«Махновщина в ИГИЛовской упаковке»

Вице-премьер Крыма Руслан Бальбек — о деятельности меджлиса

Фото: Сергей Харченко / Zumapress / ТАСС

18 апреля Минюст России внес «Меджлис крымско-татарского народа» в перечень организаций, чья работа приостановлена в связи с осуществлением экстремистской деятельности. История меджлиса за два года, прошедших со дня воссоединения Крыма с Россией, действительно наполнилась занимательными событиями «из ряда вон».

Дело об экстремистской деятельности меджлиса слушается в Верховном суде Крыма, соответствующий иск подала прокуратура республики. Интересы радикалов на процессе представляет зампредседателя этой организации Нариман Джелялов. Тем временем один из лидеров меджлиса и координатор так называемой гражданской блокады Крыма Ленур Ислямов продолжил деятельно облегчать работу обвинения. Он в лучших традициях уже признанного террористическим и запрещенного на территории России «Исламского государства» пригрозил публичной казнью прокурору Крыма Наталье Поклонской. «Пусть она ищет укрытие и думает о том, где она будет прятаться, когда мы придем. Пусть смотрит сейчас и каждый день кадры с Саддамом Хусейном, что было с Каддафи. Это будет с диктатором, ее руководителем, это будет с ней лично», — заявил Ислямов.

13 апреля Поклонская своим решением приостановила деятельность меджлиса.

В начале апреля депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко» и еще один лидер меджлиса Мустафа Джемилев рассказал, что бойцы нового батальона «Аскер» («солдат», «воин» — на крымско-татарском) называют себя смертниками. «Если там [в Крыму] начнутся какие-то кровавые чистки этнические, то этот батальон, видимо, будет приходить на помощь своим соотечественникам, чего бы это им ни стоило», — пояснил он.

Видимо, для того чтобы снискать большую популярность у населения полуострова, председатель меджлиса Рефат Чубаров в марте описал, что и как намерены делать бойцы еще одного батальона — «Крым» — на полуострове. А именно: солдаты и офицеры этого формирования не возглавят авангард «освободителей», а наоборот — двинутся в тылу атакующих войск. Ведь, как отметил Чубаров, бойцы батальона «знают полуостров, имеют там своих родственников», поэтому они «будут брать под охрану административные здания, дороги, объекты стратегического назначения».

В январе Поклонская сообщила, что Ислямов объявлен в федеральный розыск, а два других лидера меджлиса — Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров — в международный.

Эти лидеры и подконтрольный им актив отличились осенью 2015-го, когда организовали продовольственную и энергетическую блокаду Крыма. «Мероприятия» проводились совместно с боевиками запрещенной в России экстремистской группировки «Правый сектор». Грузовики с украинскими товарами блокировали на границе с полуостровом, не пускали ремонтные бригады к аварийным опорам ЛЭП в Херсонской области после подрыва конструкций и нарушения энергоснабжения Крыма в конце ноября 2015 года.

Вменить в вину меджлису могут и беспорядки, учиненные перед зданием парламента республики в феврале 2014-го. Два человека тогда погибли, несколько десятков получили ранения.

О том, каковы реальные цели этих политиков, как складываются отношения Киева с их организацией, «Ленте.ру» рассказал заместитель председателя Совета министров Республики Крым Руслан Бальбек.

«Лента.ру»: Как вы относитесь к судебному процессу в ВС Крыма по запрету деятельности меджлиса?

Бальбек: С 2010-го я занимался активной общественно-политической деятельностью и уже тогда четко обозначал свою позицию: меджлис — это кровопийцы на теле крымско-татарского народа. Это политическая надстройка, которая используется внешними силами для того, чтобы эксплуатировать крымско-татарский фактор в интересах третьих стран.

Что касается судебного процесса, то понятно, что никто не отменял право состязательности сторон в суде, и последнюю точку в этом деле поставит только суд. Но моя гражданская позиция — любое общественное объединение, запятнавшее себя экстремистской деятельностью, должно отвечать по закону. А деятельность эта выразилась в организации блокады, направленной против крымчан, прекращении транспортного сообщения, обесточивании полуострова из-за подрыва энергоопор. Все это делалось для того, чтобы создать невыносимые условия для жизни на полуострове. И радикалы не просто так вывесили крымско-татарский флаг на подорванной опоре ЛЭП — они хотели спроецировать, переложить вину на весь крымско-татарский народ, создать напряженность в межнациональных отношениях, вызвать недовольство среди крымчан. Это им не удалось. И руководство республики, и лидеры основных конфессий подтвердили, что это преступление не имеет национальности.

