Новости партнеров

Родиной добить

Как борьба с терроризмом скажется на обычных людях

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Госдума приняла в первом чтении так называемый антитеррористический пакет поправок в законодательство. По пятницам в нижней палате нередко проходят спорные документы. «Лента.ру» разобралась, как теперь предлагается ловить и наказывать террористов и чем это грозит рядовым гражданам.

Принятый в пятницу пакет состоит из двух законопроектов, оба подготовлены и внесены депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, возглавляющими комитеты по безопасности в Госдуме и Совфеде соответственно.

Поправки вносятся в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы и затрагивают все этапы преследования потенциальных террористов и их деятельности. Заключение на проект от профильного комитета Госдумы, без которого документы обычно не выносятся на общее голосование, подготовила тоже Яровая. В заключении говорится, что предлагаемые нормы даже мягче, чем во многих странах мира, в том числе и в США.

В правительстве документ сочли «актуальным» с небольшими оговорками, но правозащитники так не считают: Совет по правам человека отмечает, что отдельные предложения угрожают неприкосновенности личной жизни граждан.

Думская оппозиция почти единогласно заявила, что не против борьбы с терроризмом, но в таком виде документ принимать нельзя. Что же такого спорного предлагают делать силовикам?

Если законопроекты Яровой и Озерова примут, в России появится несколько принципиально новых составов преступлений, а уже существующие будут караться жестче.

За что ловить

Преступное молчание. За несообщение о преступлении, согласно поправкам, можно поплатиться свободой. Тюремный срок до трех лет грозит тем, кто знал о подготовке теракта, вооруженного мятежа или захвата заложников, но не сообщил об этом правоохранителям. Умалчивать разрешается только о преступлениях своих близких родственников. В заключении на документ Ирина Яровая указывает, что преступным может быть и бездействие. «Уже сегодня признается преступным бездействие свидетеля или потерпевшего, отказавшегося от дачи показаний», — говорится в заключении главы думского комитета по безопасности и противодействию коррупции.

Помощь экстремизму. В статью 282 Уголовного кодекса предлагается ввести новую, четвертую часть — «содействие экстремистской деятельности», которое подразумевает склонение к участию в организациях или сообществах экстремистов. Карается как классическая вербовка, так и «иное вовлечение».

Международный размах. Еще одно дополнение в УК — статья 361 «Акт международного терроризма» со всеми вытекающими процессуальными последствиями. Ответственность предусмотрена за взрывы, поджоги или другие опасные для жизни и здоровья граждан действия за пределами России. Речь идет о преступлениях, которые либо направлены против интересов РФ, либо совершены «в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов». В заключении комитета Яровая ссылается на зарубежный опыт. За международный терроризм наказывают в США, Белоруссии и Македонии, пишет депутат. В России меры ответственности, по мнению Яровой, следует предусмотреть максимально жесткие — вплоть до пожизненного лишения свободы.

Как преследовать

В режиме КТО. Расширяется перечень случаев, в которых можно ввести режим контртеррористической операции. Сейчас такой режим объявляется в том случае, когда необходимо предотвратить теракт. Поправки предусматривают новые основания: захват заложников, угон самолетов, кораблей или поездов, посягательство на жизнь государственных или общественных деятелей, насильственный захват власти, вооруженный мятеж и нападение на лиц или учреждения, находящиеся под международной защитой.

В режиме КТО полномочия силовых органов значительно расширяются. Например, можно ограничивать передвижение граждан или работу операторов связи; специальные формирования вправе проникать в любые здания и помещения, чтобы пресечь террористическую угрозу.

Записывая разговоры. Если законопроект Яровой пройдет во всех трех чтениях без изменений, операторам связи придется хранить не только информацию об абонентах и соединениях, но и записи самих разговоров, медиафайлы и сообщения. Срок обязательного хранения — три года. Все эти данные сотовые компании должны предоставлять по запросу правоохранительных органов «на основании судебного решения и при наличии достаточных оснований».

«Никто не понимает, как это все будет работать», — говорит об идее хранения данных депутат Сергей Иванов из ЛДПР. Авторы законопроектов утверждают, что это не требует финансовых затрат, напомнил он во время обсуждения в Думе, «но обязали всех операторов записывать, хранить и сообщать». «Заметьте: бешеные деньги стоит оборудование, которое все это позволяет делать, — объясняет парламентарий. — Государство сказало, за чей счет [его приобретать]? Верховный суд отменил, между прочим, приказ Минсвязи о том, что они (операторы) должны это делать за свой счет. Об этом ничего не говорится в законопроекте».

Алексей Макаркин из Центра политических технологий считает, что предложение Яровой «помещает человека в подвешенное состояние»: «Он что-то сказал, и через два с половиной года к нему могут прийти и объявить: “Мы все знаем”». В беседе с «Лентой.ру» эксперт выразил уверенность, что в конечном итоге эта идея не пройдет: «С системой хранения данных просто не рассчитали экономическую сторону».

Не тревожа судей. Поправка в статью 165 Уголовно-процессуального кодекса увеличивает простор для свободы действий следственных органов, полагают в КПРФ. «Данная норма говорит о том, что в исключительных случаях производство обыска, выемки, наложения ареста могут быть осуществлены следователем без получения судебного решения», — пояснил коммунист Юрий Синельщиков. По его словам, сейчас прокурора и судью нужно уведомить о следственных действиях в течение 24 часов с их начала. «Но законопроект предлагает увеличить этот срок до трех суток, ослабляя тем самым судебный контроль и прокурорский надзор за расследованием, давая больший простор произволу правоохранителей», — отмечал член КПРФ на пленарном заседании в пятницу.

Как наказывать

На два года раньше. Расширяется список преступлений, наказывать за которые планируется с 14-летнего возраста. Сейчас судить по большинству статей начинают с 16 лет, если речь не идет об особо тяжких преступлениях. Яровая вместе с коллегой предлагают снизить минимальный возраст по таким статьям, как, например, участие в террористическом сообществе, обучение для последующего совершения терактов, посягательство на государственных деятелей.

«Сегодня эти лица (14-летнего возраста) несут уголовную ответственность по 22 составам преступлений, законопроект предлагает увеличить этот перечень до 32 составов, — объясняет Синельщиков. — В советские времена дети этого возраста могли стать субъектами по 10 видам преступлений. Сомневаюсь, что 14-летних детей следует отправлять в места лишения свободы за прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности, за членство в террористическом сообществе, за несообщение о преступлениях».

Заключением на родине. Законопроект о запрете на выезд за границу для россиян — так назвали антитеррористические поправки многие СМИ и эксперты. Автор документа заверяла, что ее заботит проблема подготовки террористов в международных лагерях. По словам Яровой, в последнее время в рамках КТО выявляется все больше лиц, причастных к деятельности террористов. С помощью поправок депутат рассчитывает добиться того, «чтобы эти лица не прошли дополнительную подготовку в спеццентрах и не вернулись к нам для совершения преступлений».

«Но, может быть, наоборот стоит сделать так, чтобы граждане, которые являются, по мнению власти, источником нестабильности, имели возможность спокойно выезжать из страны? — спрашивает руководитель политической экспертной группы Константин Калачев. — Если мы для всех неблагонадежных установим железный занавес, мы получим их критическую массу внутри страны, и к чему это приведет?»

Лишением гражданства. Кроме повода задержаться на родине, законопроект дает основания и лишиться ее навсегда. Пока отнять российский паспорт могут только из-за поддельных документов или неверных сведений, предоставленных при получении гражданства. Думский комитет по обороне счел разумным расширить этот короткий список. Новые основания — захват заложника, подготовка теракта, публичные призывы к экстремизму. Как поясняет Яровая, речь идет не о лишении гражданства, а скорее об отзыве его у тех, кому оно было предоставлено ранее.

«Представьте себе ситуацию: террорист, которого поймали, предоставили ему до этого российское гражданство, потом говорят — все, дорогой, мы тебя российского гражданства лишаем, — фантазирует либерал-демократ Сергей Иванов. — У него два варианта — либо разбиться башкой об стену от огорчения, что его лишили российского гражданства, либо по обмену опытом поехать в ту страну, чье гражданство он имеет».

Суровыми сроками. Пакет поправок повышает нижний порог наказаний за террористическую деятельность. Так, за теракт будут давать не от 8, а от 10 лет заключения. За участие в деятельности организации террористов возможные сроки увеличиваются вдвое — 10-20 лет лишения свободы вместо 5-10 лет в действующем законодательстве. Минимальные сроки за организацию незаконного вооруженного формирования могут вырасти с 8 до 10 лет, за участие в таком формировании — с 5 до 8 лет.

В предлагаемых ужесточениях депутаты углядели перекосы. «За пособничество в совершении преступлений террористической направленности предлагается установить более строгое наказание, чем за само совершение преступления. За содействие экстремистской деятельности — то же самое», — сказал Синельщиков и в качестве альтернативы предложил ввести смертную казнь за подобные преступления и конфискацию имущества для обвиняемых в терроризме.

* * *

Несмотря на претензии, за каждый из двух документов проголосовало по 287 человек, против набиралось менее 10 голосов. И хотя контраргументы пропали зря, депутаты, похоже, получили подлинное удовольствие от диспута. «То, что парламент стал местом для дискуссий, — это однозначно, — заявил депутат от «Справедливой России» Александр Тарнавский. — Так или иначе в каждом выступлении есть свое рациональное зерно. Кому надо — тот услышит».

00:0415 августа

«Оба готовы замереть, прятаться или даже бежать» 

Москвичи объясняют, чем хорош секс в «Зарядье», у Кремля и на козырьке подъезда