С космическим размахом

Освоение шельфа по уникальности и масштабу работ сравнимо с покорением космоса

Фото: Роснефть

НК «Роснефть» и Statoil ASA начали бурение поисковой скважины на платформе Nanhai-9 на шельфе Охотского моря. В непростых экономических условиях, в период низких цен на энергоносители эксперты считают более целесообразным приостановить работы и дождаться более благоприятной конъюнктуры. Однако в российской госкомпании, которая уже выполнила огромный объем исследований на шельфе, этого мнения не разделяют.

Беспрецедентный объем работ

Скептики все чаще рассуждают о вынужденной заморозке шельфовых проектов, пытаясь убедить власти, рынок и общество, что в эпоху низких нефтяных цен госкомпании откажутся от освоения шельфа и не смогут выполнить лицензионные обязательства.

Свои опасения они подтверждают тем, что некоторые холдинги уже рассматривают подобные варианты. Так, «Газпром» просит Минприроды отложить до 2025 года геологоразведку на шельфе Баренцева моря из-за экономической нецелесообразности. Это может привести к десятипроцентному сокращению планов по добыче газа на шельфе к 2035 году. «К концу 2025 года на шельфе Баренцева моря "Газпром" должен выполнить 20 тысяч погонных километров сейсморазведки 2D и девять тысяч квадратных километров — 3D, а также пробурить 12 поисково-разведочных скважин. Специалисты "Газпрома" считают, что освоить такие объемы не только практически невозможно, но и нецелесообразно. Задача компании — выстроить приоритеты и очередность реализации шельфовой программы, исходя из сроков ввода месторождений и экономической эффективности. Очевидно, что бурение на участках в Баренцевом море с учетом существующей конъюнктуры — достаточно дальняя перспектива», — говорится в корпоративном журнале газовой монополии.

«Роснефть», в отличие от «Газпрома», понимает, что замораживать проекты по освоению шельфа нецелесообразно. Ведь к настоящему времени нефтяная компания выполнила беспрецедентный в истории изучения шельфа России объем комплексных геолого-геофизических исследований.

Было выполнено более 84 тысяч погонных километров сейсморазведочных работ 2D, что превысило требования лицензионных обязательств более чем в два раза; свыше 18 тысяч квадратных километров сейсморазведочных работ выполнено методом 3D, что почти втрое превышает лицензионные обязательства. Аэрогеофизические исследования сделаны в объеме более 636 тысяч квадратных километров, что более чем в 3,5 раза выше лицензионных обязательств. В результате проведенных геологоразведочных работ изучена площадь более миллиона квадратных километров российского шельфа.

«Реализация шельфовых проектов в разведке и добыче — одна из важнейших стратегических задач компании, вклад в будущее всей нефтегазовой индустрии. "Роснефть" — единственная компания в стране, которая продолжает работу по новым проектам на шельфе, несмотря на крайне сложную внешнюю конъюнктуру, в соответствии со своими лицензионными обязательствами. Мы рады, что приступили к ключевому этапу — бурению поисковых скважин в Охотском море — в рамках долгосрочного сотрудничества с нашим партнером — Statoil», — заявил председатель правления НК «Роснефть» Игорь Сечин, давая старт бурению поисковой скважины на платформе Nanhai-9 в Охотском море — совместному проекту российской компании и норвежской Statoil ASA.

Скважина «Ульбериканская-1» будет пробурена на одноименной структуре лицензионного участка «Лисянский» на год раньше принятых лицензионных обязательств. Расстояние от порта Магадан до скважины составляет около 420 километров. Вторая скважина проекта «Роснефти» и Statoil запланирована к бурению в течение сезона 2016 года в периметре участка «Магадан-1» в Охотском море.

Полупогружная установка Nanhai-9 поставлена китайской компанией China Oilfield Services Limited (COSL), с которой в сентябре 2015 года совместное предприятие «Роснефти» и Statoil подписали договор на выполнение буровых работ. Установку транспортировали через Южно-Китайское, Восточно-Китайское, Японское и Охотское моря — до точки бурения она преодолела более 4600 морских миль. Nanhai-9 специально модифицирована для участия в проекте по бурению в Охотском море: в частности, проведена ее комплексная подготовка к эксплуатации при отрицательных температурах внешней среды, по периметру буровой установлена ветровая защита, проведены работы для обеспечения экологической безопасности операций. Охотское море расположено к югу от границы арктической зоны, глубина моря в районах бурения обеих скважин — менее 150 метров.

«Роснефть» и Statoil ASA подписали соглашение о сотрудничестве в 2012 году. Документ предусматривает совместное освоение участков российского шельфа, а также участие «Роснефти» в освоении норвежского шельфа. В рамках соглашения компании создали совместные предприятия, выполнили комплекс геологоразведочных работ, в том числе сейсморазведочные работы 2D и 3D, провели инженерно-геологические изыскания.

В 2014 году в Карском море успешно пробурена поисково-оценочная скважина «Университетская-1», открывшая газонефтяное месторождение «Победа», которое доказало перспективы нефтегазоносности севера Карской провинции; в Охотском море ведется эксплуатация северной оконечности месторождения «Чайво».

НК «Роснефть» ежегодно выполняет все обязательства по бурению на шельфе. В планах компании — сохранение темпов реализации масштабной программы ГРР. В 2016 году помимо бурения двух поисково-оценочных скважин на шельфе Охотского моря планируется выполнить более 26 тысяч погонных километров сейсморазведочных работ 2D; более двух тысяч квадратных километров сейсморазведочных работ 3D; 67 тысяч квадратных километров аэрогеофизических исследований и другие работы.

На текущий момент лицензионные обязательства компании по геологическому изучению участков континентального шельфа (всего 55 участков с суммарными ресурсами углеводородов около 43 миллиардов тонн нефтяного эквивалента) выполнены в полном объеме, на некоторых участках — со значительным опережением сроков и превышением обязательных объемов работ.

Основной источник сырья

Иностранные энергетические компании тоже понимают, что сланцы — это ненадолго, и в первую очередь ставку нужно делать на шельф. Об этом говорится в докладе, подготовленном в прошлом году Национальным Советом по нефти (National Petroleum Council) по заказу правительства США. В исследовании, над которым работала группа американских экспертов во главе с председателем Совета директоров ExxonMobil Рексом Тиллерсоном, шельф назван «основой обеспечения долгосрочной устойчивости мирового нефтеобеспечения», а ресурсы России на шельфе — «наиболее перспективными».

Недавние заявления Shell и Statoil о прекращении буровых работ в северных широтах ввиду их нерентабельности эксперты трактуют в ином ключе. «Основной проблемой и ошибкой Shell и Statoil был выбор месторождения», — заявил профессор Калифорнийского университета Джон Уайтли. По данным американского Геологического общества, запасы нефти на российском шельфе значительно богаче, а расположение месторождений намного удобнее, поэтому, полагает профессор Уайтли, представляется крайне маловероятным, что Россия столкнется с теми же проблемами.

В районах, которыми наша страна уже владеет и на которые претендует, находится более 60 процентов всех запасов Арктического шельфа. Прилегающий к территории России шельф может стать в XXI веке основным источником углеводородного сырья как для самой России, так и для мирового рынка. Из 6,2 миллиона квадратных километров российского континентального шельфа интерес для поиска нефти и газа представляют шесть миллионов — то есть почти вся его площадь, из них четыре миллиона квадратных километров — это наиболее перспективные участки. По оценкам специалистов, к 2050 году континентальный шельф будет обеспечивать от 20 до 30 процентов всей российской нефтедобычи.

Стратегические перспективы

С точки зрения коммерческой выгоды, нефте- и газодобыча на шельфе в любом случае прибыльна, если руководствоваться не сиюминутными интересами, а стратегическими перспективами.

Некоторые эксперты предлагают пережить период низких цен, временно свернув дорогостоящую и нерентабельную деятельность, и вернуться к ней, когда цены вновь поднимутся. Однако следует учитывать, что консервация в северных широтах обходится гораздо дороже, чем эксплуатация, а результатом может быть потеря законсервированного объекта.

К тому же шельфовые проекты масштабны, а значит — рассчитаны на долгий срок реализации. «Период низких цен даже по самым пессимистическим прогнозам продлится недолго. И наибольшую выгоду получит тот, кто успеет занять максимальный сегмент», — полагают авторы доклада, подготовленного Институтом региональных проблем. По их мнению, даже в случае развития событий по пессимистическому сценарию осваивать шельф нужно уже сейчас, чтобы иметь преимущество в период высоких цен. Если же верить оптимистам, работу на шельфе следует не сворачивать, а ускорять: «Только тогда мы успеем к началу новой эпохи дорогой нефти и сможем эффективно воспользоваться преимуществами, которые она нам предоставляет», — убеждены авторы исследования.

Шельфовые проекты — это проекты полного цикла: затраты на логистику и инфраструктуру здесь значительно выше, чем на бурение. Чтобы вести здесь добычу углеводородов, нужно построить более 500 судов обеспечения, не говоря уже о платформах, береговой инфраструктуре, опорных пунктах.

Однако эффект от разработки континентального шельфа не сводится только к получению прямой прибыли, есть и другие положительные моменты. В первую очередь это развитие инноваций. Спрос на инновации, как известно, возникает там, где без них хозяйственная деятельность затруднена или вообще невозможна. Тяжелые условия, в которых ведется добыча на шельфе, сверхсложные задачи, стоящие перед специалистами, — все это делает шельфовые проекты драйвером научно-технической революции.

Освоение шельфа по масштабам и сложности задач иногда сравнивают с покорением космоса. Это так, ведь инновации, созданные при освоении и космоса, и шельфа, будут служить всему человечеству и в других областях. Наиболее точная аналогия здесь — космическая программа «Аполлон»: затраты на нее были колоссальными, но Соединенные Штаты до сих пор используют технологии, разработанные в ходе ее реализации.

Главное отличие в том, что «Аполлон» прямой прибыли не принес вообще, а освоение шельфа рано или поздно окупится с лихвой. Развитие нефтедобычи в северных широтах способствует созданию высокотехнологичных рабочих мест, росту доходов населения и, что не менее важно, формирует условия для развития других отраслей экономики. Судя по всему, в 20-30-е годы нынешнего столетия Россия станет лидером в освоении шельфа, как в свое время СССР был лидером в покорении космоса и реализации масштабных инфраструктурных проектов в Западной и Восточной Сибири.