Новости партнеров

На нефтяном перепутье

Почему рубль теперь зависит от Саудовской Аравии и Ирана

Фото: Vahid Salemi / AP

Финансовый мир замер в ожидании уик-энда в расчете на то, что на встрече в катарской Дохе крупнейшим игрокам глобального нефтяного рынка удастся договориться о заморозке добычи черного золота. Результаты этого саммита особенно важны для углеводородных корпораций и трейдеров на товарных рынках. А в России добавляется еще один фактор — судьба рубля. Есть серьезные основания полагать, что отечественная валюта рухнет или, наоборот, резко поднимется в цене в зависимости от итогов переговоров.

Лишние объемы

На начало года избыток предложения на нефтяном рынке составлял, по разным оценкам, от полутора до двух миллионов баррелей в сутки. К середине апреля ситуация мало изменилась. Кое-где нефтедобыча под давлением сверхнизких цен действительно снизилась. Например, в США — на 2 процента, до 9 миллионов бочек в день. Но в России добыча выросла на 0,5 процента. О производстве нефти в Иране судить трудно, но экспорт оттуда увеличился почти на треть.

И все же в последние месяцы нефть медленно, но достаточно стабильно дорожает. Если в начале года цена колебалась в районе 30 долларов за баррель, то сейчас условно закрепилась выше 40 долларов. То есть рост превысил 30 процентов. Для такого скачка требуются серьезные причины.

Все дело в ожиданиях участников рынка по поводу судьбоносных решений ОПЕК и других крупнейших производителей. Были надежды на то, что они все же пойдут на снижение или хотя бы на заморозку добычи. Логика понятна: с рынка нужно убрать сравнительно немного нефти для серьезного роста цен, и несколько ведущих стран могли бы сделать это сообща, потеряв чисто символический объем экспортной выручки.

Пока же разговор идет только о том, чтобы заморозить объемы производства, причем не на уровне прошлого года, а уже на отметках, достигнутых в начале 2016-го. Как уже говорилось, с Нового года наблюдалось повышение объемов в стремлении выжать из своей добычи все до последней копейки. И все же достигнутое в феврале предварительное соглашение — уже существенный прогресс. Раньше подобных договоренностей не было на горизонте даже на уровне ОПЕК. Сейчас же к работе над соглашением привлечена Россия, которой ограничивать добычу нефти затруднительно по целому ряду причин, от макроэкономических (страна в кризисе остро нуждается в экспортной выручке) до чисто технологических (в наших климатических условиях нельзя просто взять и остановить работу нефтяных вышек).

Второй раунд

17 апреля состоится второй и, вероятно, решающий раунд переговоров. В преддверии грядущего саммита нефть подорожала до 44 долларов за баррель, а курс рубля достиг максимальных за пять месяцев значений.

Пока о позициях сторон поступают противоречивые сведения. Так, источники в дипломатических кругах подтверждают, что два ключевых участника переговоров — Россия и Саудовская Аравия — согласовали замораживание добычи. По сути, именно Россия и Саудовская Аравия сейчас главные ньюсмейкеры из Дохи. Остальные значительно ограничены в маневре, прежде всего потому, что у них и так нет особых возможностей для наращивания производства.

Но есть исключение — Иран. Мало того, что у Исламской Республики с Саудовским королевством острейшие геополитические противоречия, так они еще и прямые конкуренты как экспортеры нефти. Иран очень обижен на то, что в результате санкций, введенных в 2012-м и отмененных в конце прошлого года, потерял свою долю на мировом рынке. Республика надеется все восстановить, но в сложившихся условиях это возможно только за счет тех или иных конкурентов.

Иран по-прежнему отказывается сотрудничать по данному вопросу. Производственные мощности страны позволяют сравнительно быстро нарастить добычу на миллион баррелей. Тогда Ирану как раз удастся восстановить свою долю, утраченную в 2012 году. И уступать в Тегеране пока не намерены. Сообщается, что министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане даже не собирается выезжать в Доху на переговоры.

Как на эти демарши отреагируют саудовцы, сказать трудно. С одной стороны, из российских дипломатических источников известно, что Эр-Рияд примет решение без оглядки на позицию Ирана. С другой, 1 апреля принц Мухаммад ибн Салман прямо заявил, что королевство готово заморозить добычу только в том случае, если и Иран на это пойдет. Вполне возможно, что позиция Саудовской Аравии в последние дни изменилась, но наверняка ничего утверждать нельзя.

В этой связи возникают серьезные опасения, что даже и такого скромного результата, как заморозка добычи на текущих уровнях (о сокращении производства речи давно уже не идет), добиться не удастся. И тогда нефтяной рынок ждет новый тяжелый обвал. Так считают, к примеру, аналитики крупнейших инвестбанков США Goldman Sachs и Citigroup. По их мнению, громкий крах переговоров послужит сигналом для резкого снижения цен. Причем во многом потому, что рынок долго готовился к саммиту, а сами участники активно продвигали его в СМИ.

Нефть по 80, доллар по 60

Не весь финансовый мир разделяет такие настроения. «Пока все идет к тому, что определенные договоренности в Дохе будут достигнуты», — заявил в беседе с «Лентой.ру» ведущий аналитик Промсвязьбанка Алексей Егоров. Положительный исход встречи в Катаре поддержит котировки на уровне выше 40 долларов за баррель в среднесрочной перспективе, считает он.

В целом, согласно опросу Bloomberg, ведущие трейдеры уверены в том, что на нефтяном рынке «все будет хорошо». Как отметил глава Gunvor Торбьерн Торнквист, цена на нефть пойдет вверх, хотя и в сопровождении сильной волатильности. Пьер Андюран из лондонского хедж-фонда Andurand Capital Management и вовсе выразил уверенность, что уже в этом году цены преодолеют отметку в 60 долларов за баррель, а в следующем достигнут 80 долларов.

Несколько менее оптимистичен доцент ВШЭ Антон Табах. «На мой взгляд, в текущие цены уже заложены успешные итоги переговоров. Выше 45 долларов котировки если и уйдут, то ненадолго. Не стоит забывать, что саудиты — ненадежные партнеры и могут принимать односторонние решения, из-за этого всегда возникают проблемы с исполнением решений ОПЕК», — разъяснил он «Ленте.ру». А по словам Алекса Берда, представителя одной из крупнейших трейдерских компаний Glencore, на рынке сформировались промышленные запасы в 300 миллионов баррелей нефти, и для перебалансировки потребуется немало времени.

В любом случае, похоже, что при успешном завершении переговоров нефть как минимум останется на нынешнем, уже сравнительно высоком уровне, а то и двинется вверх. Что произойдет с рублем? По логике, он укрепится — если не вмешаются дополнительные факторы.

Значит, нельзя исключать того, что государство в лице правительства и ЦБ предпримет дополнительные усилия, чтобы рубль не подскочил слишком сильно. По словам министра финансов Антона Силуанова, правительство подготовило новый вариант бюджетного правила, по которому при дорогой нефти все дополнительные доходы изымаются в резервные фонды. Что понятно — дорогой рубль нанесет удар по всем планам импортозамещения.

Искусственное вмешательство ЦБ и кабмина в ситуацию допускает и Алексей Егоров. «На этом фоне доллар вполне может опуститься ниже уровня 65 рублей. Если американская валюта упадет в зону 60-65 рублей, на рынок может выйти Банк России, чтобы покупать валюту в резервы, а это ограничит потенциал укрепления рубля», — полагает он. Если же реализуется негативный сценарий и в Дохе ни о чем не договорятся, доллар вернется к 68 рублям и выше, заключает аналитик.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов