«На суше такому не научишься»

Капитан Михаил Новиков о правде жизни на барке «Крузенштерн»

Михаил Новиков
Михаил Новиков
Фото: Эдуард Молчанов / ТАСС

В феврале 2016 года исполняется 70 лет с того дня, когда немецкий парусный барк «Падуя» получил имя «Крузенштерн». За это время он совершил несколько кругосветных плаваний и трансокеанских экспедиций, принял участие в десятках регат по всему миру, выступая своеобразным послом России за границей. Морскому ремеслу здесь обучились десятки тысяч курсантов и сотни яхтсменов, и этот опыт стал для них по-настоящему уникальным. О правилах жизни на борту легендарного барка «Лента.ру» побеседовала с Михаилом Новиковым, капитаном-наставником «Крузенштерна».

В 2015 году барк принял участие в историко-мемориальной экспедиции, посвященной 70-летию Победы. Как она проходила?

Новиков: За время экспедиции мы посетили семь российских портов: Сочи, Новороссийск, Керчь, Севастополь, Мурманск, Архангельск, Санкт-Петербург. Как будто невидимой линией длиною в 29 тысяч морских миль «Крузенштерн» связал эти точки на карте страны. Мы участвовали в вахтах памяти, встречали ветеранов на борту, экипаж и курсанты участвовали в памятных мероприятиях, посвященных 70-летию великой Победы, в шестнадцати иностранных портах. Вместе с французскими ветеранами в порту Сет возлагали цветы к мемориалам жертвам Второй мировой войны, в норвежском порту Кристиансанн в числе экипажей-участников международной регаты почтили память павших в войне вместе с представителями администрации города. В рамках этой экспедиции «Крузенштерн» впервые в своей истории осуществил плавание в полярные широты, повторив маршрут арктических конвоев.

Кто проходит практику на барке «Крузенштерн»?

Курсанты учебных заведений Росрыболовства из Калининграда, Санкт-Петербурга, Астрахани, Ейска и Керчи. Практика длится два-три месяца. По итогам ребята сдают экзамен и получают морскую специальность «матрос» или «моторист».

Чему курсанты прежде всего должны научиться?

На мой взгляд, прежде всего переносить тяготы — и физические, и моральные. Для них это первый выход в море, знакомство с будущей специальностью. Получение реальных профессиональных навыков в морском образовании — один из самых важных этапов обучения. Чему еще? Умению быстро находить компромисс в большом коллективе, умению работать в команде и принимать решения для достижения общей цели.

Командная работа — вещь удивительная. Каждый курсант стоит на своем месте и выполняет свое строго определенное действие, пусть несложное, но важное в контексте общего процесса. По палубе проносится: «Готов! Готов! Готов!» Потом отдается команда с мостика, и в считаные секунды на мачтах раскрываются белоснежные паруса. Если кто-то замешкался или не успел выполнить свою работу — парус, условно говоря, не поставится. Из-за маленькой ошибки одного человека все может пойти насмарку. Для курсантов это отличный наглядный пример коллективного взаимодействия. Так воспитывается дух коллективизма и персональная ответственность. В повседневной жизни этому мало где научишься.

Во время дальних походов наверняка приходится несладко. Качка, замкнутое пространство, физические нагрузки, жесткий распорядок. Для многих курсантов, едва оторвавшихся от семьи, это настоящий стресс… Вы позволяете команде расслабляться?

В той или иной степени — конечно. Например, когда мы заходим в иностранные порты, команда сходит на берег. Ребята могут походить по магазинам, позагорать на пляже. У нас есть бюджетные деньги, на которые мы организуем коллективные экскурсии, походы в театры и музеи. На борту мы устраиваем праздники, проводим спортивные эстафеты, конкурсы художественной самодеятельности, даем возможность проявить свою индивидуальность. Это создает позитивную моральную атмосферу. В мальчишках много задора и энергии. Этому обязательно нужно давать выход. Если хорошая погода, мы устраиваем купание в открытом море.

А как же акулы?

Безопасность превыше всего, конечно. Мы спускаем на воду парус — получается своего рода забортный бассейн. В море выставляем шлюпки с людьми, а на мачтах — дозорных, которые наблюдают за морем. Купаемся человек по тридцать. В случае опасности все по сигналу быстро поднимаются на борт по трапам.

