Новости партнеров

Беспорядочные сети

Как юристу вести себя в блогосфере

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Поведение адвокатов в социальных сетях будет регулироваться специальным документом. Регламент с определенным сводом правил разрабатывается в настоящее время профессиональным сообществом юристов. Его необходимость вызвана рядом сетевых скандалов с участием адвокатов, которые появляются в виртуальной реальности в полуобнаженном виде, нецензурно выражаются и агрессивно рекламируют свои услуги. Против разрабатываемого документа выступил известный адвокат, вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Его сторонники призывают к сохранению свободы самовыражения. «Лента.ру» выслушала разные мнения.

«Нам дорого то, что люди думают об адвокатах!»

«Я активно пользуюсь Facebook и недавно поймал себя на мысли, что делаю что-то не то. Там есть страница писателя Валерия Зеленогорского. Он пишет рассказы, употребляя иногда ненормативную лексику. Я пару раз расшэрил его рассказы, а потом подумал: а стоит ли мне это делать — президенту Федеральной палаты адвокатов с учетом того, что там ненормативная лексика? И отказался от этого», — признался Юрий Пилипенко, открывая публичную дискуссию о поведении адвокатов в соцсетях. Мероприятие проходило в рамках Петербургского юридического форума.

Эти правила должны будут соблюдать все участники профессионального сообщества, отметил он. Журналист Антон Красовский поинтересовался у Пилипенко: «Зачем нужен этот документ? Вот Генри Резник должен спрашивать у вас, что ему писать в Facebook?»

По словам президента Федеральной палаты адвокатов (ФПА), необходимость принятия регламента, который бы приструнил чрезмерное самовыражение его коллег в виртуальном пространстве, вызвана стремлением сохранить репутацию профессии. «Нам дорого то, что люди думают об адвокатах!» — сказал Юрий Пилипенко. А относительно Резника ответил, что он сам может решать за себя.

В соцсетях адвокаты делятся своими суждениями, которые потом, по словам Пилипенко, становятся поводом для «эмоциональных взрывов, недовольств и судебных разбирательств». «Бывают случаи, когда профессиональное сообщество единодушно приходит к мнению, что какое-то определенное суждение недопустимо для публичного высказывания», — отметил он, не приводя конкретных примеров.

В 2015 году во «ВКонтакте» насчитывалось семь тысяч адвокатских групп, в одной из них было 58 тысяч участников. Тем не менее у профессионального сообщества нет консолидированной позиции относительно того, как себя представлять в соцсетях, поэтому нет общих тезисов, которые бы адвокатура хотела продвигать, считает советник президента ФПА по информационной политике Ольга Бинда. Она рассказала о некоторых положениях регламента, которые могут быть прописаны в документе. Например, обнародовать материалы уголовных дел в блогосфере можно лишь после того, как дело завершено, и исключительно с письменного согласия доверителя. Не следует вести переписку с доверителем через незащищенные каналы связи и соцсети, так можно нарушить адвокатскую тайну.

Право на мат

Генри Резник считает, что существующий кодекс профессиональной этики адвокатов в полной мере регулирует поведение коллег. Он напомнил о его нормах: «нельзя рекламировать свою деятельность с использованием оценочных суждений, недопустимо подвергать публичной критике коллег, даже когда очень хочется и критика обоснована». Резник считает, что нельзя запретить адвокатам публично обращаться к мнению общественности, делать заявления о политической мотивированности дел. А вне рамок своей профессиональной деятельности юристы — обычные люди с собственным мнением, и профессиональное сообщество не может вмешиваться в их личное пространство.

«Употреблять мне или нет ненормативную лексику, когда я общаюсь в соцсетях не как адвокат? Простите, но это мое личное дело», — говорит Резник.

Здесь к юристам предъявляются такие же требования, как и к любому другому гражданину. Высказывания, содержащие недостоверные сведения, подпадают под действие Уголовного кодекса как клевета, а заявления, направленные на разжигание религиозной или другой нетерпимости, — под соответствующую статью этого же закона. «Соцсети ничего не меняют», — считает Резник.

В 2014 году активисты «Молодой гвардии» пожаловались Резнику, возглавлявшему в то время Адвокатскую палату Москвы, на адвоката Марка Фейгина. Им не понравился развернувшийся в соцсетях его диалог с руководителем тульского отделения партии «Справедливая Россия» Владиславом Сухорученковым. При обсуждении событий на Украине собеседники перешли на откровенную ругань с употреблением нецензурной лексики.

В Адвокатской палате не дали ходу этой жалобе. Как пояснил «Ленте.ру» Генри Резник, только подзащитный может инициировать привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности, все остальные не имеют права посягать на его деятельность в связи с какими-то публичными высказываниями.

