Новости партнеров

«Легче поверить в секту»

Где кроются истинные причины подростковых самоубийств

Фото: Игорь Генералов / ТАСС

Недавняя статья «Новой газеты» о «группах смерти» в социальных сетях вызвала сильный общественный резонанс. И хотя последующее расследование «Ленты.ру» по сути опровергло связь этих сообществ с подростковыми суицидами, обеспокоенные родители все чаще задаются вопросом, как обезопасить своего ребенка от негативного влияния соцсетей. «Лента.ру» поговорила со специалистами и выяснила, почему люди так отреагировали на поднятую проблему, из-за чего подростки задумываются о суициде, как понять, что у ребенка проблемы, и что с этим делать.

В чем причина паники родителей

Директор Центра системной и семейной терапии Инна Хамитова:

Конечно, все родители любят своих детей и желают им добра. Поэтому когда речь идет о том, что с ребенком может случиться такая беда, это вызывает ужас. Моя первая реакция как родителя после прочтения этого текста тоже была шоковой. И эта статья, конечно, была направлена на эмоциональную систему человека — там использовались методы, выводящие человека из себя и нажимающие на определенные родительские кнопочки.

Вторая реакция следует, когда читатель включает кору головного мозга. Мы задумываемся, о чем этот текст, и рассматриваем эту проблему уже с рациональной точки зрения.

Что происходит между родителями и детьми, вступающими в подростковый возраст? Вдруг твой любимый ребенок, который был тебе очень близок и понятен, превращается в чужака. Я думаю, что любой родитель очень встревожен происходящим. Есть даже расхожая фраза: «подростковый возраст — сам по себе диагноз». Гормональная, психологическая перестройки ведут к тому, что подросток становится странным.

Поэтому, когда выходит такая статья, «объясняющая все», человеку, конечно, становится страшно. Всегда легче поверить в мировой заговор или в секту, которая пытается истребить твоих детей. Но проблема несколько сложнее.

Ведущий научный сотрудник Института изучения семьи, детства и воспитания Российской академии образования Ольга Лебедь:

Реакция общества на публикацию статьи — это временный всплеск интереса к проблеме, и вряд ли обеспокоенность этой темой будет носить массовый характер. Максимум, что от этого можно ожидать, — что проблемой заинтересуются какие-то общественные организации. Но совсем не обязательно за этим должны последовать изменения законодательства. В первую очередь в этом вопросе надо выявлять причину: чем спровоцированы подростковые суициды.

О чем переживает подросток

Руководитель департамента коммуникаций Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, кандидат психологических наук Оксана Иванникова:

Благодаря бесплатному анонимному телефону доверия Фонда некоторые подростки находят возможность рассказать о своих проблемах и переживаниях, получить совет специалиста. И таких звонков достаточно много, их количество с каждым годом растет. А раз звонки есть — значит, человек хочет, чтобы его остановили.

Основная причина, по которой человек обращается к нам за помощью, — это отношения. Чаще всего у детей возникают проблемы в общении со сверстниками, они могут быть и из-за любви, из-за отсутствия одобрения со стороны окружающих, чувства отверженности. На втором месте стоят отношения с родителями. Подростки говорят, что им трудно найти общий язык с родственниками, им кажется, что их не понимают, не любят или не разделяют их увлечений. Третья наиболее популярная тема — учеба: дети переживают по поводу экзаменов, оценок, института, в который хотят или не хотят поступать.

Подростки, решающиеся позвонить по телефону доверия, обычно делают это потому, что не могут обсудить какие-то темы с родителями. Ровно по этой же причине они идут в соцсети, где их готовы выслушать и даже подтолкнуть к каким-то решениям.

Если ребенок решает покончить с собой — значит, у него есть проблемы, с которыми он не смог справиться. По мнению взрослого, это может быть даже абсолютнейшая ерунда: ссора с другом, неразделенная любовь, у девочек очень часто недовольство своей внешностью. Играют свою роль нагрузка перед экзаменами и даже плохая оценка в школе, о которой страшно сказать родителям. У подростков очень много психологических нагрузок, с которыми они просто не справляются.

Проблемы начинаются с семьи

Нередко можно услышать, что семья, в которой ребенок обнаруживает суицидальные наклонности, считается благополучной. Казалось бы — подростка обеспечили всем необходимым, откуда тут взяться суициду? Но неблагополучные семьи — это не обязательно те, где родители-алкоголики не занимаются своими детьми. Такой вполне может оказаться вполне приличная с общепринятой точки зрения семья, где ребенок просто не получает внимания и поддержки.

Подросток из действительно благополучной семьи, у которого все хорошо в отношениях с близкими, не будет общаться с окружением, деструктивным для его психики, ведь человек не враг самому себе. И только если у подростка есть какая-то внутренняя боль — тогда он ищет кого-то, кто может ее с ним разделить.

Тогда он тянется в тематические группы в социальных сетях, общается в реальной жизни с теми, кто разделяет его переживания. Но окружение в данном случае — лишь второстепенный элемент, главное — это внутреннее состояние человека. Если у него нет определенных склонностей, никакой социум не сможет его к этому подтолкнуть.

Опасен ли интернет?

Детский суицидолог, психотерапевт Геннадий Банников:

Любой ребенок стремится попасть в какую-нибудь группу, еще большей привлекательностью обладают необычные группы. Отчасти этим можно объяснить популярность упомянутых в статье «Новой газеты» групп во «ВКонтакте».

Кроме того, интернет может усиливать уже имеющиеся у подростка депрессивные состояния, ощущение ненужности, брошенности, одиночества и тому подобное. Но он может иметь негативное воздействие только тогда, когда для этого уже есть эмоциональная база.

Суицидолог, кандидат психологических наук Марина Панфилова:

Суицидальное поведение и суицид — многофакторные явления. Поэтому сам по себе ни «ВКонтакте», ни другие социальные сети, ни внешние связи не могут повлиять на решение подростка. К слову, соцсети существуют не только в России, но и в других странах, но именно в нашей стране уровень подросткового суицида очень высок.

Инна Хамитова:

Подростки всегда интересовались смертью, даже в советские времена. Это случается потому, что в этом возрасте происходит рождение взрослого человека и в каком-то символическом смысле смерть ребенка. Очень логично, что подростки, которые вступают во взрослую жизнь, интересуются вопросами жизни и смерти, и так было всегда. Интернет — всего лишь еще один источник, в котором они ищут ответы.

Если говорить о том, насколько популярен у подростков культ смерти, то человек всегда начинает заигрывать с тем, что его интересует. Но если они об этом думают, это не значит, что они пойдут себя убивать.

Как распознать суицидальные наклонности у ребенка

Марина Панфилова:

Суицидальные действия имеют различные структуры, есть внешнее и внутреннее суицидальное поведение. Если у него созрело внутреннее суицидальное поведение и соответствующие замыслы, то какие-то призывы из социума или соцсетей могут включить ему внешнее суицидальное поведение.

У подростка чаще всего суицидальным мотивом становится месть или призыв. Распознать такие наклонности, например, у демонстративного, импульсивного ребенка не так сложно — родители будут постоянно слышать от него о самоубийстве. Как правило, родственники демонстративного подростка знают о таких его мыслях, поскольку они проговариваются вслух.

Если ребенок закрытый, то он будет выражать суицидальные наклонности по-другому. Он начнет вдруг проявлять какой-то не совсем адекватный способ общения со сверстниками, раздавать другим свои значимые вещи (например компьютер). У замкнутого подростка кардинально меняется поведение, он перестает следить за собой, начинает вести еще более замкнутый образ жизни, интересуется фильмами, книгами о смерти. В данном случае это будет показателем того, что у него есть внутреннее суицидальное поведение.

Что делать?

Оксана Иванникова:

Подростки сами по себе никогда не отстраняются от родителей, ведь родители — самые близкие для них люди. И если между ними нет контакта, то это именно результат отдаления от детей самих родителей.

Естественно, это не всегда их вина, а больше беда, потому что они вынуждены работать. Но точно так же, как и их ребенок, родители погружены в те же самые социальные сети, свои тревоги и заботы. Поэтому они просто не находят возможности и времени общаться с детьми. Подрастая, ребенок привыкает, что родители с ним не разговаривают, и, соответственно, эта пропасть только увеличивается.

Чтобы наладить контакт, взрослые должны предпринимать встречные шаги. Но лучше не терять ребенка с самого начала, ведь если в детстве родители стопроцентно посвящают все свое время и все свои ресурсы детям, то по мере взросления дети получают все меньше внимания.

Геннадий Банников:

У родителей с детьми, в первую очередь, должны быть доверительные отношения, чего, к сожалению, часто не наблюдается. Но если они есть, то суицидальные наклонности у ребенка не появятся.

Ужесточение регулирования интернета родителям ничего не даст. Обычно группы, в которых обсуждается суицид, — закрытые, и ребенок может не рассказать о них, опять же, если нет доверия между членами семьи. Да и, с другой стороны, в соцсетях можно встретить высококвалифицированных психологов, которые помогают детям справиться с различными жизненными ситуациями.

Дети в подростковом возрасте, отправляясь в интернет, могут слушать абсолютно разную музыку и читать разную литературу. Например, последнее время самая модная книга — это «50 дней до самоубийства», которую все дети, начиная с седьмого-восьмого класса, читали. Но это не говорит о том, что все это подталкивает их к суицидальному поведению.

Для того чтобы построить доверительные отношения со своим ребенком, сначала надо научиться задавать ему простые и открытые вопросы, интересоваться его жизнью, настроением. Благодаря этому можно оценить состояние подростка, узнать, что с ним происходит. Кроме того, необходимо контролировать собственную тревогу, потому что часто родители не могут построить отношения со своим ребенком, потому что их родительская тревога просто зашкаливает.

Инна Хамитова:

В статье в «Новой газете» предлагается бдеть, следить, активно контролировать жизнь своих детей. Но что начнется, если мы будем это делать? Сверхконтроль не порождает ничего, кроме протеста и ощущения у ребенка того, что ему не доверяют, что его подозревают. В общем, ничего хорошего.

Любой адекватный родитель сначала пугается, потом приходит в себя, пробует сам справиться со своими тревогами, но делает это не прибегая к усилению контроля и другим репрессивным методам. Стоит начать с того, чтобы подружиться с этим новым человеком, которым стал ваш ребенок. С ним надо разговаривать, но не навязчиво. Надо больше проводить времени вместе, придумывать совместные увлечения. Да, он временами раздражает, бесит, но необходимо стать ему другом и попытаться понять, что с ним происходит.