Новости партнеров

Должник без долга

Кто заплатит по долгу, выданному бывшему главе группы «Связной»

Максим Ноготков
Фото: Дмитрий Лекай / «Коммерсантъ»

16 мая в Хамовническом суде состоялось первое слушание по делу о взыскании долга с Максима Ноготкова — известного предпринимателя, бывшего владельца группы «Связной». По данным газеты «Коммерсантъ», структура «Финансовые инвестиции», которая управляется УК «Тринфико», требует в суде от Ноготкова 2,5 миллиарда рублей.

Как создавалась империя

Когда «Финансовые инвестиции» выдавали кредит, Максим Ноготков входил в топ-100 самых богатых людей России по версии Forbes, его бизнес процветал. Несмотря на свои молодые годы, миллиардер сумел создать один из наиболее успешных розничных проектов в стране.

Бизнесом он занялся еще школьником, продавая переписанные пиратским путем программы для отечественных компьютеров БК-0010. Но к 1993 году история советского компьютерного семейства оборвалась вместе с развалом страны. Ноготков же окончил школу и поступил в МГТУ имени Баумана на факультет информатики и систем управления. Предпринимательство влекло Максима не меньше, чем компьютеры. Уйдя в академический отпуск, он открыл свою первую фирму, назвав ее созвучно своему именем — «Максус». Компания торговала автоматическими определителями номера для телефонов.

Бизнес пошел в гору, оборот доходил до баснословных по тем временам 10 тысяч долларов ежемесячно. В 1997 году молодой Ноготков стал долларовым миллионером. В университет он не вернулся — поступил в Московскую школу бизнеса MIRBIS.

К 2002 году магазины «Максус» приобрели новое, хорошо всем знакомое название «Связной». Но спрос на продукцию для стационарных телефонов падал, и Ноготков быстро изменил профиль своего бизнеса. Он сделал ставку на мобильные телефоны, по примеру Евгения Чичваркина, чьи магазины «Евросеть» действовали на рынке уже несколько лет.

В 2004 году Ноготков, уже президент группы «Связной», расширил розничную сеть, изменил линейку товаров. «Евросети» пришлось подвинуться. И в 2006-м Максим с состоянием 500 миллионов долларов вошел в топ-33 молодых бизнесменов по версии журнала «Финанс».

И тут его заинтересовал новый тренд в российском обществе — бум потребительского кредитования. В 2010 году Ноготков приобрел «Промторгбанк» и переименовал его в «Связной». Сделал упор на кредитных картах. Якорный продукт был для рынка инновационным: одновременно и дебетовые (по остаткам на счете начислялись высокие проценты), и кредитные карты. Они выдавались не только в одноименных магазинах — для масштабного охвата населения открывались филиалы и собственные отделения по всей стране.

В долгах как в шелках

Эксперты полагают, что это поворотное событие и стало началом конца бизнес-империи Максима, хотя по иронии судьбы в 2010 году он победил в номинации «Предприниматель года» в конкурсе крупнейшей аудиторской компании Ernst & Young.

Еще один непрофильный для себя бизнес Ноготков открыл в том же 2010 году — сеть ювелирных магазинов «Пандора». Впрочем, про основной актив, приносящий ему деньги, а именно продажу мобильных устройств, Максим окончательно не забыл. Пытаясь оседлать нарождающийся в России бум на смартфоны iPhone, Ноготков без посредников смог договориться с компанией Apple о продаже ее продукции в своем новом интернет-магазине Enter.

Инертное российское общество в 2011 году было не вполне готово для активных онлайн-продаж — у многих еще существовал страх перед вводом данных банковских карточек в интернет. Для дальнейшего продвижения магазина требовались средства.

Максим Ноготков стал активно занимать деньги на развитие своих новых многочисленных проектов. К этому времени он создал многоступенчатую схему владения юрлицами: сетью салонов «Связной» управляла компания «Связной логистика», ее контролировала Svyaznoy N.V., а головной компанией выступала Trellas. Но на всех уровнях бизнес был заложен кредиторам в лице Сбербанка, Промсвязьбанка, ОНЭКСИМ, «Глобэкс».

