Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Хорошее, плохое, скучное

Главные наблюдения по итогам премии «Оскар»

Фото: Mike Blake / Reuters

Американская киноакадемия в 88-й раз вручила премии «Оскар» — наконец закрыв некоторые из годами тянувшихся или совсем свежих интриг. «Лента.ру» подводит итоги главного вечера года в мировом кино, а заодно оценивает, насколько интересной и злободневной получилась сама церемония.

Справедливость года

Про главное событие церемонии вам напоминать, наверное, не нужно — долгожданная победа Ди Каприо породила не меньше мемов, чем его предыдущие злоключения в попытках получить «Оскар» (в частности, сразу стала бессмысленной бесконечная видеоигра на эту тему). Характерно, пожалуй, то, за какую именно роль Ди Каприо наконец получил свою статуэтку — его Хью Гласс в «Выжившем», если присмотреться, представляет собой попурри по прежним ролям актера, его своеобразный альбом лучших хитов. Вот он, как в «Титанике», седлает плывущий по ледяной воде плот; вот, как в «Волке с Уолл-стрит», совершает героический марш-бросок ползком (правда, без винтажных кваалюдов); вот, как в «Острове проклятых», сходит с ума от желания отомстить за смерть жены и детей; и, как в «Начале», находит покой только в красочных снах. Надо понимать — конечно, «Выживший» навсегда войдет в историю как фильм, принесший Ди Каприо «Оскар», но по-хорошему члены академии имели в виду и все его предыдущие роли.

Даже большим торжеством справедливости закончилось соревнование в номинации «Лучшая музыка к кинофильму». Свой первый — не считая утешительного почетного — «Оскар» завоевал Эннио Морриконе, человек, в свое время во многом задавший стандарт музыки к кино как таковой. Поразительно даже не то, что итальянец проигрывал во всех предыдущих своих пяти номинациях, а то, что его даже не выдвигали на премию за лучшие работы — «Однажды на Диком Западе», «Хорошего, плохого, злого» и «Однажды в Америке». Что ж, тем заслуженнее кажется победа за «Омерзительную восьмерку» и тем смешнее разошедшаяся по сетям шутка, что в возрасте Морриконе (композитору 87 лет) российские пенсионеры пишут отказы от квартир. Он же написал музыку для фильма Тарантино. Другой абсолютно заслуженный лауреат — венгр Ласло Немеш, снявший «Сына Саула», мощный и изобретательный фильм на тему холокоста. Уступить он мог исключительно из-за вредности академиков — но те вредничать не стали.

Главные неожиданности

Несмотря на то что академики не стали в очередной раз всех удивлять новым способом оставить без приза Ди Каприо, без неожиданностей церемония все-таки не обошлась. Главной из них стала победа «В центре внимания» Тома Маккарти в номинации «Лучший фильм» — и не то чтобы эта добротная картина, работающая на редкой в наши дни территории умной социальной драмы а-ля Сидни Люмет или Алан Пакула, ее не заслуживала. Но главные конкуренты — «Выживший», «Марсианин» и «Безумный Макс» — казались куда более раскрученными и популистскими. Что ж, похоже, это тот случай, когда условная важность — темы, жанра, подхода — оказались важнее зрелищности и народности (тем более что третий по сборам фильм в истории, новые «Звездные войны», проиграл во всех пяти номинациях, в которых участвовал).

Среди других поводов для удивления — полное отсутствие призов для расхваленных критиками и зрителями «Кэрол», «Бруклина» и «Марсианина»: трудно было представить, что после 17 номинаций на троих эти фильмы уйдут с пустыми руками. Еще один сюрприз предоставила категория «Лучшая песня для кино» — про тему Сэма Смита для «007: Спектр» говорили, что она не была лучшей даже среди композиций, вышедших на той же, что и она, октябрьской неделе; что уж говорить про весь 2015 год. Тем временем слабая и по меркам бондианы баллада обошла и духоподъемную Леди Гагу, и напряженный R-n-B эротизм певца The Weekend. Ну и, конечно, удивило поражение Сильвестра Сталлоне в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» — да, Марк Райлэнс отметился в «Шпионском мосте» перформансом ничуть не худшим, но казалось, что ностальгия и желание наградить одного из голливудских ветеранов победят чистое актерское достижение. Вышло иначе.

Пафос рулит

Если у самых больших триумфаторов «Оскара» — «В центре внимания», «Выжившего» и получившего шесть статуэток «Безумного Макса» — и есть что-то общее, то это повышенный, часто на грани звериной серьезности, пафос. «В центре внимания» яростно обрушился на темы коррупции больших институций и добронамеренного молчания, заодно пропев оду повсеместно умирающей репортерской журналистике. «Выживший» не подпустил в кадр ни секунды иронии, вместо этого воспев первобытные истины о спасительной силе мести и прощения (еще и с лобовыми, на уровне выпускников ВГИКа, аллюзиями на Тарковского). «Безумный Макс» же и вовсе добавил оперного размаха и идей о гендерном равенстве в легкомысленный формат летнего экшен-блокбастера.

В этих обстоятельствах логично, что не могли удержаться от пафосных, глубокомысленных речей и многие лауреаты вечера. Режиссер «Выжившего» Алехандро Гонсалес Иньярриту нашел в своей второй подряд победе симптом стремления к равноправию по цвету кожи (тем более, что в этот раз рядом не было Шона Пенна с неполиткорректной шуткой о мексиканском происхождении кинематографиста). Ди Каприо воспользовался своей победой, чтобы привлечь внимание к проблеме глобального потепления. Сэм Смит заступился за ЛГБТ-сообщество, попутно рассказав о своей открытой гомосексуальности. Режиссер и сценарист «Игры на понижение» Адам Маккэй завуалированно призвал не голосовать на президентских выборах за Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Встреченный овациями вице-президент США Джо Байден несколько минут утешал жертв сексуального насилия в колледжах, а авторы «В центре внимания» признались, что провели день перед «Оскаром» в компании прототипов своих персонажей — то есть жертв сексуального насилия уже в католической церкви. Ну и конечно, каждый чернокожий артист, появлявшийся на сцене, считал своим долгом отреагировать на массовую критику расового неравноправия Академии. Консервативные зрители, надо думать, еще никогда не смотрели «Оскар» с таким раздражением.

«Оскар» скучнеет на глазах

Когда Крис Рок открыл программу вечера развернутым и уморительным стэндапом, в котором прошелся как по голливудскому расизму, так и по лицемерию бойкотирующих («Джада Пинкетт Смит отказывается присутствовать на "Оскарах"? Все равно, что я бы отказался залезть в трусики Рианне. Меня туда не приглашали»), показалось, что «Оскар» только разгоняется. Увы, дальше интересное, смешное и непредсказуемое церемония предоставляла по чайной ложечке. Лауреаты, все как один, предпочли высказываться в политкорректном ключе. За единственный театрализованный успех оказался ответственен The Weeknd со своим танцем полураздетых красоток — в предыдущие годы на хореографию и чистое шоуменство продюсеры отдавали куда больше экранного времени. Смешными шутками отметились разве что некоторые комики — задумавшаяся о половой дисфункции Бонда Сара Сильверман, съязвивший о бедности документалистов Луи Си Кей, а также присоединившийся к чернокожей боли Саша Барон Коэн в образе Али Джи.

Вообще, вечер прошел под знаком благообразности и активистских призывов — не самый зрелищный, прямо скажем, материал. Не было ни демаршей победителей (вроде выходки Марлона Брандо, в свое время отправившего получать за него «Оскар» ряженого индейца), ни постановочных изысков, ни абсурдных, на манер Бьорк, нарядов. Обошлось даже без таких проявлений голливудской человечности, как рыдания со статуэткой в руках на весь мир и падения запутавшихся в длинных платьях актрис. Не обрадовала академия и победой российского режиссера — Константин Бронзит проиграл в номинации «Лучший короткометражный мультфильм» куда более раскрученной «Медвежьей истории». В общем и целом, неудивительно, что телевизионные рейтинги церемонии показали восьмилетний антирекорд — так что стоит ждать в следующем году программы более рискованной, зрелищной и дерзкой. Хотя уже и без привлекавшей внимание зрителей интриги имени Ди Каприо — в этом плане «Оскар-2016» тоже выступил себе в некотором плане во вред.

Культура00:0522 августа
Виктор Пелевин

Жук лапкой потрогал

Виктор Пелевин об «американской гендерной шизе», которую придумали российские спецслужбы