«У нас нет места политике, религии и вредным пузырькам»

Губернатор Кидзании Геворк Саркисян — о преступности, налогах и Куикуилько

Геворк Саркисян
Геворк Саркисян
Фото: пресс-служба KidZania Moscow

Геворк Саркисян пять лет боролся за свою во всех смыслах детскую мечту — построить в России парк игрового обучения международной сети Кидзания. Месяц назад мечта сбылась: в Москве появился город площадью 10 000 квадратных метров, где дети разных возрастов могут пробовать себя в более сотни профессий — от радиоведущего до секретного агента. Сам Саркисян стал губернатором и по совместительству генеральным директором. «Лента.ру» узнала у него, в каких взрослых играх участвуют дети, как быть взрослым с душой ребенка и почему в российской версии отсутствуют некоторые культовые места для трудоустройства.

О вредной пище и хороших людях

Взрослые сегодня — непростая для нас аудитория. В идеале нужно, чтобы как можно меньше их находилось в парке вместе детьми, ведь в этом и состоит суть концепции мини-города. Из-за того что Кидзания для Москвы — это новый проект, многие родители пока относятся к нему с недоверием и в огромном количестве ходят и наблюдают за своими чадами. Даже тех, кто старше семи лет, держат под присмотром, хотя в этом возрасте они уже могут находиться на территории без сопровождения. Родителям нужно время — привыкнуть к нам, познакомиться. Мы видим, что, приходя в следующий раз, взрослые уже спокойнее на все реагируют, дети занимаются сами.

В нашем парке нет производства фастфуда, газировки или чипсов (как бы меня ни убеждали в их безвредности и натуральности). Мы сами так решили и не стали ориентироваться на Кидзании в других странах, где есть и «Макдоналдсы», и заводы кока-колы. Наша логика проста: когда дети осваивают профессию в таких активностях — они тут же поглощают результаты своих трудов. А мы не хотим, чтобы дети других людей делали то, от чего мы ограждаем своих. Например, чтобы они пили напиток с пузырьками. Вместо этого мы откроем активности, где наши юные гости будут производить сок и холодный чай. И никаких пузырьков!

Я много думал над определением «хорошего человека». Моя формулировка выглядит следующим образом: хороший человек — тот, кто к другим относится так же, как он хотел бы, чтобы относились к нему, при этом никогда не считая, что его отношение эталонное. Если вы вдруг принимаете себя за эталон (свое поведение, отношение к людям и так далее), то вы обречены на высокомерие. А в моей парадигме это уже существенный минус. Если ты не хочешь, чтобы твои дети пили напитки с пузырьками, — почему ты предлагаешь их другим малышам?

О подготовке космонавтов и налоговой

Традиционно в Кидзаниях не так много учреждений, где дети могли бы стать чиновниками. Хотя у нас есть, например, налоговая служба. Мы рассказываем, что платить налоги необходимо и полезно. А в Кидзании в Куикуилько, в Мексике, есть несколько занятий, которые проводятся при поддержке правительственных организаций и направлены на повышение гражданской ответственности. Там «налог» в размере 20 процентов удерживается из заработной платы кидзанийцев, чтобы в такой игровой форме с детства начинать решать существенную проблему уклонения мексиканцев от уплаты налогов.

У нас есть набор обязательных активностей, которые существуют в каждой Кидзании во всем мире, например больница, пожарная станция, театр. При этом мы можем создавать места занятости, актуальные для нашей действительности. Скоро, к примеру, у нас откроется алмазодобывающая шахта и центр подготовки космонавтов. Такого больше нигде нет.

Дети должны всегда оставаться в реальности. Мы не можем открывать магазины или фабрики с вымышленными названиями. Это бессмысленно и никому не интересно. Если дети хотят работать в банке или в кафе — эти места должны быть такими же, как и в жизни. Ребята сами от этого будут тащиться: «Круто, я буду работать в "Альфа-банке", который я каждый день вижу на улице! Класс, я во Fridays, куда мы ходили с родителями!» Они были там, но они там не работали, не готовили. И вот их шанс. Это сильно. Многие люди недооценивают положительную силу брендов. А у нас она лежит в самой концепции.
Наши знания и идеи вместе с предложениями и экспертизой партнеров объединяются, и в итоге получаются активности, максимально приближенные к жизни.

Бренды воспитывают не только своих будущих покупателей, но и потенциальных лояльных сотрудников. Это «эмоциональный маркетинг 3.0». Дети очень хорошо запоминают торговые марки, и мы, конечно, стараемся выбирать партнеров, в продукции и услугах которых можно быть уверенными.

О Большом театре и преступлениях

Все, что связано с преступлениями и насилием, в Кидзании запрещено. На входе в парк родители часто спрашивают: «У вас можно ограбить банк?» Некоторые из них, получив отрицательный ответ, разворачивают детей и уходят. Даже полицейские у нас без оружия — просто патрулируют парк, общаются по рациям, в тюрьму никого не сажают. Преступности-то нет.

Никакой религии и политики тоже нет. Не разрешено.

Кстати, в полиции работают в основном мальчики. В отличие от салона красоты, где у нас осваивают профессии исключительно девочки.

Билеты у нас распроданы за неделю. В других городах даже организуют специальные туры — перелет, проживание, посещение нашего парка. Например, была группа из Хабаровска, которая прилетала на три дня в Москву, а Кидзания была обязательной частью программы.

Российская Кидзания уже сейчас существенно отличается от других Кидзаний. Нигде больше нет такого Большого театра. Мы, кстати, собираемся и родителям дать возможность не просто посмотреть со стороны, но и на себе попробовать, так что сейчас готовим к запуску проект «Ночи для взрослых».

Об особенных детях и детских особенностях

Дети с особенностями развития могут пробовать себя во всех профессиях нашего города наравне с остальными. При необходимости, например, место пилота в самолете можно заменить на инвалидное кресло. Причем все дети участвуют в активностях вместе, отдельных групп у нас нет.

Поскольку у нас проект все-таки коммерческий, мы рассчитываем окупиться через 5-7 лет.

Сейчас билеты проданы на неделю вперед. В выходные мы не пускаем сотни человек из-за того, что просто нет мест. Нас проклинают, говорят нам гадости, обещают всех здесь уволить. Конечно, дети расстраиваются, не попадая в парк, и нам больно видеть их грустные лица, но еще больнее становится от того, что из-за очередей внутри они не получают тот самый опыт, те впечатления, эмоции и пользу, которые Кидзания стремится дарить и приносить. Сейчас мы работаем над тем, чтобы очередей в самом парке стало меньше.

Еще есть проблема — когда старшие дети выпихивают из очереди малышей. Это какая-то российская особенность. В Японии, например, такого нет. Там дети приходят с родителями за час до открытия, а потом сразу же начинают работать, чтобы не потерять ни одной минуты.

Если в нашем мире один ребенок пройдет шесть активностей — будет идеально.

Обсудить
Ценности08:0219 июля
Носки Vetements и туфли Christian Louboutin

В ноги ушло

Носки как способ самовыразиться и войти в мир люксовой моды
Таиландские раболовы
Гигантские флоты с экипажами из рабов губят индонезийскую экономику
Георгий Толорая: Что ответит Пхеньян
Почему ядерное оружие у КНДР не станет залогом мира на Корейском полуострове
Фантастические культы и где они обитают
Странные верования от Америки до Индии
Бой за печень исламиста
Филиппинские военные с помощью иностранцев добивают боевиков в Марави
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве