Новости партнеров

А мама кто?

Как поделить маленькую девочку

Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

Верховный суд России должен определить судьбу девятимесячной Софии. Она родилась в результате суррогатного материнства. В России это явление законодательно регулируется, однако не всегда суды следуют букве закона. В итоге мы сталкиваемся с различными историями, в которых детей делят как товар, зачастую не считаясь с их интересами. В одной из них разбиралась «Лента.ру».

Как пишут СМИ, рождение Софии два года назад заказала председатель совета директоров банка БКФ Ольга Миримская. Ребенка должна была выносить жительница Крыма Светлана Безпятая, но после родов она передумала отдавать новорожденного. Собственно такое часто встречается в суррогатном материнстве: женщины привязываются к младенцу, которого вынашивают, и уже не воспринимают его как чужого. Из-за нескольких судебных прецедентов по этому поводу Конституционному суду в 2012 году пришлось вмешаться в спор генетических родителей и суррогатной матери. После разбирательства было принято решение, которое позволяет женщине, родившей ребенка, осуществлять права и обязанности матери.

Однако Миримская не отступилась и обратилась в Пресненский суд Москвы, который вынес прямо противоположное Конституционному суду постановление: новорожденная девочка должна быть передана заказчице. Притом что, как утверждают СМИ, банкирша не является биологической матерью. Яйцеклетку она взяла у своей взрослой дочери, рожденной в браке с бизнесменом Алексеем Голубовичем. Он ответил на вопросы «Ленты.ру»

«Лента.ру»: Сколько лет вы знакомы с Ольгой Миримской? Как долго были женаты?

Голубович: Мы вместе учились, познакомились более 32 лет назад, из которых почти 23 года благополучно и счастливо прожили, вырастив троих детей, которым сегодня 22, 29 и 30 лет. Но мы давно не общаемся. У нас не было бракоразводного процесса в том смысле, что мы не делили существенные активы и вообще, расставшись в 2007 году, формально расторгли брак позже, чтобы не затруднять жизнь детей.

Вам не пришлось делить бизнес?

Бизнес был создан совместно с партнерами в период работы с Группой МЕНАТЕП, а затем — благодаря успешной торговле ценными бумагами. Нам принадлежали среднего размера банк, промышленные компании и девелоперский бизнес, и все это достаточно быстро росло, пока я в 2004 года не уехал за границу ввиду непредвиденных обстоятельств. Активы были переведены на имя Миримской, которой доверял. После того как иностранные активы были оформлены на Миримскую, она стала всем этим руководить, и тем, кто создал бизнес, пришлось уйти.

Под чьей опекой находилась до совершеннолетия и после ваша дочь? Принимали ли вы активное участие в ее воспитании?

Не было такого понятия, как «опека». На момент развода моя дочь жила со мной в Лондоне до 2011 года, потом она поступила в университет США весной 2015 года. Закончив один университет в США, она поступила в другой, в Лондоне, и живет там сейчас. В 2005-2011 годы она жила со мной, а после, как студентка, — уже самостоятельно. Ранее, живя за границей, я реже виделся с сыновьями, с дочерью общался больше. Она жила со мной в Лондоне с 2005 года, учась в школе.

Знали ли вы о решении вашей дочери передать биоматериал для рождения ребенка по заказу ее матери?

Мне не известно о том, что было использовано, и это не мое дело.

Как думаете, что ее побудило к таким действиям?

Если предположить такое, то трудно понять, что могло стать причиной. Я могу только сказать, что моя дочь — добрый и отзывчивый человек. Она росла в нормальных условиях, не была избалованна, училась, жила самостоятельно во время учебы в университете в Вермонте. Я не думаю, что она сделала что-то плохое.

Вы общались с дочерью на эту тему?

Нет. Этот вопрос, с моей точки зрения, не имеет отношения к ней ни юридически, ни в ином смысле. Эта история с ее матерью, по-моему, и так произвела на нее тяжелое впечатление.

Вообще, как вы думаете, правда это или это аргумент Миримской, чтобы выиграть суд?

Думаю, что любой самый неожиданный аргумент будет использован, чтобы выиграть. Но это — вопрос к юристам, так как иск крайне необычен и вообще это дело, по-моему, выходит за рамки человеческой морали.

Какова, на ваш взгляд, причина столь агрессивного поведения со стороны Миримской в этом деле с ребенком?

Про агрессивность поведения надо спрашивать специалистов в соответствующей области медицины.

Откуда у Миримской средства на кампанию против суррогатной матери? На Кипре сейчас она объявила награду за ребенка тем, кто поможет отобрать его у матери, которая его родила.

Полученный ею 10 лет назад бизнес, видимо, пока это позволяет. Но сегодня это вопрос уже не ко мне.

***

Адвокаты Светланы заявляют в прессе, что незаконное решение отобрать ребенка судом было принято на основании копии якобы заключенного договора между Миримской и Безпятой. Оригинала нет, утверждают защитники, и приводят слова представителей медицинского центра, где якобы проводилось ЭКО, которые отрицают наличие такого документа. Они оспорили это решение в Мосгорсуде, который также встал на сторону Миримской. Теперь дело передано в Верховный суд. Все судебные разбирательства проходят за закрытыми дверями, поскольку дело касается несовершеннолетнего.

Уполномоченный по правам детей Павел Астахов в эфире телеканала РЕН ТВ назвал решение суда беспрецедентным. По его мнению, София должна остаться с матерью, родившей ее. «У нас в законодательстве установлен приоритет женщины, которая выносила и родила ребенка», — сказал омбудсмен. Аппарат уполномоченного направил обращение судебной власти с просьбой не допускать нарушения прав девочки.

Сама крымчанка в настоящее время находится на Кипре, власти которого вынесли решение о ее аресте по ходатайству банкирши.

Впрочем, против Миримской тоже ведется расследование на Кипре. Как пишет агентство «Росбалт», Верховный суд острова месяц назад отклонил ее заявление о незаконном удержании ребенка Светланой Безпятой с тем, чтобы девочку передали Миримской. Она предоставила договор, в подлинности которого кипрский суд усомнился, и теперь в отношении Миримской возбуждено уголовное дело. Кроме того, там же на Кипре возбуждено дело в отношении банкирши за попытки похитить ребенка.

Издание также сообщает со ссылкой на местную прессу, что банкирша объявила вознаграждение в 150 тысяч евро за информацию о местонахождении суррогатной матери с девочкой. Кроме того, Миримская наняла человека с судимостью Романа Аврелли. Он заявляет, что его нанимательница готова на все, чтобы заполучить ребенка.

По разной информации от жителей Кипра, мужчина предлагал за ребенка и мать до 2 миллионов евро, но в личной беседе назвал Миримскую прижимистой женщиной — она готова выплатить 50 тысяч евро. Роман также объяснил причину, по которой он занялся поисками крымчанки. Банк Миримской БКФ обещал ему выделить кредит на деятельность ночного заведения.

Теперь в этой запутанной истории предстоит разобраться Верховному суду России.

А пока маленькая София с матерью, которая ее родила.