Со знанием иностранных

Законопроект о политической деятельности НКО поступил в Госдуму

Владимир Плигин и Дмитрий Вяткин
Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Депутаты из четырех фракций внесли в Госдуму законопроект, уточняющий определение политической деятельности для некоммерческих организаций — оно является решающим для включения той или иной спонсируемой из-за рубежа НКО в реестр иностранных агентов. Президентские правозащитники заявили, что будут добиваться корректировки законопроекта, и настаивают, что политдеятельностью нужно считать лишь непосредственную «борьбу за власть».

Поправки в закон о некоммерческих организациях, уточняющие определение политической деятельности, 19 февраля были внесены в Госдуму группой депутатов: единороссами Владимиром Плигиным, Дмитрием Вяткиным и Владимиром Поневежским, коммунистом Сергеем Решульским, Александром Тарнавским из «Справедливой России» и Максимом Шингаркиным из ЛДПР.

Владимир Плигин, глава комитета по конституционному законодательству, назвал документ «системным, продуманным и точным», позволяющим ясно определять подходы к внесению тех или иных некоммерческих организаций в список иностранных агентов. Его заместитель по комитету Дмитрий Вяткин заявил «Ленте.ру», что подпись под законопроектом депутатов всех четырех фракций отражает консолидированную позицию парламента по данному вопросу, и это, по его словам, очень ценно.

Поправки были разработаны министерством юстиции в рамках рабочей группы, в которую вошли также представители Федеральной налоговой службы, Генпрокуратуры, депутаты Госдумы, сенаторы, руководители регионов и правозащитники.

Вся эта работа была организована по поручению президента Владимира Путина, который по просьбе правозащитников из Совета по правам человека (СПЧ) дал задание уточнить понятие политической деятельности для НКО, отметив, что под него «нельзя подгонять все, что не нравится представителям власти». Закон об иностранных агентах был принят в 2012 году, сегодня так называют организации, занимающиеся политикой и получающие иностранное финансирование.

Законопроект, опубликованный в конце января на федеральном портале проектов нормативных актов regulation.gov.ru для антикоррупционной экспертизы, предлагает подробное определение различных форм политической деятельности. Согласно его тексту, политической признается деятельность в сфере государственного строительства и основ конституционного строя РФ, осуществляемая в целях влияния на государственную политику, на решения и действия органов государственной власти.

Среди форм политической деятельности называется участие НКО в митингах и шествиях; действия, направленные на получение результата на выборах, в том числе наблюдение и формирование избирательных комиссий; публичные обращения к госорганам об «отмене законов или правовых актов»; распространение оценок проводимой государством политики, а также проведение соцопросов.

Отдельно оговаривается, что к политической не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, соцобслуживания, защиты материнства и детства, пропаганда здорового образа жизни и благотворительность.

Разработчики признали, что универсального и исчерпывающего определения дать невозможно, и призвали успокоиться те НКО, которые не получают деньги из-за рубежа, — их-то в реестр иноагентов не включат, даже если их деятельность политическая.

Инициатора изменений — президентский Совет по правам человека — законопроект не вполне устроил. По мнению главы совета Михаила Федотова, политической деятельностью надо считать непосредственно «борьбу за власть», но не различные формы взаимодействия с властью. Он считает, что можно признавать политическими НКО, которые проводят митинги и демонстрации, выдвигают кандидатов на выборах, формируют избиркомы и проводят предвыборную агитацию. Но нельзя относить к политике участие НКО в консультативных, совещательных и иных организациях при органах власти, осуществление общественного контроля.

Глава СПЧ заявил «Ленте.ру», что свои предложения совет теперь передаст депутатам (правозащитники планируют подготовить их на следующей неделе). «Глава думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин и глава комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов заверяли нас на заседании СПЧ 10 февраля, что самым внимательным образом отнесутся к нашим замечаниям, — говорит он.— Мы приложим все усилия для того, чтобы они нас услышали. Совет убежден, что необходимо существенно корректировать этот законопроект».

Вместе с тем член СПЧ и заведующий кафедрой политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков отмечает, что поскольку любая общественная организация так или иначе выходит на площадку, которую можно считать политической, нужно понимать, что не всякое соприкосновение с властью автоматически влечет за собой определение спонсируемой из-за рубежа НКО как иностранного агента.

«Например, если женская организация выступает с идеей принятия закона о домашнем насилии — это одна ситуация. Но если она систематически начинает работать над тем, чтобы влиять на государственную политику в этой сфере, стремится корректировать деятельность профильного министерства, проводить общественные кампании и так далее, это уже будет расцениваться как вмешательство во внутреннюю политику», — объясняет он.

Поляков считает, что к закону надо издать специальные комментарии и разъяснения, чтобы предупредить все возможные недоразумения в правоприменительной практике и не допустить злоупотреблений со стороны чиновников. Он считает, что подготовленные в рабочей группе поправки уменьшат количество споров и снизят напряжение в обществе.

Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов отмечает, что грань между «социалкой» и политикой зачастую оказывается очень тонкой, и нередко именно социальная и экономическая сферы используются как плацдарм для атаки на действующую власть. Так было, например, на Украине. Потому что зайти в политику через вмешательство в выборы — это топорный путь.

Фонд Сороса, напоминает он, зарегистрирован как международная благотворительная организация, а «Открытая Россия» Михаила Ходорковского учреждена «для реализации благотворительных, образовательных и просветительских проектов». К слову, бывший глава ЮКОСа, проживающий сейчас в Швейцарии, недавно объявил о планах поддерживать желающих избраться в Госдуму.

Законодательство ряда стран в отношении иностранных агентов, лиц или организаций, действующих по поручению иностранного государства, куда более жесткое, чем в России. В США «Акт о регистрации иностранных агентов» был принят еще в 1938 году, чтобы противостоять пропаганде пронацистских организаций накануне Второй мировой войны. Позже он был скорректирован, превратившись в инструмент борьбы с лоббированием иностранных экономических и политических интересов в Конгрессе.

«В США в принципе невозможна деятельность в сфере политики для организаций, получающих финансирование из-за рубежа. Это считается нонсенсом в американском обществе. Работа подобных НКО там максимально затруднена, поскольку они обязаны регулярно заполнять контрольную документацию, на что уходят их основные ресурсы, — поясняет директор Международного экспертного центра Rethinking Russia, политолог Ян Ваславский. — В Израиле власти добиваются повышения стандартов прозрачности для иностранных агентов и планируют обязать НКО везде, на каждом листе, указывать, что она финансируется из-за рубежа. Делается это с одной целью: чтобы в стране не было дестабилизирующих организаций с непонятными целями и задачами».