Какова цель всего этого?

Вовлечь крымско-татарский народ в антироссийские акции. Создать ложное представление у международной общественности о том, что якобы крымские татары претерпевают какие-то лишения. Беглые политики, к сожалению, радикализовались, они стали изгоями не только крымско-татарского народа, эти жалкие политиканы, которые соревновались, как можно сделать крымчанам больнее, как сильнее наказать крымчан за их выбор в марте 2014 года. Чтобы получить гранты и премии, они специализируются профессионально на антироссийских акциях. Могу сегодня твердо заявить, что крымско-татарский народ и все крымчане стерли их из своей памяти.

Значит, деятельность лидеров меджлиса больше относится к украинской политике?

Да, это так, это депутаты украинского парламента. Они говорят, что заняты возвращением Крыма, что они действуют в интересах крымско-татарского народа. Но крымские татары сегодня живут на своей исторической родине — в российском Крыму, пользуются всеми политико-правовыми условиями, созданными российским законодательством. Когда же они сами были депутатами Рады всех каденций, они за 23 года не пролоббировали ни одного правового акта в интересах крымско-татарского народа. Единственный закон, который они зарегистрировали, не был принят.

Сегодня маски сброшены — это чисто украинские политики, защищающие интересы своих грантодателей.

Но ведь и в украинский период они проявили себя не самыми лояльными. Можно вспомнить недавнюю публикацию документов СБУ об их сотрудничестве с турецкой разведкой. Как складываются реальные отношения Киева и меджлиса?

Работа на спецслужбу иностранного государства — это разве не предательство страны, в парламенте которого они заседали? В Херсонскую область, где действуют лидеры меджлиса, устремились экстремисты разных мастей. Неспособность унять разбушевавшихся радикалов говорит либо о слабости Киева, либо о том, что при молчаливом одобрении украинской власти руками меджлиса реализуется внешнеполитическая повестка в интересах третьих сил. Все это идет во вред украинскому народу.

Представляет ли меджлис и создаваемые им вооруженные формирования угрозу для киевской власти?

Дело в том, что Украина в нынешнем состоянии не отошла от майданной культуры. Добровольческие батальоны и незаконные вооруженные формирования представляют собой альтернативные структуры власти. Созданные меджлисом подразделения могут быть использованы как силовой ресурс при очередном переделе власти в Киеве. Туда сейчас стекаются уже люди, имеющие опыт боев в Сирии против правительственных войск, ближайшее окружение лидеров меджлиса — турецкие националисты, либо выходцы из ИГИЛ (запрещенная в России организация «Исламское государство» — прим. «Ленты.ру»).

Достаточно много крымских татар, чтобы их силой и шантажом не привлекли к незаконным вооруженным формированиям, бегут из Херсонской области в Крым. Рассказывают, что местное население, в том числе и крымские татары, притесняется. Для этой массы вольницы, которую собрал меджлис, не хватает крымско-татарского лица.

Фактически крымские татары оказались заложниками ситуации. В сети хватает видео, на которых местные жители фиксируют факты вандализма и нарушения прав человека в Херсонской области, когда махновщина в «ИГИЛовской» упаковке творит что хочет, и органы власти ничего не могут поделать. Все это есть в открытом доступе.

Каковы реальные цели лидеров меджлиса? Они действительно хотят того, что декларируют — вернуться в Крым?

Если бы они жили интересами крымских татар, они бы не уехали. Они сами добивались того, чтобы их выдворили из Крыма. Все их усилия были направлены на такой результат. Легче заниматься антироссийской деятельностью, находясь за пределами России.

Сам этот проект формировался при старательном содействии западных институтов, при медийной поддержке западных СМИ. Крымские татары были заложниками монополии меджлиса в украинский период. Эти политики — повторюсь — в чистом виде кровопийцы на теле крымских татар.

Бывший СССР00:0015 декабря

Расстрельная команда Мишико

Снайперы на Майдане убили сотню человек. Теперь в этом подозревают Саакашвили
«Пройтись по Европе маршем, девок пощупать и вернуться»
Ямальский депутат называет бундестаг городом, ищет заговоры и запрещает книги
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Молодые люди не помнят, что происходило в 90-х»
Главные цитаты из большой пресс-конференции Путина
Чёрт-те что!
Если бы спорткары вдруг превратились во внедорожники — как бы они выглядели
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей