Терпеливо, как с детьми

Юристы-добровольцы помогают людям, попавшим в трудную ситуацию

Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

По наблюдениям юристов, каждому девятому нуждающемуся человеку требуется юридическая консультация. Однако большинство юридических фирм работают на коммерческой основе. И для многих людей — пенсионеров, инвалидов, многодетных семей — их услуги недоступны. К счастью, в последнее время появляются социальные проекты, цель которых — оказывать бесплатную правовую поддержку незащищенным слоям населения. В продолжение спецпроекта «Страна добрых дел» «Лента.ру» рассказывает об одном из таких проектов — службе юридической помощи Синодального отдела по благотворительности и социальному служению Московской патриархии.

— Проходите, кто следующий? — вызывает Александр Андреевич, юрист-доброволец, консультант Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московской патриархии.

7 апреля, семь часов вечера, большой церковный праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. Несмотря на торжественный день прием в юридической службе не отменен — к Александру Андреевичу сегодня записаны пять посетителей, и трое из них уже ждут своей очереди у дверей конференц-зала на первом этаже Синодального отдела.

Сын выгоняет из дома...

Тяжелая дубовая дверь открывается, и в зал входит женщина лет пятидесяти с хозяйственной сумкой в руках.

— Ирина, расторжение договора купли-продажи, — сверяется со списком посетителей Александр Андреевич. — Слушаю вас, Ирина.

Присев на краешек стула и устроив сумку в ногах, женщина скороговоркой излагает суть дела. Она из Самары. В прошлом году ее муж приобрел у индивидуального предпринимателя гараж. При этом на словах они договорились об одной сумме сделки, в договоре же купли-продажи сумма стояла другая — большая. Мужчина полностью выплатил деньги за гараж в соответствии с устным договором, после чего продавец подал на него в суд, чтобы взыскать оставшуюся часть. Хотя у сделки был свидетель…

Социальная юридическая служба — явление не редкое, но и не очень распространенное. По стране сейчас известно несколько таких инициатив. В Москве, к примеру, вот уже шесть лет в рамках бесплатной правовой поддержки граждан работает юридическая консультация — правда, всю правовую помощь ее сотрудники оказывают по телефону. В Красноярске юристы и нотариусы каждое лето устраивают автопробег по краю, в ходе которого безвозмездно разъясняют жителям актуальные правовые вопросы. Другая практика: коммерческие юридические фирмы специально устраивают благотворительные дни, в которые консультируют посетителей бесплатно.

Бесплатная юридическая служба при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению была создана в феврале 2013 года. В первый год ее возглавляла Ольга Соколова, юрист-консультант с двадцатипятилетним стажем, а трудились юристы-добровольцы православной службы «Милосердие».

Всего в службе тогда было восемь человек, принимали дважды в неделю в двух местах — Марфо-Мариинской обители милосердия и в кризисном центре «Дом для мамы» службы «Милосердие».

— Каждый юрист дает бесплатные консультации — родным, друзьям, знакомым, — говорит Наталья Старинова, старший юрист-консультант Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской православной церкви. — Но когда мы с коллегами поняли, что своими знаниями можем помочь и чужим людям тоже, то объединили наши усилия.

Наталье тридцать с небольшим. Она носит кожаную куртку, джинсовую юбку и высокие сапоги. И у нее обаятельная улыбка. В 2009 году, уже несколько лет проработав в фирме-экспортере специалистом по внешнеэкономической деятельности, она окончила Московскую государственную юридическую академию имени О.Е. Кутафина.

В то же время Наталью всегда привлекало социальное служение. Она стала волонтером службы «Милосердие» — ухаживала за пожилыми людьми в 1-й Градской больнице, работала с обращениями просителей, координировала добровольцев, помогающих Первомайскому детскому дому для умственно-отсталых детей в Костроме. В 2010 году она устроилась юристом в Синодальный отдел по церковной благотворительности, а бесплатные консультации по правовым вопросам стали ее дополнительной волонтерской деятельностью.

— До сих пор помню наше первое успешное дело, — рассказывает Наталья. — На прием пришла женщина и пожаловалась, что сын взял у нее денег в долг, купил квартиру, но вместо того, чтобы выделить ей в этой квартире долю, стал из дома выгонять. Дело вела наш специалист Ольга Николаевна. Она терпеливо занималась ее судами и восстановила право на квартиру, по сути вернув женщине крышу над головой.

Риелтор отобрала квартиру...

Сейчас в юридической службе помощи работает двадцать человек. Десять из них консультируют дистанционно, десять ведут очный прием. По правилу, принятому изначально, получить бесплатную юридическую помощь могут незащищенные слои населения: пенсионеры, инвалиды, ветераны, дети-сироты, многодетные семьи. В действительности же юристы-добровольцы никому не отказывают в приеме, консультируя и приезжих, и бездомных.

Вопросы, с которыми посетители обращаются в службу помощи, самые разные. Одним людям требуется грамотно оформить документы для получения льгот и субсидий, другим — решить трудовой спор, третьим — расторгнуть подписанный по оплошности договор. А есть и те, кто, обратившись за консультацией в коммерческую юридическую контору, попал в руки вымогателей.

— Недавно на прием пришла женщина, которая уже несколько месяцев пытается получить долг за аренду квартиры, — рассказывает Наталья. — Для этого она заключила договор с коммерческой фирмой, и ее юрист стал писать письма — в прокуратуру, уполномоченным по правам человека и еще в десяток инстанций, к делу отношения не имеющих. Эти услуги обходятся женщине в 20-30 тысяч в месяц. Долг между тем не взыскан. Это обычное вымогательство. Первое, что сделали мы, — расторгли договор с юридической фирмой. Теперь работаем над тем, как заставить недобросовестного арендатора вернуть деньги.

Две главные беды нашего времени — недвижимость и кредиты. С жилищными проблемами в юридическую службу Синодального отдела обращаются около 80 процентов посетителей. Люди часто спрашивают, как встать в очередь на жилье, просят помочь в разделе долей в квартире. Также в поддержке юристов нуждаются погорельцы и собственники квартир в аварийных домах. Но больше всего труда волонтеров требуют жертвы мошенничества с недвижимостью.

— Самое сложное дело, которое мы ведем, — о расторжении сделки, совершенной под влиянием заблуждения, — рассказывает Наталья. — Шесть лет назад пожилая женщина, сама того не подозревая, подарила свою квартиру риелтору. Произошло это так: одинокой пенсионерке понадобились деньги на ремонт жилплощади, она заняла их у малознакомого риелтора. Под залог той самой квартиры, в которой жила. Однако риелтор, видя, что женщина доверчива, оформила договор дарения. При этом не перевела лицевой счет на себя. В результате вышло, что пенсионерка сейчас живет в чужой квартире, да еще и платит за нее коммунальные платежи.

Банк натравил коллекторов...

— Кто следующий? — вызывает Александр Андреевич. В конференц-зал входит молодая черноволосая женщина. Ее зовут Наиля, она из Волгограда, и она беременна.

— Я взяла микрокредит в банке, — поясняет она. — Но выплатить его вовремя у меня не получилось, и теперь набежали проценты. Сейчас мой долг — 150 тысяч рублей. Это не самая большая сумма, но у меня сейчас трудная ситуация. Я мать-одиночка, на работе меня сократили. Я звонила в банк, просила дать мне отсрочку, а они говорят: ваш кредит уже передан коллекторам…

Александр Андреевич слушает посетительницу, чуть склонив голову и делая на бумаге краткие пометки. Ему пятьдесят шесть, у него тридцать лет юридического стажа. Окончив в 1982 году юридический факультет Московского университета, он стал специалистом в области трудового права. Работал следователем, юрисконсультом, сейчас — адвокат. Однако всегда, даже в советские годы, хотел помогать церкви. Некоторое время консультировал хозяйственный отдел Московской патриархии, но по-настоящему за дело благотворительности Александр Андреевич взялся два года назад, когда пришел консультантом в юридическую службу Синодального отдела.

— Сотрудники банка показали вам договор о продаже кредита коллекторам? — спрашивает он посетительницу. — Нет? Тогда, возможно, у банка с коллекторами заключен агентский договор, и в их полномочия входит лишь проинформировать вас о наличии задолженности. В таком случае вам надо письменно обратиться в банк и, сославшись на трудное материальное положение, попросить об отсрочке платежа. К заявлению можно приложить справку о беременности. Есть шанс, что банк войдет в ваше положение и реструктурирует долг.

— А если нет? — допытывается Наиля.

— Тогда лучше погасить долг как можно скорее. Попробуйте занять у кого-нибудь. Или перекредитоваться в другом, более крупном банке…

Нет ли в законе лазейки...

— Кредиты — это сегодня головная боль всех юристов, — говорит Александр Андреевич, когда Наиля выходит. — Тем более что с ними сейчас много мошенничеств. Одно из самых распространенных — продажа в кредит дорогой косметики. Недавно в моей практике был такой случай. Молодую девушку пригласили в спа-салон, объяснив, что сейчас проходит рекламная акция. Там ей сделали несколько косметических процедур и уговорили купить роскошный набор кремов. Разумеется, в рассрочку. Девушка опомнилась лишь в электричке, по дороге домой. Заглянув в договор, который только что подписала, она обнаружила, что косметика стоит 49 тысяч рублей, а рассрочку ей дали под почти 30 процентов годовых.

Как не стать жертвой всех этих юридических махинаций? Очень просто, уверены консультанты Синодального отдела, — надо во всем искать здравый смысл.

