Новости партнеров

Культурное обогащение

Что нужно знать, если вы решили коллекционировать произведения искусства

Гости аукциона Christie's осматривают картину Эдуарда Мане «Весна»
Фото: Charles Platiau / Reuters

«Лента.ру» и специалисты премии в области современного визуального искусства «Инновация» разбирались, что следует знать начинающим коллекционерам, каких ошибок нужно избегать, как сделать первые шаги в этом направлении и к чему необходимо быть готовыми. На эти и другие вопросы отвечают российские эксперты — галеристы, арт-дилеры и искусствоведы.

Стратегическое планирование

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

У начинающего коллекционера должно быть понимание, что такое коллекция и какой он хочет ее видеть, а также осознание того, что это не просто покупка и хранение произведений искусства. Губительная стратегия для коллекционера — коллекционирование по принципу коммерческой ценности. Как правило, такой стратегии придерживаются арт-дилеры, зарабатывающие этим себе на жизнь, и нувориши, которые хотят войти в определенный круг. Коллекционер — человек одержимый, но одержимый не наживой.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

Стратегия появляется не сразу, а формируется во время поисков. Часто собирательство начинается сумбурно и хаотично: коллекционер может вдруг прийти к более узкому периоду, который его интересует, к каким-то отдельным направлениям и именам. Я думаю, что бизнес-план в случае с коллекционированием может меняться и совершенствоваться. Коллекционер должен методом проб и ошибок прийти к своему направлению, в котором он будет силен.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Неправильно сразу задавать коллекции жесткие рамки. Самая лучшая стратегия — покупать примерно каждую третью вещь, которую хочется купить. Нельзя спешить и надо давать себе право на ошибку. Я знаю одного коллекционера, обладающего на данный момент очень серьезной коллекцией. В самом начале он смотрел, искал свое, покупал очень мало: буквально пять-десять недорогих вещей в год, в основном молодых художников, приобретал опыт, много общался с галеристами, искусствоведами и другими коллекционерами. А где-то через 10 лет он вдруг сделал стремительный рывок, потратил большую сумму и за год сформировал потрясающую коллекцию. Имея уверенность, опыт и стратегию, он действовал решительно. Исключением являются корпоративные коллекции: если они доверяют формирование собрания специалистам высокого уровня — можно выстраивать стратегию и следовать ей.

Покупка копий и подделок

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

Российское современное искусство почти не подделывают, оно совсем молодое, много живущих авторов. Приобретают копии несерьезные коллекционеры, потому что покупать за большие деньги поддельного Гурьянова — странно. Что касается художников с мировым именем, то, скажем, найти Ван Гога в свободной продаже практически невозможно. Есть каталоги-резоне, в которых видно, откуда та или иная работа, и вдруг из ниоткуда взявшаяся картина Ван Гога — это нонсенс. Очевидно, что многие музеи мира, а тем более музей Ван Гога будут проводить тщательнейшую экспертизу. А если тебе все равно — повесь постер Ван Гога, зачем платить большие деньги.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

Существует два вида экспертизы: экспертиза искусствоведческая и технологическая — два совершенно разных мира. Они друг с другом не всегда пересекаются, и это большая проблема, потому что часто происходят несоответствия. Например, технологическая экспертиза может определить, что работа создана в XV веке, но в это время существовало пять довольно известных художников, и трое из них друг на друга стилистически похожи. Тогда подключается искусствоведческая экспертиза, она оценивает именно художественную составляющую.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Приобретение подделки — это чудовищная трагедия и разочарование для любого коллекционера. Серьезные коллекционеры такие вещи широко публикуют, некоторые уничтожают подделки. В любом случае наличие подделок — один из факторов уменьшения цены на искусство в целом. Если бы на арт-рынке не было подделок, искусство стоило бы гораздо дороже. Бывает, что вещь совершенно замечательная, но с темной историей. Один эксперт говорит, что она настоящая, другой не уверен, и вот оно так и существует — с этим очень сложно работать. Лучший способ быть уверенным, что не покупаешь подделку, — покупать работы ныне живущих современных художников. Пока художник жив, можно получить стопроцентную верификацию у него самого или галереи, с которой он постоянно работает.

Чрезмерное доверие мнению экспертов

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

Бывает так, что понравилась работа художника, но самостоятельно оценить ее значимость и стоимость не получается из-за отсутствия опыта. В таких тонкостях хорошо разбираются общепризнанные эксперты — музейные сотрудники, галеристы, институции, аукционные дома и независимые эксперты. Впрочем, не стоит доверять человеку, называющему себя экспертом, если его репутация сомнительна или о нем мало что известно в открытых источниках.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

История знает довольно много примеров, когда несколько экспертов по одному художнику дают совершенно разные заключения о подлинности работы. Доверять эксперту нужно, но это не должно быть болезненно-маниакальной привычкой. Можно ориентироваться на советы профессионала, при этом необходимо иметь собственное знание. В первую очередь необходимо выработать систему собственной ответственности за коллекцию, нельзя перекладывать решение на кого-то другого.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Ошибка — это доверять одному специалисту, покупать в одной галерее. Обязательно нужно первое время кого-то слушать, и слушать как можно больше профессиональных мнений. Это должны быть обязательно и галеристы, и художники, и другие коллекционеры. Нужно посещать как можно больше музеев и ярмарок современного искусства. Исходя из этого можно нащупывать свою линию и уже потом приступать к большим проектам в области коллекционирования.

