Методом ампутации

Какие меры принимает государство для решения проблемы с лекарствами

Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

Население и власти бьют тревогу: на аптечных полках и в медучреждениях исчезают лекарственные препараты и, в первую очередь, низкобюджетной категории. «Лента.ру» решила разобраться, действительно ли существует дефицит фармсредств и какие меры принимает государство для решения этой проблемы.

О сокращении ассортимента импортных лекарств из списка жизненно необходимых и важнейших препаратов (ЖНВЛП) нижнего ценового сегмента заявили сразу несколько ведомств. Министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что объем лекарственных средств стоимостью до 50 рублей сократился на 8-9 процентов. Федеральная антимонопольная служба исходя из данных Росздравнадзора и результатов опроса российских фармкомпаний подтвердила: 197 препаратов из списка ЖНВЛП (всего в нем 600 видов лекарств) стоимостью до 50 рублей уже сняты с производства, 160 препаратов перестанут выпускаться в ближайшее время.

Минпромторг на прошлой неделе хоть и заявил об отсутствии проблем с доступностью недорогих лекарств в аптеках, но признал: «Производство каких-то форм дозировок и каких-то форм выпуска готовых лекарственных форм может стать нерентабельным с учетом объективных экономических предпосылок».

Поясним: предельные цены на препараты из указанного списка устанавливает государство. По словам председателя наблюдательного совета Ассоциации российских фармпроизводителей, гендиректора компании «Нижфарм» Дмитрия Ефимова, этот перечень формировался примерно пять лет назад и был ответом государства на казавшийся тогда неконтролируемым рост цен. «По сути, были заморожены цены, сложившиеся на тот момент на рынке», — говорит Ефимов. И добавляет, что мера хорошо работала, пока экономика была стабильной, но сейчас сложилась обратная ситуация.

Выпускать низкомаржинальные лекарства стало невыгодно, подтверждают большинство производителей. «На "Биохимике" сняли с производства уже около 20 препаратов», — сообщил «Ленте.ру» гендиректор предприятия Денис Швецов. По его словам, затраты компании все время растут из-за удорожания сырья, которое в 90 процентах случаев производится в Китае и Индии. Швецов приводит пример: сейчас себестоимость сырья для антибиотика «Цефазолин» составляет 11,11 рубля, а отпускная цена на него для «Биохимика» зарегистрирована на уровне 11,49 рубля.

«Производителям сложно, так как приходится останавливать или сокращать производство препаратов», — говорит эксперт. Многие заводы видят выход в поставках лекарств в соседние государства, где стоимость препаратов не регулируется государством. По словам Швецова, «Биохимик» экспортирует некоторые препараты в Азербайджан, Киргизию, Казахстан и Вьетнам.

«Ценовой дискриминации подвержены все препараты дешевле 50 рублей, но нашей компании данная проблема коснулась в меньшей степени, поскольку мы изначально ориентировались на производство дорогих и сложных в производстве лекарственных средств», — сообщил «Ленте.ру» гендиректор компании «Натива» Александр Малин. Однако и он подтверждает: экспорт в соседние государства позволяет предприятиям эксплуатировать свои производственные мощности и сохранять рабочие коллективы с меньшими потерями.

Лекарственный кордон

Ситуация усугубляется тем, что государство регулирует и торговые надбавки, так что аптекам невыгодно закупать копеечные лекарства. Однако аптечный ассортимент сужается и по другим причинам — девальвация рубля и взятый Россией курс на импортозамещение лекарств и ужесточение лицензирования медицинских товаров.

Эксперты говорят, что аптеки испытывают дефицит антибиотиков, обезболивающих, лекарств для сердечников и аллергиков — не только отечественного, но и иностранного производства. «Изменение курса валют неизбежно привело к росту стоимости закупок, так как около 70 процентов фармпрепаратов закупаются за пределами страны», — сообщил «Ленте.ру» партнер аудиторско-консалтинговой группы «БДО Юникон» Эдуард Румянцев. По его свидетельству, в этой ситуации аптеки пытаются замещать иностранные препараты российскими дженериками, но большую часть лекарств невозможно заместить из-за отсутствия у нас в стране аналогов.

Сокращение поставок импортных лекарств началось еще в прошлом году. По данным аналитической компании RNC Pharma, импорт ЖНВЛП в Россию в 2015 году сократился на 1,7 процента в деньгах (до 462,7 миллиарда рублей) и на 8,9 процента в упаковках (до 1,9 миллиарда штук). Заметнее всего сократился импорт препаратов стоимостью до 50 рублей: падение в денежном измерении и в упаковках составило почти 25 процентов.

Необходимые препараты отсутствуют не только в аптеках, дефицит наблюдается и в так называемом госпитальном сегменте, хотя препараты из списка ЖНВЛП обязательно должны наличествовать и у врачей скорой помощи, и в больницах. По данным СМИ, в госмедучреждениях возник дефицит с поставками как минимум 20 наименований лекарств, включая физрастворы.

Дефицит связан с повышением закупочных цен, что и привело к нехватке препаратов, считает Эдуард Румянцев: «Учреждения находятся в достаточно непростом положении, так как в бюджеты закупок не было заложено столь существенное удорожание препаратов, в результате закупки в количественном выражении сократились, а спрос со стороны пациентов остался на уровне прошлого года».

Подставить плечо

Свою лепту в ситуацию на рынке внесло и ужесточение лицензирования медицинских товаров: с января в России изменились условия сертификации всех иммунобиологических препаратов. Директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Владимир Шипков в интервью «Коммерсанту» рассказал, что иностранные фармкомпании для регистрации разработок в России должны получать заключение о соответствии полученного ими международного сертификата GMP российским стандартам. Однако сделать это невозможно, так как Минпромторг не наделил ни одно ведомство полномочиями проводить инспекции лекарственных заводов за границей.

