Новости партнеров

Плохая фарма

Почему за торговлю стероидами в России можно оказаться в колонии строгого режима

Фото: Jeffery A. Salter / Contributor

В конце марта Федеральная служба России по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) была упразднена указом президента. У ведомства сложилась не самая лучшая репутация: ходило немало историй о том, что сотрудники ФСКН, стремясь к хорошим показателям, привлекали к уголовной ответственности тех, чья вина весьма спорна. Пример тому — история трех спортсменов из подмосковного города Жуковский, торговавших анаболическими стероидами и в итоге оказавшихся на скамье подсудимых. В том, как спортивная фармакология может довести до суда, разбиралась «Лента.ру».

Бизнес на грани закона

В августе 2012 года трое жителей подмосковного Жуковского — 26-летний Константин Митрофанов, 32-летний Антон Гинц (оба — фитнес-тренеры) и 28-летний Егор Нестеров, студент Мосспортакадемии, — решили организовать бизнес. Заядлые спортсмены, они проводили немало времени в тренажерных залах (где и познакомились) и не понаслышке знали, что представляют собой спортивное питание и спортивная фармакология.

Незадолго до этого Митрофанов познакомился в интернете со спортсменом из Молдавии, Олегом Пащенко. Тот сообщил Митрофанову, что фармакологические препараты в Молдавии стоят существенно дешевле, чем в России, а их оборот практически не ограничен. И предложил организовать поставки «фармы» (так на сленге спортсменов называется спортивная фармакология) в Россию. Митрофанов ранее уже был судим за незаконную торговлю спортивными препаратами — 23 мая 2012 года Жуковский городской суд приговорил его к штрафу в 100 тысяч рублей по части 3 статьи 234 УК РФ «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта». Однако на предложение Пащенко он быстро согласился — и в Москву пошла молдавская «фарма». Стероиды поставлялись на поездах Кишинев — Москва через проводников. Их получали Митрофанов и примкнувшие к нему Антон Гинц и Егор Нестеров, чтобы распространять среди спортсменов в фитнес-клубах и интернете.

Бизнес процветал с августа 2012-го по апрель 2014 года. Однако им заинтересовались в ФСКН. Внимание стражей порядка привлекло то, что часть препаратов, которыми торговали спортсмены, входили в список сильнодействующих веществ. Оперативное наблюдение за Митрофановым, Гинцем и Нестеровым обеспечило федеральную службу необходимыми доказательствами, и в апреле 2014 года бизнесменов задержали.

Подсудные препараты

Летом 2015 года в Никулинском районном суде Москвы начался судебный процесс. Защита Митрофанова, Гинца и Нестерова неоднократно указывала на то, что ситуация далеко не так однозначна, как кажется на первый взгляд. В частности, у обвинения не было доказательств того, что изъятые у обвиняемых анаболические стероиды предназначались для продажи, а не для личных нужд. Адвокаты ставили под сомнение и факт контрабанды, поскольку Нестерова задержали с партией препаратов в поезде, который направлялся с Киевского вокзала в Молдавию, а не наоборот. Тем не менее суд признал версию обвинения обоснованной и вынес всем троим суровые приговоры.

Митрофанов был признан виновным по части 3 статьи 234 УК РФ («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта») и части 3 статьи 226.1 («Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ»). Приговор — восемь лет в колонии строгого режима. Пять лет в колонии строгого режима дали Гинцу. Нестеров, соучастие которого сводилось к роли курьера, отделался четырьмя годами лишения свободы условно.

По мнению адвоката Алексея Михальчика, защищавшего на процессе Митрофанова, молодые тренеры были, по сути, демонизированы ФСКН и приговорены судом к серьезным срокам как наркодилеры. Причем все обвинение строилось на показаниях Нестерова, которому обещали условный срок в обмен за содействие.

«Мы получили отказ в удовлетворении кассационной жалобы, но не оставляем надежд и собираемся обратиться к председателю Московского городского суда Ольге Егоровой с просьбой о внесении протеста на приговор. Надеюсь, что к нашим доводам отнесутся внимательно», — говорит адвокат.

Защита спортсменов готова дойти до Верховного суда. Впрочем, в суде первой инстанции было доказано, что действия Митрофанова, Гинца и Нестерова носили однозначно противоправный характер. Торгуя анаболическими стероидами, спортсмены делали то, что прямо запрещено законом. Но неужели эти препараты настолько опасны, что за них стоит давать серьезные тюремные сроки? Тут мнения экспертов расходятся: одни считают, что анаболические стероиды нужно легализовать и вывести из тени, как это сделано в ряде европейских стран. По мнению других, тех, кто незаконно торгует продукцией спортивной фармакологии, нужно изолировать от общества наравне с наркоторговцами.

«Я сам увлекаюсь спортом, и мне прекрасно известно, что во многих видах конкуренция атлетов превратилась в борьбу фармацевтов. Можно возмущаться таким положением вещей, но прогресс не остановить. Недавний мельдониевый скандал показал, что спортивную "фарму" можно успешно использовать в политических целях. А дело Константина Митрофанова удивляет своей односторонностью», — говорит Михальчик.

Буря в стакане с анаболиками

В интернете легко найти описания тех веществ, за которые осудили спортсменов, хотя все препараты считаются сильнодействующими, а их оборот ограничен. Прежде всего это Stanover — достаточно известный анаболик, используемый в основном бодибилдерами, пауэрлифтерами и атлетами силовых видов спорта. Он повышает силовые показатели, обеспечивает прирост мышечной массы и усиливает рельеф мышц. Еще один препарат — Naposim, дающий прирост мышечной массы и укрепляющий костную ткань.

Спортсмены также торговали анаболическим стероидом Decaver, способствующим, в частности, выраженной гипертрофии мышц и повышению иммунитета. Неподдельный интерес сотрудников ФСКН вызвал и препарат Strombafort, улучшающий рельефность мускулатуры, ускоряющий обмен веществ и повышающий аппетит. Еще в деле фигурировало средство Turinover — примерно с тем же функционалом. Наконец, криминальным был признан гормональный Proviron-Ver, усиливающий эректильную функцию, которую подавляют многие препараты спортивной фармакологии.

«Лет 5-6 назад у нас в стране развернулась тотальная кампания против допинга — и стараниями надзорных органов анаболические стероиды были включены в список сильнодействующих веществ. Я бы сравнил это с тем, когда ради борьбы с наркоманией запрещают продажу шприцев. Посыл понятен, но исполнение явно хромает», — говорит директор института здоровья и реабилитологии Университета физкультуры и спорта имени Лесгафта Денис Олисов.

Он объясняет: анаболики — это лекарственные препараты, которые врачи-андрологи используют для улучшения и восстановления сперматогенеза. Для некоторых мужчин их прием — едва ли не единственный шанс завести детей. Однако из-за крайне жесткой позиции надзорных органов аптеки сегодня предпочитают вообще не связываться с анаболическими стероидами, поскольку это требует большого количества разрешений. От этого страдают пациенты, и во многом тому виной — спортсмены.

«Анаболики уже лет 20 во всем мире однозначно считаются допингом, тем, что дает одним участникам соревнований необоснованные преимущества перед другими. Мало того, что их использование — это жульничество, они сильно бьют по здоровью. Понимаете, когда организм получает какие-то вещества извне, он перестает его вырабатывать. И вот молодой человек, стремясь к идеальной фигуре, садится на анаболические стероиды. Выработка гормонов, ответственных за сперматогенез, у него останавливается. Со временем спортсмен понимает, что девушкам нравятся не только мышцы, но и интеллект — и начинает слезать с этих препаратов. Но гормоны у него не вырабатываются. В 20-25 лет молодой мужчина не в состоянии иметь детей. Согласитесь, страшная цена за красивое тело», — заключает эксперт.

Стероиды под прицелом законодателей

Между тем 3 августа МВД разместило на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов проект постановления правительства, согласно которому в список сильнодействующих веществ могут быть включены еще два препарата, относящихся к спортивной фармакологии, — остарин и GW1516. Из-за их употребления в российском спорте уже разгорались крупные скандалы. Так, в марте Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) дисквалифицировало на четыре года серебряного призера чемпионата мира-2007 по плаванию Яну Мартынову за употребление остарина. В июне 2014-го за применение препарата GW1516 на два года была дисквалифицирована олимпийская чемпионка по спортивной ходьбе Елена Лашманова.

«Остарин относится к анаболикам с необратимым эффектом действия. Его используют для набора мышечной массы. Однако есть ряд побочных эффектов. Спортсменки приобретают мужеподобные черты, и этот процесс необратим. Что касается препарата GW1516, то он улучшает качество белков в организме, но у тех, кто его принимает, повышается риск развития раковых заболеваний», — пояснил «Ленте.ру» врач-терапевт Андрей Звонков.

Надзорные органы закручивают гайки с анаболиками не просто так. В пояснительной записке к разработанному МВД документу говорится, что, согласно обнародованному 9 ноября 2015 года отчету независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства, россияне составляют 35 процентов спортсменов, у которых обнаружены следы допинга. А если учесть, что анаболики, которые используют не для лечения половых расстройств, оказывают мощное разрушительное воздействие на организм человека, то жесткость позиции по отношению к стероидам вполне понятна.