Полиграфкомбинация

Как уничтожается печатная отрасль в регионах

Аркадий Евстафьев
Фото: Павел Смертин / «Коммерсантъ»

Вслед за обнародованием скандальных обстоятельств приватизации «Первой образцовой типографии» «Лента.ру» продолжает расследование судьбы других полиграфических гигантов, служивших до недавнего времени государству, но перешедших в руки частников. Как выяснилось, российскую книгопечатную отрасль ожидают печальные последствия из-за окончательной потери некогда государственных полиграфических мощностей в Саратове.

Все отечественные учебники со временем будут печататься в Китае и Прибалтике — к такому печальному выводу пришел корреспондент «Ленты.ру» после командировки в столицу Поволжья. Местная олигархия словно катком прошлась по книгопечатной отрасли. Регион обеспечивал учебниками и методической литературой львиную долю школ и вузов. Печатные цеха с первоклассным оборудованием активно конкурируют на международном рынке и способны выдавать миллионные тиражи практически любого вида продукции. Несмотря на это осенью комбинат ждет приватизация, после которой производство с большой долей вероятности будет свернуто.

В начале было «Слово»

Репетицией развала саратовской печатной отрасли, столь важной для всей страны в свете госзаказов на учебную литературу и изготовление избирательных бюллетеней, стала продажа местного издательства «Слово». Приватизация проходила настолько спокойно и тихо, что информация о торгах (дате, месте, времени) дошла лишь до двух потенциальных покупателей — ООО «Спутник» и ЗАО «Инвестиционный холдинг "Энергетический союз"» (последнее принадлежит Аркадию Евстафьеву).

Как сообщал «Коммерсантъ», Евстафьев приобрел 100 процентов акций предприятия у Росимущества за 256,5 миллиона рублей на аукционе в июне 2014 года. Примечательно, что ООО «Спутник» после торгов нигде больше не всплывало; при этом в базе данных «СПАРК-Интерфакс» в Саратовской области зарегистрировано 29 предприятий с таким же названием — они занимаются предоставлением услуг и торговлей.

«Процедура аукциона не была достаточно открытой. Если бы мы и другие газетчики знали о продаже, то не попали бы в тяжелую ситуацию, когда под угрозой оказался выпуск большинства многотиражек», — говорит Елена Фатеева, главный редактор газеты «Краснокутские вести», которая долгие годы печаталась в цехах издательства.

Заинтересованных лиц в регионе просто поставили перед фактом: «Слово» продано. И практически сразу предприятие начало реорганизацию — печатную деятельность свернули, а площади активно сдавали в аренду.

«За две недели нас предупредили о том, что "Слово" больше не будет печатать нашу газету, — рассказывает Фатеева. — Это предприятие нас и других наших коллег устраивало во всем. У нас сложились нормальные человеческие отношения, они даже шли нам на уступки по финансовым вопросам. В срочном порядке нам пришлось искать нового издателя, чтобы не прерывать выпуск газеты. Мы единственное муниципальное издание в Краснокутском районе, у нас четыре тысячи подписчиков. И вдруг оказались в таком сложном положении в связи со сменой собственника».

По словам Фатеевой, ситуация со «Словом» негативно отразилась практически на всех муниципальных изданиях региона: большинство из них зависели от этого издательства. Кроме того, исторически сложилось так, что офисы редакций тоже располагались в головном здании «Слова». Сегодня помещения заняли другие арендаторы.

Между тем в СМИ, подконтрольных олигарху Евстафьеву, вовсю пропагандировалось его намерение сохранить профиль предприятия.

«Мы планируем развивать полиграфическое производство ОАО “Слово”, осваивать новые направления, кардинально модернизировав все производство», — говорил он после аукциона. Пока планы Евстафьева не реализованы.

Следует отметить, что выручка «Слова» в последние несколько лет неуклонно снижалась. В 2011 году она достигала 58,65 миллиона рублей; в 2014-м, в год приватизации, упала до 48,62 миллиона; в 2015-м обвалилась почти на 50 процентов — до 25,33 миллиона.

