«Я что — маленькая девочка с большими сиськами?»

Дмитрий Дибров о том, как подсел на Periscope и зачем обматерил фолловера

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

В марте 2016 года главный интеллектуал российского телевидения Дмитрий Дибров удивил публику. Он вышел из себя и обматерил одного из зрителей своей трансляции в Periscope за реплику о том, что ведущий — порождение СССР. В разговоре с «Лентой.ру» Дибров объяснил, почему дал волю эмоциям, и рассказал, как подсел на Periscope, почему считает этот сервис убийцей телевидения, а также поделился планами о том, как будет вершить революцию в интернете.

«Лента.ру»: Зачем вам вдруг понадобился Periscope?

Дмитрий Дибров: Знаете, как только Twitter вышел с новостью о том, что запустился Periscope, я прямо почувствовал мороз по коже. Как человек, который всю жизнь приводил на телевидение новые электронные средства коммуникации — от прямого телефона до чата — я понял, что, кажется, этот проект был запущен в мою честь.

Если бы меня спросили, что я считаю главным из сделанного мной на телевидении, то, наверное, я бы ответил так: я научил советский телевизор говорить с русским человеком по-человечески. Как мы общаемся в жизни, я общался в студии. В свое время это было непривычным, теперь это, слава богу, норма. Но мы идем дальше. И я считаю, что Periscope — это могильщик Останкинской телебашни.

Почему?

Вот смотрите. Телевидение — это наука о том, как и что показывать. Я хотел бы думать, что высший пилотаж для телевидения — это показать, как еще можно жить. А не только работать образцом добродетели на камеру.

Моя жизнь состоит из невероятных встреч. Слава богу, мне удалось ее выстроить так, что ни в моем доме, ни в моем кругу общения лишних людей просто нет. Все они достойные люди, известные стране писатели, музыканты, банкиры, артисты, телевизионщики. Ведь и среди телевизионщиков тоже есть дельные люди, не все идиоты самовлюбленные, прочитавшие по одной книжке за жизнь.

Так почему бы не показать всех этих замечательных людей? Показать дом русской семьи, где бывают достойные люди. Я вам больше скажу. Когда мы с Полиной построили наш дом для детишек, я даже грешным делом думал развесить маленькие камеры по всем углам.

Устроить «Дом-2»?

Да! Но «Дом-2» не кретинов, которые спят под нестираными простынями и брачуются на глазах у всех, чтобы оттяпать дом в Подмосковье, поскольку других способов заработать, увы, господь им не дал.

А показать семью, где тоже едят шашлыки и пьют вино, но только при этом не несут всякую чушь заплетающимся языком, а обсуждают высокие интересные идеи, которые наутро или на следующий год будут актуальны в обществе.

Заодно, кстати, и поучатся тосты произносить. Не просто «желаю, чтобы все», как Шариков. Это ведь целый литературно-драматический жанр. Да и, кстати, посмотрят, как детишек воспитывать. Это же школа для родителя. Есть же школа о том, как продавать дурацкие вещи, купленные в Милане на распродаже.

Пока такие трансляции смотрят в сотни раз больше народу, чем ваши.

На каждый чих не наздороваешься. У меня и в старой телевизионной истории есть такие примеры. У «Антропологии» были низкие рейтинги, но ее смотрели интеллектуалы. Мне-то не нужны те, кто учится у Виктории Бони, Викули Лопыревой или у Сережи Зверева.

Понятное дело, что если тебе 21 год, особенно никакого успеха у тебя пока нет, да и не предвидится, что ты будешь делать? Пойдешь и посмотришь, как живут те, кто и есть для тебя символ успеха. А это, разумеется, телочки на яхточках. Им практически неизвестно, что материальная часть мироздания сродни унитазу. Что человек создан вовсе не для того, чтобы в отхожее место по три раза на дню ходить, а для того, чтобы создавать то, чего без него на земле еще не было.

Взяли и унизили разом добрую часть популярных женщин-блогеров.

