После пяти лет борьбы

Это Катя Шевченко, ей семь лет, ее жизнь спасет ваша помощь

Катя Шевченко
Фото предоставлено Русфондом

Совместный благотворительный проект Русфонда и «Ленты.ру». 19 и 20 февраля деньги на спасение очень храброй и очень терпеливой девочки — Кати Шевченко из Саратовской области были собраны в полном объеме. Катя уже пять лет борется с раком, и теперь, благодаря вашей помощи, у нее есть все шансы победить болезнь. Вот ее история.

У Кати рак крови. Трансплантация костного мозга — единственный шанс на спасение. Операцию сделают бесплатно в Санкт-Петербурге в Институте детской онкологии и гематологии имени Раисы Горбачевой. Но среди Катиных родных и в Национальном регистре нет подходящего донора. Поэтому донора придется искать за границей. А это стоит очень дорого — 18 тысяч евро. Кроме того, после пересадки понадобятся дорогие противоинфекционные лекарства, которые тоже не оплачиваются государством.

Острый лейкоз — как гром среди ясного неба. Ребенок растет совершенно здоровым. Его родителям даже завидуют — ведь они не знают, что такое бесконечные детские простуды. Но однажды ребенок простужается. Поначалу это никого не пугает, но простуда у Кати оказывается не такой, как у других: она не проходит, и ребенку становится только хуже.

Кате было два года, когда она заболела. Началось с обычной, казалось, ОРВИ, продолжилось сильной болью в левой ножке и температурой, которая не спадала, а лишь росла. Врачи не смогли сразу поставить правильный диагноз, выписывали антибиотики, чтобы снять воспаление. Не помогало. Тем временем в анализах крови — лейкоциты уже зашкаливали. Назначили пункцию костного мозга…

Когда пришел результат, Наталья, мама Кати, услышала страшный диагноз — острый лимфобластный лейкоз. Рак крови. Катю положили в больницу в Саратове. Ей было очень плохо, любое движение вызывало нестерпимую боль в ноге. Даже взять дочку на руки мама не могла — Катя громко кричала от боли, плакала. После месяца химиотерапии боль ушла. Девочка начала ходить по палате. «Все, идем на поправку, — радовалась Наталья. — Скоро выпишут». Как врач она знала, что лейкоз у детей давно научились лечить так, что болезнь уходит совсем.

Но в Катином случае произошло иначе. Контрольное обследование показало, что рак не отступил. Девочку из больницы не выписали. Врачи назначили высокодозную химиотерапию. От нее у Кати сначала выпали волосы, а потом во рту появились язвы. Мама кормила ее жидкой кашей из бутылочки, девочке было больно есть твердое. Курс «химии» — перерыв — курс «химии». Казалось, это мучение никогда не кончится. Полгода Катя с мамой жили в больнице.

Наконец, наступила долгожданная ремиссия. Девочка заново училась есть, бегать, играть с детьми. Катя снова стала общительной и веселой, как и положено ребенку.

Но прошло полтора года, и рак вернулся.

Снова капельницы, уколы, пункции. Катя мужественно терпела. Жизнь в больнице постепенно стала для нее не временным испытанием, а просто жизнью. Ведь вокруг были другие дети, такие же бледные, такие же слабые, такие же лысые, как и она.

Однажды утром врач, зайдя в палату, произнес волшебное слово «ремиссия». Катя с мамой вернулись домой. Это было весной 2015 года.

Летом Катя начала готовиться к школе. Уже были куплены самый красивый рюкзак и новое платье. До начала занятий оставалось чуть больше месяца. Кате хотелось поскорее оказаться в классе, ведь она уже умела читать. Девочка начала зачеркивать в календаре числа, чтобы видеть, как сокращается время, оставшееся до «первого звонка». 31 июля, 1 августа, 2 августа. На дате «3 августа» стоит последний крестик: в этот день анализ показал, что и вторая попытка победить рак не удалась. Лейкоз вернулся, и Катя с мамой снова оказались в больнице. Опять были капельницы, высокая температура, слабость. Невыносимо болело все тело. И в этот раз раковые клетки уже не реагировали на химиотерапию. Маме предложили лечить Катю новым, экспериментальным лекарством. Она согласилась, и лейкоз отступил.

Но лишь на время, считают онкологи. Чтобы достичь излечения, нужна трансплантация костного мозга. Сделать пересадку необходимо как можно скорее. Среди Катиных родных и в Национальном регистре нет подходящего донора. Предварительный поиск показал, что в Германии, в международном регистре, Фонде Стефана Морша, для Кати есть 1 500 потенциальных доноров. Нужны только деньги. Сейчас Катя дома, проходит программу первого класса. Она ждет вашей помощи.

Заведующий отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Кирилл Екушов (Санкт-Петербург): «Из-за риска рецидивов Кате требуется трансплантация костного мозга. В период после трансплантации для лечения и профилактики инфекционных осложнений необходимы мощные препараты, которые госквотой не покрываются».

Эту статью с просьбой о помощи мы опубликовали 19 февраля. Сегодня (20 февраля) сбор средств успешно закончен.

За два дня было собрано 3 569 880 рублей.

Читатели «Ленты.ру собрали 2 213 289 рублей.

Читатели rusfond.ru собрали 425 518 рублей.

Телезрители ТНТ-Саратов собрали 91 073 рублей.

ООО «Дизайн-ТК» внесло 840 000 рублей.

Если не будет ваших возражений, «излишки» пойдут на лечение Саши Рыбакова (17 лет, атрезия (заращение) слухового прохода, Челябинская область), Полины Давыдовой (5 лет, детский церебральный паралич, г. Копейск) и других детей – очередников Русфонда.

Более подробную и актуальную информацию о Кате можно найти на сайте Русфонда

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996 как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи, мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете lenta.ru, в эфире «Первого канала», в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 148 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах РФ.

Только в 2015 году более 6 млн телезрителей и читателей Русфонда помогли 2596 детям России и СНГ, собрав и пожертвовав свыше 1,578 миллиарда рублей. В 2016 году собрано 174 121 098 рублей, помощь получили 304 тяжелобольных ребенка.

За 19 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 7,6 миллиарда рублей (по состоянию на 18.02.2016), на эти деньги возвращено здоровье более чем 15 тысячам детей. Серьезную поддержку получили сотни многодетных и приемных семей, взрослые инвалиды, а также детдома, школы-интернаты и больницы России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при Президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительную информацию о Русфонде и «Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда» можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян