Новости партнеров

Эшелонированная оборона

На что способны игроки мирового оружейного рынка второго эшелона

Баллистическая ракета Shahab 3 (Иран)
Фото: Ruhollah Vahdati / ISNA / AP

Глобальные перемены в мироустройстве затрагивают все сферы политики и экономики, в том числе и такую чувствительную к внешним воздействиям область, как производство вооружения и военной техники. Центр анализа стратегий и технологий представил книгу «Новые военно-промышленные державы» под редакцией руководителя ЦАСТ Руслана Пухова, анализирующую возможности семи стран, относительно недавно вышедших на рынок ВиВТ в качестве производителей.

Семь различных историй формирования национального ОПК под одной обложкой дают объемную картину возможного будущего отрасли.

Сочти семь

Книга описывает историю развития и состояние военной промышленности Бразилии, Индонезии, Ирана, Пакистана, Сингапура, ЮАР и Южной Кореи. Для российского читателя каждый из семи случаев представляет интерес с точки зрения преодоления препятствий, стоявших перед странами, решившимися на создание собственной оборонной индустрии.

В первой главе, посвященной Бразилии, наиболее интересна история создания авиастроительной корпорации Embraer, достигшей статуса третьего в мире производителя гражданских самолетов. Будучи изначально исключительно импортером как технологий, так и гражданской продукции, Бразилия добилась существенных результатов, став источником технологий в авиастроении и ряде других областей.

Иран — это пример формирования оборонной промышленности в условиях практически полной политической изоляции и минимума ресурсов, что особенно актуально для России, столкнувшейся с постепенно ужесточающимся санкционным давлением, которое вряд ли ослабеет в ближайшем будущем.

Пакистан сумел (пусть и не без заимствования) создать ядерный боеприпас, хотя на старте, при объявлении независимости, в стране не производилось даже стрелковое оружие.

В ЮАР тоже была собственная ядерная программа (свернутая и ликвидированная последним «белым» правительством страны). Но и помимо ядерного проекта, история ВПК этой страны очень показательна. Тоже сильнейшее международное давление, крайняя ограниченность списка потенциальных доноров технологии. А в результате — передовые позиции в производстве легкой бронетехники, беспилотников, ракет различных типов и других видов оружия.

Относительно недавно включившаяся в глобальную гонку производителей оружия Индонезия остро нуждается в донорах технологии. С учетом специфики индонезийского рынка, Россия имеет все шансы получить эту роль в ряде ключевых направлений, обеспечив перспективы сотрудничества на годы вперед.

В свою очередь, Сингапур привлекает внимание огромной для столь небольшой страны долей техники собственного производства в арсенале своей армии — более 60 процентов.

Наконец, авторы исследуют феномен Южной Кореи — страны, наиболее близкой к группе лидеров мировой оборонки. При этом положение и перспективы отрасли в значительной мере определили налаженное производство и экспорт гражданской продукции, обеспечившие южнокорейский ОПК технологическим фундаментом.

Все семь стран — потенциальные партнеры России, и тот или иной опыт военно-технического сотрудничества у Москвы есть с каждой из них.

Детализация возможностей

Масштабы этого сотрудничества, конечно, разные — от поставок некоторого количества переносных ЗРК в случае с Сингапуром, до разработки перспективной ракеты-носителя и систем ПВО в Южной Корее. Южнокорейская кооперация, результатом которой стали носитель KSLV-1, созданный при активнейшем участии ГКНПЦ им. Хруничева, и зенитный ракетный комплекс KM SAM (детище концерна ПВО «Алмаз-Антей»), дала, по сути, России дополнительную площадку для отработки технологий ракеты-носителя «Ангара» и зенитного ракетного комплекса С-350 «Витязь» соответственно.

В книге помимо общей картины приводится ряд существенных деталей, позволяющих понять возможную конфигурацию перспективных контрактов и форм сотрудничества на мировом рынке ВиВТ на фоне дальнейшего развития ОПК «новых стран». Можно прогнозировать усиление интереса к совместным программам разработки и производства ВиВТ, позволяющим, с одной стороны, стране-реципиенту относительно быстро получить собственную современную технику, а с другой — предоставляющим донору редкую возможность пройти полный цикл разработки и запуска новой системы в производство за чужой счет.

Новые игроки способны в некоторых сферах бросить вызов лидерам, предложив собственный работоспособный продукт. В Бразилии это, помимо гражданской авиации, проект военно-транспортного самолета KC-390, в 2015 году впервые поднявшегося в воздух. Учитывая постоянные перебои в реализации российского проекта Ил-214, совместного с Индией, бразильская машина в Нью-Дели всерьез рассматривается как возможная альтернатива.

На свою долю рынка претендует и Южная Корея, в том числе в Индии, — предложив Нью-Дели новейшую САУ K9 Thunder, соревнующуюся в рамках торгов с российской «Мстой-С». В активе южнокорейского авиапрома — учебный самолет Golden Eagle, хорошо принятый рынком. Все чаще сами страны «второго эшелона» выступают донорами технологий — например, в области судостроения, где Samsung Heavy Industries — один из мировых лидеров.

С точки зрения внешнеполитических интересов России, положений военной доктрины и места нашей страны в мировом балансе сил важны и ракетно-космические программы этих стран, их перспективы на рынке космических услуг (для Южной Кореи и Бразилии в первую очередь), а также потенциал сдерживания и боевого применения, особенно в случае ядерного Пакистана и «порогового» Ирана.

Игроки этого уровня, помимо прочего, привлекают внимание России и как возможный путь обхода западных санкций — за счет, например, покупки современного производственного оборудования у той же Южной Кореи. В целом же растущие возможности новых игроков, особенно на фоне продолжающейся деградации оборонных отраслей экономики ряда европейских государств, обещают серьезные изменения на рынке военной продукции и товаров двойного назначения уже в ближайшие 10-15 лет. И от взаимодействия России с новыми игроками может зависеть уже потенциал отечественной оборонки в целом.

Что добавить?

Если говорить о том, чего в книге не хватает, то это, безусловно, обзора ОПК ряда других стран второго эшелона, в том числе Китая, Индии, Израиля и Турции, каждая из которых по-своему интересна российскому читателю. Впрочем, отчасти этот пробел компенсируется тем, что обзор ОПК Китая уже был выполнен коллективом ЦАСТ в книге «Оборонная промышленность и торговля вооружениями КНР», возникшей на основе доклада, который представили администрации президента РФ в 2010 году. Индии, Израилю и Турции, судя по имеющейся информации, также предполагается посвятить отдельные книги.

Еще важные направления работы на ближайшую перспективу — подготовка профильных обзоров ракетно-космических программ «второго эшелона», а также тематического обзора военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами. Подобный обзор ЦАСТ выпускал только однажды — в 2007 году.

Книга «Новые промышленные державы» — безусловно, серьезный труд, обобщивший сведения из многих десятков источников. При этом в подавляющем большинстве случаев используется информация различных сетевых ресурсов, что заставляет задуматься о необходимости перехода в дальнейших изданиях такого рода на цифровой ссылочный аппарат, который позволял бы читателю выходить на нужные ресурсы прямо из созданной параллельно с бумажной книгой справочной страницы в сети.