— Чаще всего, чтобы выявить в сделке подвох, специального юридического образования не нужно, — говорит Наталья Старинова. — Нужно задать и себе, и своему контрагенту как можно больше вопросов. Почему здесь написано договор дарения, а не купли-продажи? Я ничего дарить не собиралась. Почему цена не та, которую плачу? Как физически вы мне будете передавать деньги? А что, если у меня изменятся финансовые обстоятельства? Почему это не написано в договоре, давайте запишем. На все ваши вопросы должны быть ответы.

Наталья приводит случай из собственной практики. Как-то к ней на прием пришла пожилая супружеская пара. «Мы хотим написать завещание, — сказали они. — Мы все изучили в интернете, но у нас остались вопросы». И показали тетрадку, а в ней действительно список вопросов.

— Очень разумный подход! — говорит Наталья. — Супруги рассмотрели ситуацию под разным углом: а что будет, если так, а что случится, если иначе. Это всегда радует. Мы им все объяснили, люди грамотно оформили документы.

— Ольга, земельный вопрос, проходите, пожалуйста! — вызывает Александр Андреевич. В зал входит женщина лет пятидесяти. Длинная юбка, голова покрыта платком, певучая московская речь, в глазах — улыбка.

— У нас с мужем есть участок земли, на котором мы хотим построить дом, — рассказывает она. — Участок 10 метров в ширину и 50 метров в длину. По нормам, при строительстве дома мы должны отступить от забора по три метра с каждой стороны. Но если мы выполним эти условия, дом у нас выйдет очень узким. Вот я и хочу спросить, нет ли в законе какой-нибудь лазейки, чтобы этот отступ можно было сделать поменьше?..

Ради этого я и работаю добровольцем...

— Для многих людей право — это что-то магическое, — уже по окончании консультации делится наблюдениями Александр Андреевич. — Им кажется, стоит прийти к юристу, и тот найдет закон, который станет решением всех проблем. Так бывает, к сожалению, не всегда. Зато я всегда могу успокоить человека, утешить его, дать ему какую-то надежду. Ради этого я и работаю добровольцем.

Насколько юристы-добровольцы Синодального отдела снисходительны к людям, настолько строги к себе. Все волонтеры, работающие в службе, проходят тщательный отбор: на первом собеседовании Наталья Старинова оценивает профессиональные навыки кандидата, второе проводит епископ Пантелеймон, руководитель Синодального отдела по благотворительности и духовник православной службы «Милосердие».

— Юрист — это человек, который, вольно или нет, но может очень испортить окружающим жизнь, — говорит Наталья. — Поэтому владыка следит, чтобы в службе работали люди высокой нравственности. Те, кто действительно хочет помогать, у кого есть снисхождение к человеческим слабостям, стремление разрешить ситуацию наилучшим образом, а не просто съесть противников в суде.

Как следствие — есть целый перечень дел, за которые юристы-добровольцы не берутся. Например, бракоразводные процессы или конфликты, при разрешении которых вторая сторона может пострадать. Кроме того, волонтеры всегда проверяют ту информацию, которую просители рассказывают на приеме. Так, недавно в службу обратилась женщина, утверждавшая, что брат продал ее квартиру и купил жилье себе. Посетительница при этом была не вполне трезва. Юристы связались с братом женщины и выяснили: женщина страдает алкоголизмом, живет с таким же, как и она, алкоголиком, поэтому брат действительно оформил новую квартиру на себя, опасаясь, что сестра пропьет ее и станет бездомной.

Как правило, за один прием каждый юрист-доброволец консультирует пять-шесть посетителей. В год юридическая служба Синодального отдела оказывает поддержку примерно тысяче человек. Наталья Старинова считает, что этого мало:

— Сейчас волонтеры помогают в основном обычным людям в решении бытовых вопросов. Между тем есть по-настоящему незащищенные с точки зрения закона люди — например, воспитанники детских домов, пациенты психоневрологических интернатов, обитатели домов престарелых. Они годами живут в закрытых учреждениях, не зная ни своих прав, ни возможностей. Постоянное присутствие в этих структурах правозащитников-добровольцев было бы полезно для общества.

…Девять вечера. Прием на сегодня окончен. Александр Андреевич спешит домой, где его ждет еще одна — семейная — консультация. Мы с Натальей спускаемся по лестнице к выходу, и наши шаги гулко отдаются в пустом здании.

— Знаете, что не перестает удивлять меня в моей работе? — говорит Наталья. — В большинстве своем посетители службы — люди невысокого социального положения, уровня образования и дохода. А вот среди юристов-волонтеров — напротив, много по-настоящему умных, успешных, образованных, опытных профессионалов. Но они находят время, силы и желание заниматься с нашими подопечными так же терпеливо, как занимаются с детьми. Их помощь для этих людей — как луч света в темноте. А это дорогого стоит.