Участие в аукционах

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

Иногда на аукционах бывает чуть дороже, чем хотелось бы, потому что есть комиссия и неизвестное количество бидеров, которые хотят купить то же произведение искусства. Но бояться этого не нужно: аукционные дома отвечают за качество, это официальная организация. Случается и наоборот: за очень вменяемые деньги покупаешь уникальные вещи. Также у всех работ есть сертификаты, понятен провенанс, и аукционный дом берет на себя хлопоты, связанные с доставкой.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

Многие коллекционеры собирают коллекции, общаясь с потомками художников, покупая работы в семьях. Это надежно и часто выгодно финансово. Коллекционеры получают определенное удовольствие от возможности общения с родственниками любимого художника, выстраивают дружеские связи на многие годы. Но на аукционах можно купить те работы, которые сложно найти без участия аукционных домов. Репутация аукционов подкрепляется экспертизой и соревновательной возможностью, которые много значат для коллекционера. Я думаю, нужно чередовать, совмещать разные способы.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Высокие цены на аукционах — следствие необдуманности и азарта. Как правило, серьезные арт-дилеры, внимательно следящие за рынком, приходят на аукционы, стараясь дешево купить недооцененные вещи, а вовсе не из желания заплатить рекордную цену. Главное правило — обязательно смотреть вживую все произведения искусства. Я вижу массу разочарований, когда пытаются покупать искусство онлайн: приходит работа — и получается совершенно не то, чего ожидали. Часто я сам смотрю каталоги аукционов и, если меня что-то заинтересовало, прихожу на предаукционную выставку, где замечаю другие работы, на которые в каталоге не обратил внимание. А то, что производило впечатление на картинке, наоборот, разочаровывает. Поэтому если вы решили купить вещь на аукционе — посмотрите ее сначала вживую и не слишком поддавайтесь азарту. В этом смысле начинающему коллекционеру гораздо полезнее посещать арт-ярмарки, где больше выбор, а цены фиксированы.

Приобретение по завышенной стоимости и ажиотаж

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

Всегда есть ситуация «продавец-покупатель». Продавец, разумеется, заинтересован в том, чтобы поставить максимальную цену на работу, а страстный коллекционер, нашедший жемчужину своей коллекции и одержимый ее покупкой, пойдет на все и готов переплатить. Чем ценнее работа — тем больше на нее охотников. Чем больше охотников — тем выше цена. Невозможно не переплачивать. Или тебе нужна эта работа — или ты не можешь себе ее позволить. Возможно, случится чудо, и работа тебя дождется, но если она уйдет в серьезную коллекцию, о ней можно забыть надолго, если не навсегда.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

С одной стороны, это можно назвать ошибкой, но с другой — кто-то может быть к таким ошибкам готов. Это своего рода психологическая составляющая, когда важно эмоциональное удовлетворение и нет разумного объяснения приобретению. Ажиотаж может быть психологически комфортен коллекционеру, он от него получает удовольствие. Это тоже один из элементов коллекционирования. Но говорить здесь об удачной ровной цельной коллекции, наверное, сложно.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Арт-рынок стабильно растет, но у него есть масса рискованных аспектов. Иногда лучше заплатить полную стоимость за шедевр, чем дешево купить второстепенное произведение. Поэтому ошибаются и те, кто переплачивает на аукционах, и те, кто пытается до последнего торговаться с дилерами и искать более дешевые варианты, получая в результате «второй сорт».

Ожидание быстрого возврата инвестиций

Катрин Борисов, арт-директор галереи RuArts, арт-дилер, коллекционер:

Покупая молодых авторов, можно долго ждать возврата инвестиций. Иногда требуются десятки лет, чтобы раскрутить художника и цены на его работы. Как правило, быстро перепродать можно только дорогую и очень дорогую работу какого-нибудь востребованного автора. Иногда коллекционер пересматривает свой взгляд на коллекцию и может продать работы дороже, чем они были приобретены. Как правило, только дилеры делают ставку на рост цены, не коллекционеры, хотя материальную ценность коллекции всегда приятно осознавать.

Алексей Новоселов, директор выставочных программ ММОМА, член экспертного совета конкурса «Инновация»:

Рассчитывать на это можно, но так скорее будет действовать дилер, чем коллекционер. С трудом себе представляю, что коллекционер думает: «Вот я сейчас работу куплю, а потом продам». Он скорее думает: «Вот я сейчас куплю, а потом работа вырастет в цене и обретет новый статус». Потому что коллекционеру всегда очень сложно расставаться с тем, что он купил. Это понятно и правильно. Галереи и дилеры так могут делать, но не коллекционеры.

Николай Палажченко, эксперт в области современного искусства:

Искусство — финансовый инструмент с высокой степенью риска. Если есть цель собрать хорошую инвестиционную коллекцию, нужно понимать, что возврат не будет быстрым: можно рассматривать свои вложения как «пенсионный фонд» или наследие потомкам. Совершенно очевидно, что искусство — из тех немногих товаров, которые имеют отношение к вечности, но главными факторами, влияющими на его стоимость, являются макроэкономические и макрополитические факторы. Когда вся экономика идет вверх — искусство тоже идет вверх. Экономика переживает плохие времена, рынок искусства стагнирует или падает. Попытки измерить искусство квадратными сантиметрами и рисовать графики — это невежество и мракобесие, на мой взгляд. У любого художника за всю его карьеру есть всего несколько действительно важных для истории искусства работ. Шедевры будут всегда расти в цене. Объяснить это очень сложно, в этом основная интрига арт-рынка. Многие люди создают коллекции именно потому, что в искусстве нет простых линейных правил и можно с помощью коллекции придать своей жизни новое измерение.

Культура13:1513 сентября
Фли и Курт Кобейн

«Почему ты такой странный?»

Вечный аутсайдер, поэт-шизофреник, любимый певец Кобейна: умер Дэниел Джонстон