Наиболее болезненно бюрократическая неразбериха ударила по рынку вакцин. Так, российское подразделение французской фармкомпании Sanofi уведомило получателей, что поставило партию вакцины «Пентаксим» в Россию в необходимых для рынка количествах еще осенью 2015 года, но из-за изменения процедуры сертификации вакцина все еще не выпущена в оборот. Об аналогичной проблеме заявила британская компания GlaxoSmithKline (GSK), производящая вакцины «Инфанрикс Гекса» и «Хиберикс». Интернет-форумы переполнены сообщениями от родителей, которые хотят, но не могут сделать прививки детям из-за отсутствия качественных импортных препаратов.

На ситуацию обратила внимание ФАС, глава которой Игорь Артемьев в январе направил письмо в Минздрав с предложением отменить клинические исследования для лекарственных препаратов, зарегистрированных в США и ЕС. В письме говорилось, что обязательное проведение исследований в России задерживает выход новых препаратов на российский рынок, а некоторые фармацевтические компании отказываются от исследований в России, так как это может занять от года до нескольких лет. В ФАС отметили, что это требование снижает доступность препаратов для российских пациентов.

Некоторые отечественные производители уверяют, что могут покрыть потребности больниц. «Этот дефицит и паника созданы искусственно», — заявил «Ленте.ру» основатель и генеральный директор компании BIOCAD Дмитрий Морозов. По его словам, все дело в том, что отечественные производители перестали кредитовать дистрибьюторов и стали сами налаживать поставки в клиники. На рынке наводится порядок, не более того — слабые и неподготовленные к кризису поставщики должны уйти. Кроме того, утверждает представитель отрасли, многие тендеры проводятся в пользу иностранных производителей с нарушением условий. «Как только в сегменте госзакупок будет наведен элементарный порядок — цены упадут», — заявил Морозов. Так, по его словам, снятие искусственных ограничений при проведении госзакупок только в одной онкобольнице Санкт-Петербурга позволило городскому бюджету сэкономить 66 миллионов рублей.

Но, по мнению заместителя гендиректора холдинга STADA CIS Ивана Глушкова, дистрибьюторы сами не всегда заинтересованы в поставках недорогих препаратов — уровень установленной государством наценки не покрывает логистических издержек. А отечественные производители, возможно, и могут покрыть часть потребностей больниц, однако быстро заменить весь список необходимых медикаментов они просто не в состоянии: нет производственных ресурсов. На строительство линий и создание технологии производства аналогов импортных препаратов нужны годы. «Производители смогут покрыть возникший дефицит на долгосрочном временном горизонте — более пяти лет», — подтверждает Эдуард Румянцев.

Тем не менее и представители власти, и эксперты фармотрасли считают, что отечественные производители дешевых лекарств нуждаются в поддержке. «Они в полном объеме могут покрыть потребности больниц и российского рынка в целом только при условии нормальной государственной поддержки», — говорит Денис Швецов. Такие инициативы уже имеются. Так, ФАС предлагает провести индексацию на лекарства из списка жизненно важных на 5 рублей, а Минпромторг рассматривает возможность субсидирования тех российский компаний, которые производят убыточные лекарства из списка ЖНВЛП. В антикризисном плане, подготовкой которого занимается правительство, предусмотрено выделение 4 миллиардов рублей на помощь фармкомпаниям.

Но российские участники рынка настроены скептически. «Об индексации стоимости препаратов, входящих в ЖНВЛП, разговоры ведутся еще с февраля прошлого года. Производители ждут конкретных решений, которых пока, увы, нет», — говорит Швецов. Кроме того, считают эксперты, разовая индексация предельных отпускных цен лишь на короткое время сохранит препараты в производстве. Системно же такая индексация проблемы не решит.

«Субсидирование производителей потенциально способно быть более эффективным, однако это требует ведения раздельного учета производства и продаж жизненно важных и не жизненно важных препаратов», — добавляет Иван Глушков. Такой раздельный учет требует изменения учетной политики компаний-производителей, что в силу требований действующего законодательства невозможно сделать быстро. Да и правила такого раздельного учета могут стимулировать производителей скорее свернуть производство, чем его сохранить и тем более нарастить, добавляет эксперт.

В любом случае рынок ждет помощи от государства, какой бы она ни была. В противном случае «переходный период» может затянуться, а лекарственный дефицит выльется в пустые аптечные полки и переполненные оставшимися без лекарств пациентами больницы.

подписатьсяОбсудить
10:49 28 сентября 2016

«Автошколы — это бизнес, не нужно на них цыкать»

Председатель правления «Гильдии автошкол» Сергей Лобарев о водительской реформе
Международный инвестиционный форум «Сочи-2016»
На черноморском побережье стартует главное экономическое событие осени
«Главная цель — благополучие людей»
Президент ЦСР Павел Кадочников о новой программе экономического развития России
«Мы переживаем время возможностей»
Глава АИЖК о том, когда ставки по ипотеке упадут ниже 10 процентов
Пенсионный улучшайзинг
Смогут ли россияне накопить себе на пенсию без помощи государства
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Ким КардашьянЧто угрожает Кардашьян
Семь самых ярких пранков со знаменитостями
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Перешли все границы
Как провести ночь в двух странах, не выходя из комнаты
Ниже плинтуса
Снимать квартиру в Москве стало неприлично дешево
Заодно похудели
Как купить квартиру при зарплате в 60 тысяч рублей в месяц, не имея накоплений?
Кадр из мультипликационного фильма "Окно", 1966 годКупили на свою голову
За право жить в апартаментах придется ежегодно платить сотни тысяч рублей
Развод на 450 миллионов
Как выглядит самый дорогой в мире дом