Я ни в коем случае не имел в виду умнейших Лопыреву и Боню. Этих коллег я знаю хорошо. Недавно у меня в «Кто хочет стать миллионером» Боня играла, и посмотрите, как прошла! Она много выиграла, между прочим. Нет, это не дура. То же касается моей землячки Лопыревой.

Но вы тоже потакаете не самым высоким стремлениям зрителей: узнать, а чем обедает Дибров, что там у него с женой. Не смущает?

Меня заботит этот вопрос, но не с точки зрения смущения, а как производственная задача. Я смотрю, как работают коллеги по Periscope. Они говорят исключительно о том, что у них вокруг, что у них на шее, что у них в заднице и что у них под руками. Только об этом, все. Исключая батюшек, которые говорят, разумеется, о высоком.

Ну вот совсем недавно вы рассказывали про важность секса в отношениях.

Да, у нас с Полиной была годовщина, и меня спросили, каково это жить в браке. Я сказал, что секс — залог семьи. Страсть что до загса, что после — это топка семейной этики. Кто это недооценивает, рано или поздно оказываются с рогами или брошенными.

Понимаете, я ведь стараюсь перехватить язык, которым общается аудитория Periscope. Конечно, всегда будут спрашивать, где мы сидим и что мы едим. Но в отличие от коллег по Periscope, говоря на понятном языке, я тут же даю им что-нибудь для ума, не про себя, про какую-нибудь закономерность мироздания.

Для начала я, разумеется, отвечаю на их замечания о том, какой у меня классный прикид. Говоря слово «прикид», я захожу на их территорию, а потом я их вытаскиваю на нематериальную панель. Слушайте, я так наблатыкался в «Антропологии», попытаюсь сделать это и в новом формате.

У «Антропологии» были совершенно другие зрители.

Это правда. У нее были низкие рейтинги, но те немногие, кто ее смотрел, наутро принимали решения на высших уровнях в различных областях. «Антропология» была точкой сборки. Periscope тоже может стать точкой сборки. Но дайте мне время освоиться и найти общий язык.

Кажется, пока выходит плохо. Недавно приложили зрителя крепким словцом.

А вы бы их послушали! Как они в быту говорят. А вы бы посмотрели на них, когда они выпивают в пятницу. Ой-ой-ой! Людям свойственно прежде всего изобличать в окружающих те недостатки, какие окружающие склонны изобличать в них.

С другой стороны, если перед русским человеком предстать в накрахмаленной рубашке, как ректор МГУ, скорее всего, тебя просто выключат. А тут ты уже мем для них. А как по-вашему, я привлеку их к своей трансляции, если у меня нет ни сисек, ни ботокса и на яхте я не катаюсь? Я что — маленькая девочка с большими сиськами? Да у меня и денег таких на силикон нет. Ну вот, приходится.

Используете методы Юрия Лозы?

Вот, кстати, Юра молодец. Обратить на себя внимание, не прибегая к мату и к неспортивным приемам, хотя в наш жестокий век любые способы хороши, чтобы притащить малообразованную голову туда, где хоть что-нибудь скажут, — молодец! Я ни одного его слова, сказанного про Led Zepellin, не разделяю, при этом понимаю его поступок и полностью поддерживаю.

Лоза порцию славы получил. А вы чего хотите? Periscope убьет телевидение — это вы всерьез?

Думаю, это новая форма телевидения. Может быть, оно нужно не для того, чтобы расширять горизонты, а чтобы сказать: дескать, живет в таком-то городе Иван Иванович Бобчинский.

Другое дело, что мы не сможем старыми добрыми телевизионными способами достичь успеха в перископном вещании. Там есть свои требования к языку. Он должен быть несколько разнуздан, иначе трансляции не будут популярны. Я думаю, что если бы Достоевский начинал в наши дни и опубликовал роман «Бедные люди», вряд ли бы его скачивали. Литературный текст, чтобы стать востребованным, должен быть неправильным, на грани риска, даже и с матючком.

Полагаю, матючком зрителей долго не удержать.

Разумеется. Знаете, я смотрю, что делают мои коллеги по Periscope, и наблюдаю вот какую штуку. По статистике, большинство трансляций начинается с того, что некто долго устанавливает и включает свой айфон, потом добрых две минуты раздает приветы всем, кто ему пишет.

