Новости партнеров

«Депрессия в России пройдет, но не в этом году»

Вице-президент ГК TeleTrade — о перспективах нефти и валют

Фото: Сергей Киселев / «Коммерсантъ»

Российская экономика стабилизируется, но ожидать роста в текущем году преждевременно, считает вице-президент ГК TeleTrade Дмитрий Дригайло. По его мнению, Россию все же затронут последствия Brexit, однако в большей степени развитие ситуации будет зависеть от внешнеполитической повестки и ряда других факторов. Что еще повлияет на мировые и отечественные финансы, эксперт рассказал в интервью «Ленте.ру».

Какого долгосрочного эффекта можно ожидать в связи с Brexit?

Итоги голосования оказались для многих неожиданностью. Последствий не удастся избежать, они будут ощутимыми, в первую очередь для Европы. Там могут возобновиться центробежные тенденции. Я имею в виду возможный референдум о независимости в Шотландии — из-за того, что именно Англия преимущественно поддержала выход страны из ЕС, а Шотландия и Северная Ирландия выступали против.

Думаю, обращения министров иностранных дел стран-членов ЕС к Великобритании о скорейшем выходе из союза (главы МИД призывали не затягивать с переговорами — прим. «Ленты.ру») вызваны обеспокоенностью стабильностью именно евро, а также фунта стерлингов. Но евро уже отыграло основное падение, а вхождение в Евросоюз новых членов, на мой взгляд, положительно отразится на единой европейской валюте.

То есть такого эффекта, как, например, от коллапса Lehman Brothers, вы не ожидаете? Не вызовет ли референдум в Великобритании новый масштабный экономический кризис?

Во-первых, Brexit — это все-таки плановое мероприятие. Пока никто не пострадал настолько, чтобы уйти с рынка или объявить о банкротстве. Не думаю, что сейчас произойдет нечто подобное. Цены на нефть стабилизировались на уровне 50 долларов за баррель, затем немного снизились из-за Brexit. Но в целом есть мнение, что котировки нефти подрастут, и рынок уже приходит к равновесию.

Как поведут себя цены на нефть в дальнейшем?

Я бы не стал подтверждать прогноз на уровне 80-100 долларов за баррель в кратко- и среднесрочной перспективе, несмотря на сокращение мировой добычи и запасов — пока они достаточно велики. Все макроэкономические факторы, давящие на нефть, указывают на то, что в краткосрочной перспективе цена останется в районе 50 долларов, плюс-минус. Это не доставит проблем ни развивающимся рынкам, ни конкретно России. Думаю, что цена продолжит колебаться вокруг текущих значений, пока не затихнут последствия Brexit, а трейдеры и финансовые институты не переключат внимание на другие события.

Недавно в МВФ заявили, что доллар США переоценен на 20 процентов. Нынешний дорогой доллар — это надолго?

У аналитиков тут нет консенсуса. Одни действительно считают, что доллар сильно переоценен и в ближайшее время упадет из-за закредитованности экономики. Другие уверены, что доллар сохранится на этом уровне еще долго, потому что американские финансовые власти через определенные инструменты открытых рынков контролируют его курс. Как бы то ни было, все возможные новации — идейные, инфраструктурные, которые двигают рынки вперед, — происходят из США. Остальной мир, в том числе европейские страны, идут в арьергарде. У меня лично нет ощущения, что доллару что-то грозит. Во всяком случае, в перспективе одного года.

Дойдет ли доллар до паритета с евро?

Многие считают, что курсы валют сблизятся. Естественно, никто не скажет, окажутся ли доллар и евро на уровне один к одному. Но общая тенденция к этому проглядывается.

Лондонская инвестиционная компания Amundi Asset Management заявила, что развивающиеся рынки, в частности российский, представляют собой «тихую гавань», потому что изолированы от влияния Brexit. Неожиданное мнение — всегда считалось, что чем богаче страны, тем они безопаснее для капиталов…

Я бы не согласился с мнением о меньшем влиянии Brexit на Россию, так как у России большой товарооборот с ЕС, действует множество договоров. Развивающиеся страны, несмотря на все разговоры о тихих гаванях, отреагируют на тектонические сдвиги в мировой экономике. Потому что мировая экономика — это множество сообщающихся сосудов, которые не могут существовать друг без друга, и развивающиеся рынки не могут жить отдельно от развитых.

Возможен ли сейчас приток капиталов в Россию?

Приток капиталов на российский рынок возможен. Но это зависит в первую очередь от инфраструктуры самой России, ее политического строя, прозрачности судов, законодательства, которые позволяют бизнесу развиваться, послаблениям для экспортеров и так далее. Сейчас правительство России, по крайней мере, декларирует отмену инфраструктурных барьеров. Поэтому приток капиталов в Россию вполне вероятен.

Мы достигли дна в экономике? Звучали прогнозы о росте в конце года…

Думаю, роста не будет, но и падения большого тоже не произойдет. Экономика все-таки стабилизируется, это видно по курсу рубля, по производству, в которое инвестируются средства, в том числе государственные. Теперь все зависит от того, насколько заинтересовано руководство России в международной торговле. Если США, ЕС, Канада, Австралия, Япония увидят, что правительство России предпринимает усилия для налаживания международных отношений, то все будет хорошо.

Какова вероятность такого развития событий?

Последние новости из Турции об извинениях Реджепа Эрдогана, новости из Германии говорят о многом. Очевидно, российский МИД проводит переговоры о снятии санкций и различных ограничений. Полагаю, депрессия в российской экономике закончится и все пойдет в рост.

Но наверное, не в этом году. Путин говорил про два года, и, похоже, он прав. Во всяком случае, возвращение к росту связано с внешнеполитическими факторами. Хотя, конечно, лучше все-таки снижать ресурсозависимость экономики, стимулировать прогрессивные бизнес-процессы, диверсифицировать экспорт. Но это долгосрочные вещи, это не делается за один-два года.

В правительстве постоянно идут разговоры об урезании расходов, заморозке зарплат. Может ли такая политика привести к углублению кризиса на фоне и так низкого внутреннего спроса?

Базовое правило: если тебе не хватает средств, то ты или сокращаешь расходы, или берешь взаймы. Для российской экономики можно сделать и первое, и второе. Но в принципе, я понимаю финансовый блок — он всегда за сокращение расходов.
Мое, подчеркну, личное мнение заключается в том, что расходы федерального бюджета на госкорпорации, оборону и прочее действительно гипертрофированы и их необходимо урезать. Но именно тут расходы резать не хотят, а смотрят на другие, которые, может быть, и не стоит трогать.

Но не думаю, что, если сократят расходы, кризис углубится. Надо жить по средствам, я вижу перспективы сокращения расходов в сфере строительства, госкорпораций и обороны. Я не наблюдаю реальной военной угрозы для России и не думаю, что стоит прислушиваться сейчас к военному лобби.

Многие представители бизнеса высказывались о чрезмерно жесткой финансовой политике государства. С другой стороны, ряд экспертов, например, Глазьев, говорят о недостаточном контроле государством экономики. Вы на какой стороне?

Не на стороне Глазьева и Столыпинского клуба, а скорее на стороне монетаристов и думаю, что надо снижать госрасходы и повышать конкурентоспособность. Необходимо выделять средства стартапам, а не ресурсодобывающим госкомпаниям, проводить точечную приватизацию, может, даже расселять моногорода. Потому что те отрасли, которым сейчас выделяются огромные средства, завтра потребуют еще больше. Сейчас они не реформируемы, их надо резать и радикально менять структуру экономики.

Будут ли в этом году индексировать пенсии?

Думаю, нет. На этом сэкономят, скорее всего. Сейчас пенсия — это один из путей экономии, к несчастью.

Ваше мнение о пенсионной реформе в целом?

Повышение пенсионного возраста не даст быстрого результата, но оно назрело. В Беларуси пенсионная реформа в части увеличения возраста выхода на пенсию на три года уже проведена. Мне кажется, это было половинчатое решение — нужно было повышать пенсионный возраст у женщин хотя бы до 60 или даже до 63 лет. Потому что уже сейчас экономически активное население не может прокормить стариков. Тем более, демография показывает, что средний возраст населения России увеличивается. В 55 лет женщина — это активный человек, способный работать и, как правило, работающий. А это может послужить дополнительным источником пополнения казны.