В 2015 году председатель Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков просил Резника лишить Фейгина статуса адвоката — опять же из-за соцсетей. В одной из переписок в Twitter юрист назвал Аншакова мошенником и употреблял другие нелицеприятные выражения, указал глава ОЗПП в своей жалобе.

Фейгин против регламентирования поведения в соцсетях. «Интернет — это последняя свободная территория для независимых адвокатов», — сказал он в беседе с «Лентой.ру». По его словам, в соцсетях можно спровоцировать любую ситуацию, подразумевая розыгрыши пранкеров Вована и Лексуса. Адвокат на своей странице в Facebook опубликовал фотографию документа о возбуждении уголовного дела против них за поддельное письмо Порошенко. Расследованием занимаются украинские правоохранительные органы.

«Я не скандальный адвокат, вы не увидите в суде такое поведение, я человек учтивый и приличный», — отметил Фейгин.

Фото как компромат

Один из организаторов публичной дискуссии о поведении в соцсетях, заместитель президента ФПА Константин Добрынин в разговоре с «Лентой.ру» опроверг предположение о том, что жалобы на Фейгина послужили поводом для обсуждения этой темы.

«Это не связано с какими-то конкретными фамилиями. Фейгин — один из симптомов того, что проблему нужно обсуждать. Выросло поколение юристов, живущее в соцсетях, так называемое поколение Facebook. Для них этические нормы несколько шире, чем те, которые веками формировались в адвокатской профессии. Поэтому возникают конфликты», — пояснил Добрынин.

По его мнению, эти проблемы касаются не только юристов, но и журналистов, священников и представителей других корпоративных структур.

В США уже сформировалась правоприменительная практика по делам, связанным с соцсетями. Добрынин рассказал об одном случае. Судья и адвокат были «друзьями» в Facebook, но не в жизни. Защитник попросил отложить слушания, сообщив, что ему нужно уехать на похороны. Судья согласился, но через некоторое время адвокат опять обратился с ходатайством о переносе заседания. Тогда судья зашел на его страницу. Он увидел фотографии с похорон, но были там и снимки другого рода: с мотоциклами, мохито, пивом. В общем, судья не увидел, чтобы адвокат действительно пребывал в сильном трауре. И отказался переносить заседание. «Возникает вопрос: вправе ли судья вторгаться в частную жизнь, собирая доказательства в соцсети?» — вопрошает юрист.

Еще одна привычная для США практика — то, что при подборе в коллегию присяжных местные адвокаты изучают профили кандидатов в соцсетях.

«Мы лишь в начале этого пути», — говорит заместитель главы ФПА.

Необходимость регулирования в соцсетях поддерживает адвокат Андрей Корельский. По его мнению, недопустимо агрессивное продвижение своих услуг, критика коллег, хамство.

Он напомнил, что, когда автомобили только появились, пришлось разрабатывать правила дорожного движения, где в числе прочих норм запрещается вождение в нетрезвом виде. «Возможно, в ближайшее время нельзя будет писать посты пьяным», — пошутил юрист в разговоре с «Лентой.ру».

Судья из Краснодарского края Ирина Парфенова лишилась статуса из-за фотографий в соцсетях, которые Верховный суд счел недопустимыми. На одной из них Парфенова сидит в зале судебных заседаний с ногами на столе. Подпись: «Я, конечно, не совершенство, но шедевр еще тот!» На другом снимке — судья с молотком в руке на фоне государственных символов. Подпись: «Дам по лбу всем, кто будет на меня наезжать».

Адвокат Олег Сухов не стесняется публиковать в Facebook свои фотографии на пляже, вызывая натренированным телом восторги у женщин.

По его мнению, если уж вводить какие-то правила поведения в соцсетях, то для всего населения, не выделяя адвокатов. «Чем адвокат отличается, например, от врача. Нужно ввести запреты на распространение определенной информации или фотографий, чтобы убрать всю эту чернуху», — заявил «Ленте.ру» Олег Сухов.

Он не видит ничего зазорного в том, чтобы публиковать снимки с пляжа, не важно, идет речь о судье или адвокате. «Это ведь законом не запрещено, я не считаю, что этого нельзя делать», — указал юрист.

Видимо, такой же точки зрения придерживаются украинские власти, назначившие Тамару Мартьянову на должность судьи в Ужгороде. Она прославилась в интернете откровенными фотографиями на своей странице.

А вот снимки уволенной судьи с ногами на столе недопустимы, уверен Сухов. По его мнению, такие выходки непозволительны и для адвоката.

Силовые структуры00:0223 сентября

«Владимирский централ, Саша Северный»

Михаил Круг посвятил ему главную песню. Даже потеряв титул, он остался вором
Силовые структуры00:04 9 августа

Игра окончена

Банда GTA была кошмаром российских дорог. Теперь в ее истории поставили точку