По разным оценкам, в один лишь Enter было вложено порядка 300 миллионов долларов. На другие проекты Ноготкова, большей частью непрофильные, такие как онлайн-кинотеатр TVzor, технология таргетирования интернет-рекламы VisualDNA и парк «Никола-Ленивец», потребовалось по меньшей мере 100 миллионов долларов, которые брались из кредитов и прибыли магазинов «Связной».

Кредиты Ноготкову выдавали быстро и охотно — ведь в 2012 году он вошел в золотую сотню миллиардеров по версии Forbes с состоянием в 1,3 миллиарда долларов.

Кроме того, Ноготков подался в политику, что тоже не сыграло ему на руку. На выборах президента РФ в 2012 году он выступил доверенным лицом основного оппозиционного кандидата Михаила Прохорова. Ноготков вложил миллион долларов в интернет-проект «Йополис» — официально позиционировавшийся как гражданская платформа для взаимодействия общества с чиновниками, по факту занимавшийся критикой в адрес властей.

Дефолт всей жизни

Связной Банк рос быстро и вошел в топ-100 самых крупных кредитных организаций России. Но привлеченные для экстенсивного развития инвестиции не успели отбиться. Центробанк рекомендовал руководству «Связного» ограничить темп развития.

Сейчас уже понятно, что Максима Ноготкова подкосили два его проекта: Связной Банк, прогоревший на риск-менеджменте и лишившийся лицензии ЦБ в 2015 году, и интернет-магазин Enter, для которого была выбрана неадекватная своему времени бизнес-модель. Миллиардер слишком долго держался за них, вместо того чтобы развивать то, что у него получается лучше всего — телеком-ретейл.

Самый важный актив предпринимателя — компания Trellas, венчавшая всю пирамиду, на 51 процент была заложена ОНЭКСИМу. Дружба с Прохоровым не помогла. Во второй половине 2014 года в банковском секторе разразился масштабный кризис, и Максим Ноготков не смог рассчитаться с кредитором. Тогда ОНЭКСИМ переуступил права требования по долгу группе Solvers Олега Малиса, в результате взявшему под контроль 51 процент Trellas и, соответственно, сеть «Связной».

Теперь «Финансовые инвестиции» судятся с Максимом Ноготковым из-за займа на три миллиарда рублей, выданного в 2012 году его компании Kamestra. Сумма была выделена под залог 15 процентов голландской Svyaznoy N.V. (холдинговая компания ретейлера «Связной»), 35% акций банка «Связной» и поручительство самого Ноготкова.

В начале 2015 года кредитор обратил взыскание на заложенный пакет в связи с неисполнением Kamestra обязательств по договору. Но учитывая обращение взыскания на акции и то, что заем был частично погашен, истец решил потребовать от Ноготкова не три миллиарда рублей с процентами, а 2,52 миллиарда.

Новое руководство «Связного» в лице структур Олега Малиса отказалось возмещать «Финансовым инвестициям» долги прежнего владельца. Как заявили «Коммерсанту» в Solvers, иском «Финансовые инвестиции» пытаются создать впечатление, что долг им должна вернуть группа «Связной», что «в корне неверно».

В то же время управляющий директор «Тринфико» (представляет интересы «Финансовых инвестиций») Виталий Баланович сообщил изданию, что у компании есть права требования к Максиму Ноготкову, но он не исключает иск к Олегу Малису. На данный момент истец ждет, среагирует ли Ноготков на судебные требования, или по примеру своего коллеги Евгения Чичваркина, бывшего владельца «Евросети», останется недосягаемым за границей.

У «Связного» есть еще и другие кредиторы, в числе которых банк «Глобэкс», чьи требования о возврате долга после перехода «Связного» в другие руки также не удовлетворены. На сегодняшний день долг перед «Глобэкс» составляет более 50 миллионов евро.

Неисправимый оптимист

История взлетов и падений Максима Ноготкова могла бы послужить основой для добротного голливудского фильма. Человек, некогда входивший в список Forbes, прошлой осенью переехал в США и сейчас живет вместе с женой в двухкомнатной квартире в Кремниевой долине. И судебный иск никак не комментирует.

Что именно сыграло роковую роль в карьере предпринимателя — увлечение непрофильным бизнесом, вера в модные тенденции или переизбыток кредитов — уже трудно определить. Ноготков утверждает, что титул миллиардера никогда не был для него важен. Он по-прежнему исполнен амбиций и пытается запустить новые высокотехнологичные проекты, но уже в Америке.