Думаю, выиграет тот, кто сделает следующий шаг и попытается выбиться из общего видеоряда. Поэтому я, во-первых, купил крепкий постамент, на который установил свой айфон, чтобы он не дергался, а во-вторых, буду показывать заставку, как в передаче на ТВ. Я не смогу вывести в Periscope свой видеоконтент, поэтому просто уткну камеру айфона в экран монитора с этой заставкой. Кроме того, я хочу сделать хорошую телевизионную выгородку за моей спиной.

Матючки, заставочка, выгородка — это по форме. А по содержанию?

Я прошу зрителей задавать мне темы для следующей трансляции, чтобы я мог к ней готовиться. Я уже пытался так делать, но пока это не работает. Потом я увидел, что многие в Twitter просят присылать им вопросы днем, а вечером выходят в эфир. Идея хорошая, я тоже это попробую.

А потом: в среду я буду на дне рождения композитора Энри Лолашвили, устрою оттуда включение. В четверг я пойду к Андрюше Малахову, мы будем чествовать Леночку нашу Малышеву. Там соберутся очень интересные люди. Профессор Малышева интеллектуал и друг очень многих достойных людей. Конечно, здорово в гримерке включить и поговорить, например, с Рошалем. Он же будь здоров какой собеседник.

Вы как-то сказали, что один зритель в вашем Periscope стоит 10 тысяч зрителей Малахова.

Я имел в виду, что Андрей работает в прайм-тайм каждый день на самом главном источнике питьевой воды. И вы только подумайте: каждый вечер Андрей должен удерживать внимание миллионов зрителей. Я знаю Андрея много лет, мы много работали над разными проектами. Это глубокий и фантастически плодотворный журналист. Но он вынужден работать на этом посту. Он не имеет права заниматься тем, чем бы он хотел. Он, может быть, хотел бы Шпенглера обсудить, но его работа состоит в другом. Попробуй-ка сделать так, чтобы русский человек понял, что не выпал из цивилизации.

Вам нравится то, что нынче показывают на федеральном ТВ?

Мне удается смотреть только круглосуточный исторический канал. В остальном же я даже не знаю, кто такие Букины и кто эта чудесная Оля Бузова, о которой все говорят.

А политические шоу?

Я о них ничего не думаю. Единственное, что я отрубаю сразу, — политика в любом виде.

А что вы отвечаете в Periscope, когда вас просят высказаться на политические темы?

А ничего. Мне вообще хочется напомнить всем тем, кто высказывается сейчас о политике, строки Саши Черного, которые он написал в 1911 году. «Я знаком по последней версии с настроением Англии в Персии и не менее точно знаком с настроеньем поэта Кубышкина, с каждой новой статьей Кочерыжкина и с газетно-журнальным песком».

Политика — это такая же профессия, как и все остальные. При большевиках она была основой жизни, но сейчас, если тебя не интересует политика, ты можешь ей не заниматься, а доверить ее профессионалам. Посмотрите, сколько у нас замечательных политологов. Как начнут говорить, не остановишь.

Вопрос еще и в том, что от политики могут страдать люди, и тогда, персонажи, далекие от нее, не могут молчать, потому что наболело. У вас не бывает желания сказать свое слово?

Образовываться надо — вот мое слово. Можно клясть Украину, можно клясть Россию, можно и Америку. Но как написал Борис Гребенщиков, «я был на Ибице, и я был в Кремле, и я понял: все дело во мне». Размышлять о политике, критиковать и тех, и других гораздо легче, чем заниматься собой и разбираться с завалами в своей голове. А это важнее.

подписатьсяОбсудить
00:02 Сегодня

Утопия олдфага

Как представлял интернет создатель первого веб-сайта в конце 1980-х годов
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 63 человека
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Бегущий человек
Как граждане КНДР спасались от идей чучхе в СССР и Китае
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
По ком звонят колокола?
Насколько интересным будет автошоу ММАС-2016: вещий тест
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон