Новости партнеров

В новый мир без старых обид

К чему призывал и в чем упрекал Запад Путин на пленарном заседании ПМЭФ

Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Второй день работы Петербургского международного экономического форума по праву считается президентским. Участники заранее занимают свои места на VIP-трибунах, чтобы воочию увидеть, как президент России Владимир Путин выступает с программной речью. На этот раз компанию ему составили политики из Италии и Казахстана — Маттео Ренци и Нурсултан Назарбаев. Но настоящей звездой пленарного заседания следует признать американца — модератора дискуссии Фарида Закарию. Ему удалось главное — вывести собеседников на эмоции.

Впереди — революция

Выйдя к трибуне, Владимир Путин выступил в непривычной для себя роли. Отметив, что традиционные источники роста (а для России это ее недра) исчерпываются и на пороге новая технологическая революция, он призвал встретить ее во всеоружии. «Пора менять взгляд на вещи», — заявил Путин.

Но прежде чем предложить Европе сотрудничество, российский президент перечислил успехи объединений на постсоветском пространстве, вскользь упомянув, что есть амбициозные планы и с Китаем. И все же именно Евросоюз — наш ключевой экономический партнер, признал Путин.

И как показали недавние встречи с представителями немецких и французских деловых кругов, европейский бизнес тоже хочет и готов сотрудничать с нашей страной, подчеркнул президент России. Поэтому, считает он, политикам нужно пойти навстречу бизнесу, проявить мудрость, дальновидность и гибкость. Пора вернуть доверие (выходило, что речь идет о доверии Москвы после введенных санкций).

«Мы зла не держим и готовы пойти навстречу, но это не может быть игрой в одни ворота», — предупредил Путин.

Но его дальнейшая речь была явно адресована внутреннему слушателю и напоминала ежегодное обращение к Федеральному собранию. С экономикой в стране все неплохо: резервы сохранены, отток капитала и инфляция сократились, указал президент. Численность работников, занятых в малом и среднем бизнесе, по оценкам, к 2025 году увеличится с сегодняшних 18 до 21 миллиона человек.

Глава государства также призвал уважать институт частной собственности и ввести персональную (уголовную!) ответственность силовиков за неоправданные действия в отношении бизнесменов. Руководителей регионов, мешающих развитию предпринимательства, следует подвергнуть кадровой чистке. Надо торопиться, говорил Путин, потому что к середине следующего десятилетия мир будет совершенно другим.

Старые раны

Но в ходе последовавшей за речью дискуссии риторика российского президента ужесточилась. Разговоры о новом мире сменились воспоминаниями об ошибках старого. И этот поворот вполне можно отнести на счет модератора пленарного заседания. По традиции, им был иностранец. Фарид Закария, считающийся одним из самых влиятельных и популярных американских политических аналитиков, сумел не единожды вывести российского президента на эмоции. Хотя вопросы, которые он задавал, звучали если не сотни, то уж точно десятки раз.

«С чего все начиналось?» — раз за разом риторически вопрошал Путин, говоря о противостоянии с Западом. И сам с готовностью отвечал, ведя рассказ с распада Советского Союза. Россия тогда думала, что настала эпоха всеобщего благоденствия и доверия, а получила проблемы с международным терроризмом («На Кавказе воевала "Аль-Каида"» — ремарка Путина). И от Запада вместо поддержки России — поддержка сепаратизма. Пройдя это испытание, страна увидела НАТО у своих границ. «Со стороны блока наблюдается абсолютно наплевательское отношение к нашей позиции! Ну во всем!» — возмущался Путин.

Он не раз оговаривался, что вовсе не хочет никого обвинять, и, наоборот, желает продемонстрировать, что мировым лидерам надо друг друга слушать и уважать. Но все же опять переходил на упреки.

«Зачем надо было поддерживать госпереворот на Украине?» — развел он руками. Ситуацию в стране, эмоционально продолжил Путин, довели «до кровавых событий и гражданской войны, русскоязычное население на юго-востоке Украины и в Крыму» запугали.

«Зачем?» — снова вопрошал Путин. И давал ответ: чтобы «обосновать само существование Североатлантического блока», НАТО требовался «внешний противник, внешний враг, иначе зачем эта организация нужна?» Но Кремль, по его словам, следует другой логике — направленной на сотрудничество и поиск компромиссов.

Америка — единственная супердержава

Модератора интересовало, кого в таком случае Путин поддерживает в предвыборной гонке США. Захария в ярких эпитетах напомнил, сколь лестную оценку Путин давал кандидату от республиканцев Дональду Трампу.

«Зачем вы все передергиваете?» — искренне удивился российский президент. «Я говорил, что Трамп яркий человек. А что, не яркий? Трамп заявил, что он готов к полноформатному восстановлению российско-американских отношений. Что здесь плохого? Мы все это приветствуем, а вы — нет?»

Закария в свое оправдание лишь сказал, что воспользовался переводом цитат, передаваемых российскими информагентствами. И на всякий случай извинился, если снова приведет недостоверную цитату. «Но ведь вы говорили про семью Клинтон, что муж и жена — одна сатана. Что вы имели в виду?» — спросил Закария. «Ну чего не скажешь сгоряча», — пожал плечами Путин.

При этом он отметил, что Москва хочет и готова работать с Соединенными Штатами. «Миру нужна такая мощная страна, как США. И нам нужна, — сказал Путин. — Но нам не нужно, чтобы они постоянно вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали Европе строить с нами отношения».

«Америка — великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем», — признал российский президент.

Ищите женщину

Закария наконец обратил внимание и на другого гостя пленарного заседания — Нурсултана Назарбаева. «Вот в Казахстане может женщина быть президентом?» — спросил модератор. Назарбаев заметно обиделся. «Вполне может быть. Тем более что есть такие подготовленные женщины», — ответил он. «И я их знаю», — поспешил на помощь Путин. «А еще у меня три дочери», — добавил Назарбаев уже под смех в зале.

Разговор о женщинах с удовольствием поддержал и Ренци. Он сообщил, что предпочел бы видеть во главе США «госпожу президента». Модератор задал ему вопрос о том, сколько еще европейцы готовы терпеть навязанные, по словам Путина, Америкой санкции. Но Ренци дипломатично заметил, что санкции были инициированы не только Вашингтоном, но и европейскими лидерами. Еще дипломатичнее он выразился о том, в чем не согласен с российским коллегой: «Есть проблема уважения суверенитета государств и подхода России». На все эти вопросы ответ простой, уверен итальянец: соблюдение минских договоренностей.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить