Картина маслом

Как «Христос во гробе» попал в музей

Картина Карла Брюллова «Христос во гробе»
Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

На Страстной неделе Верховный суд России постановил конфисковать у гражданина Германии Александра Певзнера картину Карла Брюллова «Христос во гробе», изъятую на границе. Произведение искусства передано Русскому музею, где оно хранилось последние 13 лет, а коллекционера Певзнера обвинили в контрабанде.

В Верховный суд обратился заместитель генерального прокурора Сабир Кехлеров. Он добивался конфискации картины на протяжении двух лет после того, как Ленинградский областной суд прекратил уголовное дело против владельца полотна — немецкого коллекционера Александра Певзнера, и снял с него обвинения в контрабанде в связи с истечением срока давности. Кроме того, судья решил вернуть Певзнеру произведение Карла Брюллова.

Художник написал картину «Христос во гробе» в 1840-х годах для домовой церкви графов Адлербергов. После революции полотно вывезли в Европу. В 1930-х годах Адлерберги завещали его православному приходу Брюсселя. Картина вновь «всплыла» только в 2002 году, когда Певзнер решил продать ее Русскому музею.

Он утверждает, что приобрел ее без подписи и привез в 2003 году для экспертизы и реставрации в России, поскольку эти работы здесь значительно дешевле, чем в Германии. Певзнер оформил на таможне декларацию на временный ввоз, которая не предусматривает уплаты пошлины.

Версия следствия радикально отличается от показаний Певзнера: «Договорившись с сотрудниками таможенного поста "Светогорск" Выборгской таможни о перевозке картины без надлежащего оформления и контроля, он получил подложный экземпляр таможенной декларации и беспрепятственно ввез на территорию России произведение стоимостью более 9,4 миллиона рублей», — говорится в сообщении Генпрокуратуры.

Несмотря на то что дело против владельца полотна было закрыто, суд все же признал изъятую у него декларацию сфальсифицированной, пишет газета «Коммерсантъ». На этом основании, а также потому, что Минкульт отказался выдать ему разрешение на вывоз картины, Певзнер не смог увезти Брюллова из России.

В своем обращении в Верховный суд замгенпрокурора указал, что полотно является культурной ценностью, которая была незаконно ввезена в страну. По мнению Кехлерова, Певзнер «вовлек в совершенное им преступление за денежное вознаграждение должностных лиц» таможни, поэтому «картина должна быть у него конфискована как орудие совершенного преступления».

Однако, по мнению адвоката коллекционера Максима Крупского, картина не является орудием преступления и не может быть конфискована, так как по делу Певзнера так и не был вынесен обвинительный приговор. Адвокат уточнил, что сейчас стоимость шедевра составляет чуть меньше 300 тысяч долларов.

«Это обычное дело, когда суд конфискует орудие преступления. Здесь же речь идет о произведении искусства, что довольно редко происходит в нашей судебной практике, поэтому и само дело выглядит необычным», — заявил «Ленте.ру» адвокат Дмитрий Матвеев.

Сам коллекционер на заседании Верховного суда, где решался вопрос о его собственности, не появился. Ранее он заявлял, что дело против него было возбуждено с целью «рейдерского захвата» картины. В 2010 году, когда Певзнер еще был под следствием, он жаловался в Конституционный суд России, оспаривая нормы отечественного законодательства, в соответствии с которыми незаконный ввоз культурных ценностей в Россию карается так же строго, как и вывоз. Но через год статья 188 была декриминализирована.

Сейчас гражданин Германии снова обратился в Конституционный суд, теперь уже в связи с конфискацией картины.

И в России, и в западных странах особо ценные произведения искусства принято передавать государству, говорит искусствовед Андрей Ерофеев. «У нас еще с советских времен есть такая традиция: суперценности в частных руках находиться не могут. Если они каким-то образом попали частному лицу, оно должно передать их государству. Поэтому над коллекционерами висел такой дамоклов меч: могут отнять. Например, когда коллекционерам икон попадали ценнейшие вещи, то перед ними ставили вопрос так: либо ты передашь добровольно в виде дарственной, и тебе будет благодарен музей, либо будут проблемы. Недавно такая ситуация случилась в Калининграде с коллекцией древних пруссов, которая оказалась в частных руках. И там человеку просто позвонили и сказали: "Не отдашь — будут большие проблемы". Он отдал. Теперь на экспонатах местного художественного музея надпись "Подарена антикваром и коллекционером таким-то"», — рассказал «Ленте.ру» искусствовед.

По его словам, на Западе действуют не так прямолинейно, используют другую политику — облагают коллекционера огромным налогом, например, при передаче наследства. Так что будущий наследник предпочитает подарить или продать государству произведение искусства.

Виртуальная экспертиза

Такой случай произошел в конце апреля, когда из частных коллекций переданы в дар государству акварели Валентина Серова «На лугах Кавказа», картины Петра Кончаловского «Цветы в вазе» и диптих Игнатия Нивинского «Венера с убегающим амуром». Решение принял Солнцевский суд Москвы после рассмотрения уголовного дела коллекционера Сергея Степанова, обвиняемого в контрабанде культурных ценностей, сообщает РИА Новости. Степанов был приговорен к условному наказанию сроком на четыре года и штрафу в 400 тысяч рублей.

29 апреля 2015 года Степанов при прохождении таможенного контроля в аэропорту Внуково сообщил о вывозе пяти картин общей стоимостью 180 тысяч рублей. Следствие установило, что коллекционер пытался незаконно вывезти из России полотна стоимостью около 2 миллионов рублей для продажи на торгах аукционного дома Sotheby's.

Подсудимый вину не признал, сославшись на заключения экспертов Третьяковской галереи, установивших, что картины «На лугах Кавказа» и «Цветы в вазе» созданы неизвестными авторами, на основании чего ему было выдано разрешение на вывоз картин.

Суд в приговоре отметил, что «Степанов разбирается в искусстве, фактически работа с художественными произведениями является его профессиональной деятельностью: он держит собственную галерею», поэтому он «знал и понимал, что имеющиеся у него картины Серова и Кончаловского являются подлинными, и он умышленно сделал только визуальную экспертизу, чтобы получить разрешение на вывоз».

В ходе расследования проводились обыски в министерстве культуры и Третьяковской галерее. В музее был изъят компьютер, на котором, как полагает следствие, могло быть изготовлено поддельное заключение о стоимости полотен, фигурирующих в уголовном деле о контрабанде.

Сотрудники аукционного дома рассказали на процессе, что торги должны были состояться в первых числах июня прошлого года, и Степанов представил все необходимые документы для продажи, в том числе и бумаги из министерства культуры.

Суд в своем решении указал, что изъятые у обвиняемого полотна представляют культурную и историческую ценность и не подлежат к вывозу из России. Одну только акварель Серова эксперты оценили в полтора миллиона рублей.