А как насчет алкоголя? Курсантам дозволяется выпить бокал-другой вина?

Потребление алкоголя на судне категорически запрещено. Разумеется, на борту есть спиртные напитки, но они предназначены для представительских целей — приемов официальных лиц, иностранных гостей. Конечно, ребята могут пронести с собой что-то, когда мы стоим в портах. Но если на борту кто-то будет замечен выпившим, по возвращении на родину мы такого человека увольняем. С этого момента дорога на «Крузенштерн» для него закрыта.

Есть неписаное правило: капитан покидает судно последним в случае ЧП. Вам приходилось такое делать?

По счастью, нет. Более того, я даже не припомню ситуаций, когда такое вообще могло случиться. А ведь я работаю на барке почти четверть века. Считаю, что в этом прежде всего заслуга капитанов, которые в разные годы командовали судном.

Думать о безопасности людей на борту — главная обязанность капитана, это даже в Уставе службы записано. Капитан должен сделать все от него зависящее, чтобы избежать опасности. Он никогда не поведет корабль туда, где шторм или тяжелые погодные условия. Представьте, что вы ведете по волнам пятиэтажный дом, в котором живет 225 человек. Всех нужно накормить-напоить, обеспечить работой, организовать учебный процесс, наладить бытовые условия, создать на борту благоприятную психологическую атмосферу — сделать так, чтобы люди нормально жили и работали в замкнутом пространстве корабля и в итоге вернулись домой целыми и невредимыми.

Расскажите о самом сложном моменте, который вам довелось пережить на паруснике.

Было несколько тяжелых ситуаций, связанных с организацией экстренной эвакуации людей с судна вертолетом. Например, если у кого-то из курсантов случается приступ аппендицита или обострение язвы желудка. Главная трудность в том, что вертолет не может зависнуть над палубой, поскольку ему мешают мачты. С другой стороны, он может находиться в воздухе ограниченное время. Приходится быстро принимать решение: грузить больного в шлюпку, отвозить в сторону и уже там организовывать подъем в вертолет. Это все непросто, особенно если сильный ветер, а на воде волнение.

Вы уже четверть века на судне. На ваших глазах выросло два поколения — тех, что родились в 70-80-х, и тех, что в 90-х. Замечаете ли вы разницу между ними — в системе ценностей, в отношении друг к другу?

Я бы не сказал, что разница эта столь уж разительна. Может быть, на суше это заметно, но не в море. Когда ребята из разных семей, разного воспитания и достатка оказываются на борту, различия между ними отходят на второй план. Зато обостряется здоровая конкуренция.

В этом смысле у «Крузенштерна» хорошая миссия. Когда мы приходим в иностранный порт, особенно для участия в каких-то крупных официальных мероприятиях, там ко всем курсантам относятся одинаково, независимо от их происхождения и материального положения. Ребята все вместе ходят смотреть соревнования или концерт, если не имеют замечаний по дисциплине или задолженностей по учебе. Они на собственном опыте видят, что все зависит от них самих. Меняется их мировоззрение. У многих открываются глаза, они понимают, как жить и что делать дальше, как строить карьеру, какие качества для этого важны. Они возвращаются домой другими. Я много раз это видел.

С другой стороны, условия жизни на судне непростые. В такой обстановке у каждого курсанта появляется возможность показать себя мужчиной. В повседневной жизни многие ребята этого лишены. Дома за одним мама ходит, за другим гувернантка присматривает. Многие юноши в походе реально в первый раз сами рубашки себе стирают. А в плавании для того чтобы выйти в увольнение в иностранном порту, каждый курсант должен выглядеть на пять. Форму одежды строго проверяют.

В то же время на борту они видят примеры того, каким должен быть настоящий мужчина — требовательным, ответственным, лидером, наконец. Для них открытие, что мужчина может приказать, настоять на своем, вести за собой, убедить, причем не кулаками, а словом и силой воли.

Идеальная ситуация для сложных психологических экспериментов — жизнь коллектива в замкнутом пространстве.

Конечно. Нас потом родители спрашивают: «Что вы делали с нашими сыновьями, что они за несколько месяцев так повзрослели?» Я отвечаю: «Да ничего особенного не делали. Просто учились, работали и жили, но по-другому».

Есть люди, которые ломаются?

Есть люди, которых укачивает. Но и это проходит. Как правило, у молодых людей хватает упорства и силы воли выдержать рейс до конца. И потом, самолюбия ведь никто не отменял. А у юношей оно сильно развито.

Сейчас на «Крузенштерне» время от времени проходят практику и девушки…

Да, не так давно мы стали брать на борт курсанток. Они живут в отдельном кубрике на шесть человек. Делают все то же, что и мальчишки. Ну, разве что туалеты не моют, зато на кухне помогают. На мачту их тоже насильно никто посылать не будет. Но мы вообще никого не заставляем подниматься. Если человек боится высоты, ему найдется работа на палубе. Дел везде хватает. Но присутствие девушек, которые на равных работают рядом, заставляет курсантов быть более решительными, более ответственными, более мужественными, наконец.

На борту любой человек может обсудить с капитаном какую-то проблему?

В принципе да. Существует, конечно, субординация. Сначала курсант или член экипажа должен обратиться к своему непосредственному начальнику. Если по какой-то причине вопрос решить не удалось, курсант поднимается на мостик и просит вахтенного дежурного связаться с капитаном — по личному делу. Как правило, капитан не откладывает встречу: мало ли что случилось у человека.

Помимо экипажа и курсантов на борту «Крузенштерна» бывают и другие люди…

Да, верно. Это люди, которые стремятся получить морские навыки и приобрести опыт по программе дополнительной образовательной деятельности, осуществляемой дипломированными судовыми специалистами. Среди них много яхтсменов, которые изучают на «Крузенштерне» парусное вооружение, такелаж, особенности маневрирования огромного парусника. Во время вахты они могут наблюдать за инерционными и тормозными характеристиками барка при расхождении с другими судами. Им интересна и та флотская культура, которую мы стараемся передавать молодежи.

Существует еще несколько программ для практикантов, разработанных в партнерстве с различными бизнес-школами, например со «Сколково». Основная задача таких групп — приобретение навыков принятия управленческих решений в условиях неопределенности. Сформированные группы с руководителем прибывают на судно. В отсутствие мобильной связи, интернета, в условиях жесткого режима и дискомфорта, связанного с качкой, участники образовательной программы должны четко и оперативно принимать верное решение в каждой конкретной ситуации. Ну, и выработка навыков командного взаимодействия, конечно. Мы их интегрируем в нашу судовую жизнь, привлекаем к участию в парусных авралах, к действиям во время судовых тревог, к несению вахты.

Как на барке обстоит дело с едой?

У нас четырехразовое питание, очень качественное. Я вот, например, дома столько не съедаю. Но на борту молодежь, у них много физической активности, им нужно хорошо питаться. На камбузе трудятся четыре повара. Кухня отлично оборудована, на борту всегда свежий хлеб и выпечка, на полдник непременно свежие фрукты, соки. Продукты покупаем в основном российские. Они достойного качества, а стоят существенно дешевле импортных. Особенно сейчас.

Устраиваете праздничные обеды?

Конечно. Отмечаем День рыбака, например, или 1 Мая, изредка Новый год. Ежемесячно поздравляем тортами именинников месяца. Составляем праздничное меню. Покупаем креветки, красную рыбу, шоколад и мороженое, чтобы ребят порадовать.

Вам нравится путешествовать? Или из-за своей специфической работы вы не испытываете тяги к перемене мест?

Быть на борту для меня — это прежде всего работа и огромная ответственность. Там не расслабишься. Да и свободного времени практически нет. По-настоящему отдохнуть получается только по окончании рейса. И, поверьте, я получаю удовольствие от самых простых вещей — от встреч с близкими и друзьями, работы в саду.

Справка: Четырехмачтовый барк построен на верфи в Гестемюнде (Германия) в 1926 году. При спуске на воду получил имя «Падуя». Длина судна — 114,5 метра, ширина — 14,02 метра, общая площадь парусов — 3800 квадратных метров, высота мачт — 56 метров, водоизмещение — 6400 тонн, максимальная скорость — 17,4 узла (32,4 километра в час). После Второй мировой войны судно по репарации перешло в состав советского флота. С 1946 года барк носит имя адмирала Ивана Крузенштерна. В настоящее время принадлежит Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России и используется в учебных целях. Порт приписки — город Калининград. Сегодня 90-летний «Крузенштерн» считается одним из самых больших действующих парусников в мире.

подписатьсяОбсудить
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон