Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Лондон, гудбай!

Сбежавших за рубеж бизнесменов станут чаще возвращать в Россию

Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

В настоящее время по каналам Интерпола разыскивается более трех тысяч россиян, обвиняемых или осужденных на родине. В Генпрокуратуре отмечают положительные сдвиги в вопросах экстрадиции беглецов из-за рубежа. В прошлом году российским властям были выданы 146 человек. Опрошенные юристы полагают, что в этом году количество выданных правосудию россиян увеличится в связи с кардинальными изменениями в области экстрадиции. «Лента.ру» постаралась выяснить, что же изменилось в юридической практике.

Возвращенцы

Бывший начальник управления капитального строительства Туапсинского НПЗ, входящего в компанию «Роснефть», Анатолий Каверов находится в следственном изоляторе хорватского города Пула. Он был задержан на границе Словении и Хорватии 6 апреля, поскольку был объявлен в розыске по линии Интерпола. В России его обвиняют в крупном мошенничестве на 137 миллионов рублей. Уголовное дело возбуждено по инициативе главы «Роснефти» Игоря Сечина.

Как рассказал «Ленте.ру» адвокат Александр Забейда, Каверов с прошлого года проходил лечение в Словении и решил поехать в соседнюю Хорватию.

— Он не ожидал каких-то проблем на границе. В базу Интерпола его внесли где-то за три-четыре часа до пересечения границы. Сами пограничники удивились такой небывалой удаче. Только появился в базе и тут же попал к ним в руки, — говорит адвокат.

Россиянина сначала доставили в местное отделение полиции, оттуда к судье, которая избрала ему меру пресечения — 40 дней под стражей. За это время Россия должна прислать запрос об экстрадиции и сообщить суть обвинений, выдвинутых против Каверова.

По словам адвоката, от правоохранительных органов ждут неоспоримых доказательств причастности Каверова к преступлениям. По мнению защиты, таких доказательств в материалах дела нет.

В хорватском изоляторе россиянин находится в двухместной камере. «Условия, конечно, не санаторные, все старенькое, потрепанное, но чистое. В камере свой туалет», — рассказывает Александр Забейда. Его встрече с подзащитным никто не препятствовал. Пустили в изолятор запросто, по российскому загранпаспорту.

— Он старый, больной человек. Возвращать в Россию его опасно. При рассмотрении вопроса о его экстрадиции мы будем говорить о невыносимых условиях содержания в российских тюрьмах, — отметил защитник.

Между Россией и Хорватией нет двустороннего соглашения, поэтому вопрос о выдаче Каверова будет решаться, исходя из норм национального законодательства Хорватии.

Генпрокуратура России уже запросила материалы у СКР, ведущей это дело, сообщил источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах. «Если инициатор розыска подтвердит свое намерение заполучить беглеца, тогда прокуратура подготовит и отправит запрос на его экстрадицию», — пояснил собеседник.

Прошлым летом на границе с Сербией был задержан владелец турфирмы «Лабиринт» Сергей Азарсков, обвиняемый на родине в хищении миллиарда рублей.

Он дожидается экстрадиции в Россию в сербском городке Ужица. От его действий пострадали 45 тысяч туристов (18 тысяч уже официально признаны потерпевшими). «Это самое крупное уголовное дело в России», — уверен адвокат Кирилл Бельский. По его словам, к концу расследования объем дела может достичь 20 тысяч томов.

Адвокаты бизнесмена обжаловали решение о его выдаче в Верховном суде Сербии, который и должен поставить точку в этом вопросе. Пока же Азарсков читает русскую классику в одной камере с тремя сербами. Общается с ними без особого труда: языки похожи. Временами играет в шахматы.

С Темзы выдачи нет

— Великобритания всегда, и особенно в последние 15 лет, была местом, избавляющим от всех проблем с российским правосудием. Как говорится, с Темзы выдачи нет, — рассказывает Бельский.

Ситуация резко изменилась в прошлом году, когда Агентство по страхованию вкладов охотилось за Сергеем Пугачевым, бывшим владельцем Межпромбанка. Московский арбитраж привлек его вместе с руководством банка к субсидиарной ответственности на 75 миллиардов рублей.

Адвокат пояснил, что в АСВ сменили тактику: не стали настаивать на экстрадиции банкира, а потребовали от него возмещения убытков.

— Представители АСВ четко, грамотно, с помощью английских юристов, сформулировали свою позицию, и суд Великобритании вынес решение о взыскании денег с Пугачева. Понятно, что сейчас эту практику поставят на конвейер. Как только ты приносишь в британский суд заявление об экзекватуре, то есть о принудительном исполнении решения иностранного суда, в нашем случае российского, тут же просишь суд вынести freezing order — приказ о заморозке активов. Вот это страшная вещь! Потому что английскому суду врать нельзя вообще. Если тебя уличат в том, что ты хоть чуточку наврал, ты становишься для суда не заслуживающей доверия стороной и все, что ты говоришь, будет восприниматься скептически. Так было в знаменитом деле «Березовский против Абрамовича». Там судья написал совершенно фантастическую фразу: «Суд воспринимает Березовского скептически как свидетеля, для которого правда является гибкой материей, способной принимать нужные ему формы в зависимости от ситуации». Красиво пишут, прямо художественная литература. У нас более формальная школа, — говорит Бельский.

Когда поступает запрос на freezing order, то суд обязывает человека раскрыть все свои активы. И здесь второй ключевой момент. «В России твоими активами считаются те, которые записаны на твое имя. То, что записано на родного брата, уже не считается твоим. А в Англии все, что ты способен контролировать, — офшоры, трасты, все считается твоими активами, и ты должен их раскрыть, чтобы суд мог выдать freezing order. Для русских это всегда шок, потому что консультанты их учили, что офшор — это стопроцентная гарантия, крыша от всего на свете», — отметил адвокат. Россияне, скрывающиеся в Туманном Альбионе, были совершенно не готовы к такому повороту.

— Это ужас ужасный! Лондон больше не панацея. От уголовных претензий еще да, а вот от финансовых — нет. И всем, кто там находится, страшно, потому что ко всем имеются финансовые претензии. Некоторые наши клиенты уже заявили, что им проще отсидеть два года за неуважение к суду, чем раскрыть свои активы и обеднеть. Как-то не хочется быть нищим в Англии, — рассказывает Бельский.

Он очень высоко оценил работу специалистов не только АСВ, но и российской Генпрокуратуры. Прецедентным стало дело Игоря Кононко о растрате в БТА-банке. При рассмотрении вопроса о его экстрадиции защитники выбрали традиционную тактику, выдвинув ключевой довод о том, что в России ужасные тюрьмы.

Как вспоминает Бельский, в британском суде предстал молодой, красивый, свободно говорящий по-английски сотрудник российской Генпрокуратуры. Он признал, что раньше условия действительно были плохими, но теперь все иначе. В России есть тюрьмы, соответствующие требованиям Совета Европы. И попросил суд вызвать свидетеля. Им оказался известный английский профессор, рассказавший о своей поездке в Россию по приглашению Генпрокуратуры.

Ему показали новый корпус следственного изолятора в Москве у станции метро «Водный стадион». Там действительно приличные условия.

Британский суд все же отказал России в экстрадиции Кононко, но в своем решении прописал, что в будущем довод о несоответствии всех тюрем России требованиям Совета Европы не может восприниматься как единственное и безусловное основание для отказа в экстрадиции.

Австрийский счет

Адвокат Руслан Коблев категорически не согласен с тем, что Великобритания смягчила свою позицию по вопросу выдачи россиян. Он уверен в том, что Туманный Альбион по-прежнему остается надежной гаванью для беглых бизнесменов.

По его мнению, дело Кононко лишь показало, что теперь станет сложнее использовать довод о плохих условиях российских изоляторов. Британский суд может потребовать это доказать, и самое главное, отныне придется доказывать и политический мотив уголовного преследования.

— То, что британцы отказывали России в экстрадиции по политическим мотивам, — ошибочное мнение. До мая прошлого года они ссылались в основном только на нечеловеческие условия содержания под стражей. Мало просто взять и заявить: за мной гонится кровавый режим. Надо доказать нарушения в ходе следствия, продемонстрировать, какие права были ущемлены, — отметил Коблев.

Он полагает, что число запросов об экстрадиции с каждым годом растет в связи с увеличением количества уголовных дел по так называемым «беловоротничковым статьям», экономическим и коррупционным преступлениям. Соответственно, растет и число беглецов, рассчитывающих, что за границей российское правосудие их не достанет.

По мнению Коблева, европейские суды теперь чаще выносят решения об экстрадиции в Россию. Со своей стороны, Москва дает судьям международно-правовые обязательства о том, что не нарушит права обвиняемых, отметил Коблев.

Показателен пример Анатолия Радченко. В августе 2015 года его экстрадировали из Австрии. Это решение принималось в течение полутора лет. В итоге российская сторона гарантировала Радченко беспрепятственный допуск адвокатов и условия содержания под стражей в соответствии с международными требованиями.

Коблев рассказывает, что австрийский судья, решавший судьбу Радченко, рассматривал после него запрос об экстрадиции другого россиянина, Аслана Гагиева, известного в России под кличкой Джако. По данным российских правоохранительных органов, Гагиев руководил преступной группой, на счету которой более 60 убийств. Среди жертв — вице-премьер Северной Осетии Казбек Пагиев и мэр Владикавказа Виталий Караев. В прессе Джако называют «главным киллером России», чья банда побила все рекорды по заказным преступлениям.

По словам Руслана Коблева, адвокаты Гагиева предоставили австрийскому судье некие материалы о том, что в отношении Радченко Россия не соблюдает свои обязательства. Обвиняемый, в частности, был помещен в общую камеру.

«Судья был возмущен. Он дал поручение австрийскому посольству в России посетить Радченко и проверить условия его содержания», — рассказывает Коблев. Что же касается Гагиева, то суд освободил его под залог в 100 тысяч евро. Также было отменено ранее принятое решение о его экстрадиции в Россию.

Коблев полагает, что если в случае с Радченко нарушения подтвердятся, то австрийский суд станет критически относиться к гарантиям российской прокуратуры.

Место под солнцем

Прежде вполне надежным местом российские беглецы считали Объединенные Арабские Эмираты и Таиланд. Коблев рассказал о случае, когда он по поручению потерпевшей стороны добивался выдачи обвиняемого в убийстве россиянина. Суд Дубая отказал в выдаче из-за недостаточности доказательств его вины. Вопросами экстрадиции местные суды не любили заниматься, предпочитая высылать гостей за нарушения миграционного законодательства. В прошлом году Россия подписала с ОАЭ соглашение о взаимной выдаче, что резко понизит рейтинг этой страны в глазах беглецов.

С Таиландом хоть и нет такого соглашения, но за последние пять лет оттуда в Россию были экстрадированы 39 россиян, причем только в 2015-м — 19 человек. Эти данные привел начальник главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры РФ Саак Карапетян в интервью газете «Известия».

В Генпрокуратуре ожидают, что в этом году, наконец-то, в Россию вернутся бывший владелец «БТА Банка» Мухтар Аблязов и бывший министр финансов Московской области Алексей Кузнецов, находящиеся во Франции. А Австрия выдаст Гагиева, который провел в венском изоляторе больше года.