Последние пять лет предприятие оставалось убыточным, но передача типографии из государственного подчинения в частные руки не исправила ситуацию. Крупнейшие убытки были зафиксированы в год приватизации: организация потеряла 5,35 миллиона рублей.

Впрочем, как и обещал Евстафьев, «Слово» действительно освоило новое направление. В главном здании издательства, к примеру, было открыто одно из отделений банка «Агророс», принадлежащего бизнесмену. В марте 2015 года «Слово» перестало печатать газеты и сократило половину персонала.
По словам источника, знакомого с ситуацией, вместо многотиражек оставшиеся станки штампуют этикетки на бутылки.

Продажа издательства стала неожиданностью и для саратовских предпринимателей. «Безусловно, было известно о том, что предприятие числится в плане приватизации, но сообщений о конкретных сроках и условиях аукциона в региональных изданиях не появлялось, хотя такой объект был интересен многим местным бизнесменам», — рассказывает источник «Ленты.ру».

Возможно, для мегаполиса переход предприятия из одних рук в другие — дело обыденное, но для Саратова история со «Словом» стала крупным и неприятным событием. Под письмом в Генпрокуратуру с просьбой проверить законность приватизации издательства подписались 7562 саратовца.

«Кто позволил олигарху Ефстафьеву беспрепятственно приобрести в Саратовской области значимые активы и определять их дальнейшую судьбу? Насколько законно проходил аукцион Росимущества по покупке издательства "Слово", выставленного, кстати, на продажу? В торгах приняли участие всего две компании: ООО "Спутник" и ЗАО Инвестиционный холдинг "Энергетический Союз". Продажа издательства состоялась ровно за одну минуту. Почему вопреки установленным законам и нормам не было региональных торгов перед аукционом Росимущества? Была ли продажа издательства "Слово" Евстафьева заранее спланированной акцией?» — задают вопросы правоохранителям подписавшиеся в обращении (копия письма имеется в распоряжении редакции).

Что получил покупатель? Согласно данным Комитета по имущественным вопросам Саратовской области, Евстафьеву достались: административно-производственный комплекс из трех помещений общей площадью около 11,5 тысячи квадратным метров на улице Волжской; складской комплекс из трех зданий площадью более четырех тысяч «квадратов» в поселке Юриш; три нежилых помещения общей площадью более полутора тысяч квадратных метров на Московской улице, признанных объектами культурного наследия местного значения; а также четыре нежилых помещения площадью чуть менее полутысячи квадратных метров на Вольской улице.

Титан у смертного одра

Несмотря на огромное количество недовольных приватизацией «Слова», стоит заметить, что потерю такого предприятия государством в масштабах отрасли назвать существенной можно лишь с натяжкой — в отличие от грядущей утраты печатного гиганта «Саратовский полиграфический комбинат».

— Еще в советское время «Саратовский полиграфкомбинат» обеспечивал учебниками половину Советского Союза — только представьте объемы этого производства! — говорит глава Общественной палаты Саратовской области Александр Ландо. — Сегодня у нас есть все основания предполагать, что предприятие может уйти с молотка и потерять профиль.

Появление полиграфкомбината в списке приватизации для региональных властей стало настоящим ЧП. В распоряжении «Ленты.ру» оказалась переписка губернатора Саратовской области Валерия Радаева с бывшим руководителем Росимущества Ольгой Дергуновой (покинула свой пост в феврале), где глава субъекта просит не продавать предприятие с молотка, а передать в собственность региона.

