специалистов профильных структур, включая ЦАГИ, МАИ, и конструкторские бюро, сводятся к категоричному утверждению: транспортировка значительной части коллекции, в том числе всех без исключения больших самолетов (начиная от Ту-4 и крупнее), по дорогам общего пользования из Монино в Кубинку невозможна. Их разборка без разрушения в силу длительного хранения без надлежащего технического обслуживания также невозможна. «Нет проблемы разобрать самолет, даже если ему 60 лет, если он все это время летал или как минимум находился на хранении с периодическим обслуживанием, — заметил собеседник «Ленты.ру», — но разобрать машину, простоявшую без обслуживания под открытым небом 20-30-40 лет, а то и больше, можно только необратимо ее деформировав, после чего восстановление невозможно».

Отдельно следует отметить, что наиболее крупные экспонаты, такие как бомбардировщики 3-МД и М-50, вертолет В-12, исходно не предусматривают разборки до степени, позволяющей транспортировку по дорогам общего пользования, а вес конструкции исключает перевозку даже наиболее грузоподъемным вертолетом Ми-26, не говоря уже о риске необратимой деформации и разрушения хрупких машин при перевозке на внешней подвеске. Оценивая коллекцию с точки зрения возможного переноса, специалисты пришли к выводу о нетранспортабельности ряда экспонатов, и если построенная в 1970-х годах реплика первого русского бомбардировщика «Илья Муромец» физически может быть воспроизведена, то остальной список составляют машины, многие из которых больше просто неоткуда взять. Нетранспортабельными признаны: вертолет Ми-12, бомбардировщики Пе-2, Ту-2, Ту-4, Ту-16, Ту-22, Ту-22М, Ту-22М3, М-50, 3-МД, Т-4 «Сотка», транспортники Ан-8, Ан-12, Ан-22, пассажирские самолеты Ан-10, Ту-114, Ту-144 и некоторые другие машины. Часть названного можно заменить — в России на базах хранения и в эксплуатации еще остаются Ан-12 и Ан-22, нет проблемы найти Ту-22М3, однако список незаменимого куда шире.

Плохой анамнез

К сожалению, сохранение авиационной техники в России было исторически поставлено хуже, чем ее создание — будучи бесспорно одной из двух главных авиационных держав мира, по части сохранения старых самолетов Россия уступает многим и многим странам. Чаще всего в оправдание принято кивать на природные условия, однако, с учетом опыта той же Канады и Великобритании, отнюдь не отличающихся идеальным для хранения техники жарким сухим климатом, становится ясно, что природный фактор здесь вторичен. А массовая утилизация сохранившейся авиатехники довоенных времен и периода Великой Отечественной войны в 1940-50-х годах привела к тому, что утрачены целые пласты отечественной истории.

Так, не осталось ни одного из тяжелых бомбардировщиков ТБ-1 и ТБ-3 — а с них начиналась советская стратегическая авиация, ни одного Пе-8, которые пройдя войну еще почти 10 лет эксплуатировались в Заполярье, пока не были сданы на слом, ни одного Ер-2, принадлежащего к числу лучших дальних бомбардировщиков Второй мировой, и этот перечень можно множить и множить.

Равнодушие государственной власти плотно смыкалось с экономическими причинами: ни в СССР, ни в постсоветской России не могло возникнуть массовое частное коллекционирование авиатехники — а именно благодаря ему спасено подавляющее большинство исторических машин на Западе. Там, где доходы западных любителей позволяли сохранять и эксплуатировать летающие машины Второй мировой и строить реплики по подлинным чертежам, возможностей отечественных энтузиастов хватало максимум на сохранение музейных экспонатов в целом виде.

Отчасти ситуация начала меняться в 2000-х годах, когда появились первые отечественные коллекционеры, а затем клубы и частные музеи, занимающиеся реставрацией старой авиатехники и созданием реплик исторических машин, однако пока это движение напоминает огонек свечи под ветром, и его будущее на фоне экономического кризиса вызывает большие опасения.

В новейшей истории России достаточно примеров абсолютно варварского отношения к собственному авиационному наследию. Это уничтоженный владельцами аэропорта Домодедово самолет Ту-114, который первоначально тоже планировалось «отреставрировать и перенести», это распиленный в Шереметьево с тем же бэкграундом Ил-18, это погибший в закрытом аэропорту Быково Ил-14 и многие другие гражданские и военные машины.

Что делать?

Рецепт прост. Решение о переносе самолетов должно приниматься на основании открытой экспертизы, с определением цены экспонатов, стоимости работ и оформлением страховки. Если (а это вполне вероятно), выяснится, что стоимость такой передислокации зашкаливает за все мыслимые пределы, логичным выглядит решение о сохранении музея в Монино и его развитии, что обойдется в десятки раз меньше уже потраченного на «Патриот». Основные проблемы Монино, связанные с его не слишком хорошей доступностью, отсутствием крыши над открытой экспозицией и небогатым оснащением, решаются куда дешевле, чем потенциальный перенос коллекции в Кубинку и, в отличие от проблемы «где взять второй М-50 и вторую "Сотку"», — решаются в принципе. Наличие же специализированного исторического музея ВВС в Монино никак не помешает развитию безусловно полезного «Патриота» в Кубинке: для команд реставраторов нового парка есть огромное поле работ на отстойниках летных полей десятков аэропортов, баз ВВС, авиации ВМФ, аэродромов ДОСААФ, заводских площадках и т.д., вплоть до еще не извлеченных из болот и рек машин Второй мировой, многие из которых могут быть восстановлены.

Все происходящее в Монино должно быть открыто для общества. В конечном счете речь идет о давно открытой для всех авиационной экспозиции, которая для истории отечественной науки и культуры не менее важна, чем Третьяковская галерея, севастопольские батареи и храм Покрова на Нерли.

подписатьсяОбсудить
Подозреваемый в убийстве полицейских сам в прошлом служил в добровольческом батальоне МВДПоследствия «Торнадо»
Бойцы АТО на Украине начали убивать полицейских
President of Shakhtar Donetsk Rinat Akhmetov is thrown in the air by players as they celebrate after they defeating Werder Bremen in the UEFA Cup final soccer match at Sukru Saracoglu stadium in Istanbul May 20, 2009. Донецкий народный олигарх
С чем Ринат Ахметов пришел к 50-летнему юбилею
Саулюс Пиктурна Возврат по браку
Как литовский военный поплатился за любовь к крымчанке
Нападение депутата Олега Барны на премьер-министра Арсения ЯценюкаПетушиные бои
Видео самых запомнившихся потасовок депутатов Рады
Приручить дракона
Что мешает российским машиностроителям покорить Китай
Лада EL LADAДай роботу дорогу
Российские инновационные проекты в области транспорта
На краю долговой ямы
Торговые сети начали разоряться
Рыночный допинг
Какие грязные игры ведут фармкомпании в борьбе за прибыль
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США