Млечный путь Трампа

Как финансист Майкл Милкен может сыграть на американских выборах

Майкл Милкен
Фото: Gus Ruelas / Reuters

Во второй части «Уолл-Стрит» Оливер Стоун позволил своему антигерою Гордону Гекко взять реванш благодаря ипотечному обвалу 2008 года. Поклонники кинорежиссера были в замешательстве. Ведь стоуновский продюсер Эдвард Р. Прессман говорил: «Гекко — вылитый Майкл Милкен», а этот создатель рынка «мусорных облигаций», осужденный в 1990-м за биржевые махинации, никакими особыми финансовыми победами после выхода на свободу не прославился. Однако сегодня Милкен, как и Гекко в «Уолл-Стрит-2», может вернуться на деловой Олимп. Но не из-за кризиса, а из-за выборов президента США.

Аудит счастья

В апреле 1989-го Дональд Трамп был еще «простым миллиардером», а не кандидатом в президенты. Но журналистов уже тогда радовал скандальной риторикой. Так, The New York Times поместила в рубрику «Цитата дня» трамповское: «Вы могли бы быть счастливы за гораздо меньшие деньги». Экстравагантный строительный магнат не мог скрыть изумления, что годовой доход инвестбанкира Майкла Милкена достигал полумиллиарда долларов.

Не станем утверждать, что именно с этой фразы начался путь Трампа в политику, но критика многомиллионных банкирских бонусов — беспроигрышный предвыборный ход не только сегодня и не только в США. Плюс, конечно же, очевидное и традиционное противопоставление капиталиста-трудяги из реального сектора и финансиста, «делающего деньги из воздуха». Причем применительно к Милкену — грязные деньги, как показали проходящие как раз в то время судебные слушания.

Пожалуй, лишь поборник свободного рынка экономист Мюррей Ротбард увидел в конфликте Милкена и Трампа нечто большее, нежели борьбу «ссудного и промышленного капитала». По Ротбарду, «мусорные облигации», позволяющие быстро привлекать финансирование для корпоративных поглощений, стали серьезным вызовом для американской деловой элиты. С этой точки зрения Милкен — не жадный делец-махинатор, а финансовый инноватор, запускающий социальные лифты в ущерб «олигархии». А Трамп, будучи таким же ее типичным представителем, как и Рокфеллеры, пытается дискредитировать и демотивировать классового врага, уличая его в жадности.

Теперь, спустя 27 лет, уже сам Дональд Трамп превратился в главную головную боль американского истеблишмента. Но следует ли отсюда, что республиканский кандидат в президенты может сформировать своеобразный антиэлитаристский альянс с Милкеном? И кому из них двоих он больше нужен?

«Хищники» за «чужого»

«К счастью для Милкена, деньги нужны обеим партиям», — так Huffington Post завершает рассуждения о том, каковы шансы демократов сохранить своих спонсоров. Издание напоминает, что среди тех, кто поддерживает демократов, есть и Milken Institute — «фабрика мысли», созданная прежде опальным финансовым гуру и собирающая на своих ежегодных конференциях многих именитых экономистов, бизнесменов и даже политиков.

Выйдя из тюрьмы, Милкен сделал ставку на филантропию и интеллектуальное лидерство и, в конечном счете, преуспел в этом не меньше, чем в биржевых играх. Наглядное тому подтверждение — заголовок из Fortune: «На главной финансовой конференции сказали "Нет Трампу"». Это, соответственно, о майском мероприятии, проходившем под эгидой Milken Institute.

Но пока такие тяжеловесы, как сенатор Линдси Грэм или глава Carlyle Group Дэвид Рубенштейн, собравшись у Милкена, присягают на верность Хиллари Клинтон, сам гостеприимный хозяин не спешит делать окончательный выбор.

В декабре 2015-го The New York Times сообщила о возвращении Майкла Милкена на Уолл-Стрит. Разумеется, на бирже никто не собирался вновь звать на царствие развенчанного более четверти века назад «короля мусорных облигаций». Милкен прибыл на торжественный прием, устраиваемый Федерацией еврейских организаций Нью-Йорка.

Публика здесь собралась не менее авторитетная, чем на конференциях Milken Institute. И о Трампе, конечно, тоже говорили. Что показательно, в американской еврейской общине на перспективы прихода к власти строителя-миллиардера смотрят не столь однозначно, как, скажем, на Уолл-Стрит.

Например, игорный магнат Шелдон Адельсон пожертвовал на избирательную кампанию Трампа 100 миллионов долларов, утверждая, что тот мог бы стать «огромным президентом, который принесет безопасность и спокойствие Израилю». И здесь немаловажно учесть, что среди личных друзей Адельсона не только израильский премьер Биньямин Нетаньяху, но и Майкл Милкен.

По сути, Адельсон — один из тех «нуворишей», которые благодаря Милкену в середине 80-х взорвали корпоративную Америку и прорвались в «золотую сотню». За счет «мусорных облигаций» игорный магнат финансировал приобретение отелей и строительство казино в Лас-Вегасе. Иными словами, не будь Милкена — не было бы у Трампа сейчас такого спонсора, приносящего и доллары, и еврейские голоса.

Наверное, теперь Трамп понимает, что иногда многомиллионные банкирские бонусы платятся совсем не зря. Но «хищники», выросшие на «мусорных облигациях», — далеко не единственный и уж точно не главный актив Милкена, который может быть интересен республиканскому кандидату.

Дорогой мой человек

«Процветание любой страны зависит от способности существующих "финансовых технологий" максимально задействовать не только "реальные" активы, но также социальный и человеческий капитал», — констатировал Майкл Милкен еще в июне 1999 года. А спустя 10 лет, в разгар кризиса, он был еще более категоричен: «В XXI веке самым ценным ресурсом становится человеческий капитал. Основные конкурентные преимущества получат нации, заботящиеся о повышении уровня образования, здравоохранения, развитии науки, обеспечении равных возможностей для женщин и создании стимулов для привлечения высококвалифицированных мигрантов».

Тезис про мигрантов Трамп и многие его избиратели, скорее всего, не поддержат. Но при всей принципиальности разногласий по поводу глобализации и участия в мировом разделении труда никто из финалистов нынешней предвыборной гонки не согласится, чтобы США утратили титул сверхдержавы. Наоборот, каждый из кандидатов упрекает противника именно в уроне, наносимом национальной мощи. Поэтому, если миллиардер-республиканец в случае своей победы займется кардинальным переустройством американской экономики, ему придется уделить человеческому капиталу едва ли не меньшее внимание, чем это сделала бы Хиллари Клинтон, став хозяйкой Белого дома.

Более того, Клинтон знает, как обращаться с этим главным ресурсом XXI века, как его использовать для сохранения статус-кво, и не только геополитического. Лидеры демократов, как, впрочем, и американский истеблишмент, в целом весьма преуспели в приспособлении человеческого капитала под нужды крупных корпораций.

У Трампа задача совсем другая. Чисто теоретически именно человеческий капитал при его президентстве может стать ключевым драйвером преобразований, но в то же время повышается риск, что этот современный «мирный атом» окончательно выйдет из-под контроля и в итоге разнесет в клочья всю систему. Тем более что брутальный миллиардер не обладает навыками обращения с такими тонкими материями, а интеллектуальная элита за редким исключением выступает против трамповского президентства.

Вот здесь и может сыграть критически важную роль поддержка со стороны Милкена. Ведь он — не просто один из немногих интеллектуалов, не сказавших Трампу «нет» и не слишком сильно аффилированных с Демократической партией. Он — финансовый инноватор, чьи наработки по использованию человеческого капитала до сих пор не стали мейнстримом лишь потому, что их автор окончательно не реабилитирован правящей элитой, и едва ли будут востребованы при Клинтон.
Следовательно, для Трампа Милкен — страховка от экономического и в конечном счете политического провала. Для Милкена Трамп — шанс на возвращение финансовой короны.

А вот получится ли такой альянс в итоге или нет — во многом зависит от того, продолжит ли кандидат-республиканец считать, сколько денег нужно для чужого счастья. Поскольку человеческий капитал стоит очень дорого.