«ОАО "Саратовский полиграфический комбинат" — одно из крупнейших в Поволжье полиграфических предприятий, выпускающих социально-значимую продукцию — учебники и методическую литературу, — в настоящее время находится в крайне сложном финансово-экономическом положении (…) В настоящее время в соответствии с разработанным планом финансового оздоровления и развития ОАО "Саратовский полиграфический комбинат" реализуются мероприятия по увеличению загрузки предприятия, его техническому переоснащению, повышению эффективности производства (…). В целях реализации данных проектов, сохранения и развития значимого предприятия (…) прошу рассмотреть вопрос передачи принадлежащего РФ пакета акций ОАО в собственность Саратовской области», — просит Радаев в июле 2012 года.

В сентябре того же года от Дергуновой приходит ответ, в котором глава Росимущества требует подробно указать, каким конкретно структурам необходимо имущество, и предоставить план финансового оздоровления предприятия.

В ответном письме губернатор сообщает, что вариант есть: в пилотном проекте планируется участие ОАО «Московские учебники и картолитографии», правительство Саратовской области тоже готово инвестировать в спасение комбината. Но Росимущество не спешит идти навстречу, ограничиваясь формальной отпиской. «В настоящее время в Минэкономразвития России на исполнении соответствующее поручение президента РФ, позволяющее подготовить необходимые акты президента РФ и Правительства РФ по передаче указанных акций в собственность Саратовской области, отсутствует».

Иными словами, президента страны (а именно он, согласно действующему закону, может вносить изменения в план приватизации) не стали беспокоить такими пустяками как сохранение полиграфкомбината в глуши, в Саратове.

В очередном письме летом 2014 года Дергунова сообщила губернатору, что «включение акций данного общества («Саратовского полиграфкомбината» — прим. «Ленты.ру») в Программу приватизации согласовано со всеми заинтересованными федеральными органами исполнительной власти», и предложила региону подыскать благодетеля из числа предпринимателей.

«В свою очередь, Минэкономразвития России предлагает администрации Саратовской области обеспечить поиск стратегического инвестора для участия в соответствующих торгах по продаже акций ОАО "Саратовский полиграфкомбинат"», — говорится в послании.

Не повлияло на решение ведомства и то обстоятельство, что этот полиграфкомбинат должен печатать избирательные бюллетени для выборов вплоть до 2019 года.

Сентябрьский аукцион в 2014 году провалился, как и последующий — в марте текущего года. Заявок на участие не поступило. Но нельзя сказать, что дело продажи казенного добра не сдвинулось с мертвой точки. Цена на лот с каждым годом падает. На первом аукционе комбинат стоил 629 миллионов рублей, на несостоявшихся торгах в марте — уже 599.

18 октября Росимущество в третий раз попытается продать комбинат еще дешевле: объявленная стартовая цена — 436 миллионов рублей. И есть все основания полагать, что после того, как аукцион провалится в третий раз, торги будут проводиться по голландской системе — то есть на понижение.

Подыскать профильного инвестора сегодня задача сложная — таковы реалии деловой России. Нынче такие лоты интересуют лишь девелоперов, которые используют городские площади под застройку. Как раз в этом сегменте активно пробует себя бизнесмен Евстафьев, который уже выразил заинтересованность в приобретении типографии. «С большим удовольствием буду печатать бюллетени», — заявил он агентству FreeNews-Volga. Учитывая тот факт, что Евстафьев не всегда выполняет свои обещания, как это было со «Словом», можно предположить, что в случае покупки им типографии вместо нее вскоре появятся небоскребы или торговые центры.

Так уже было, причем на той же улице Чернышевского (одна из главных магистралей Саратова), на площадях бывшего завода «Ликсар», приватизированного структурами Евстафьева. Посреди города выросли два 18-этажных гиганта. И не только рядовые саратовцы выражали свое возмущение появлением новоделов в центре старинного купеческого города, но и сам губернатор. По его поручению совместные рейды по стройке проводила Общественная палата вместе с главным архитектором Саратовской области Мариной Лобановой.

«На мой взгляд, дома возводятся без учета пространства, исторического облика Саратова и удобства будущих жителей. Убежден, что улицу Чернышевского ждет транспортный коллапс, как только эти дома введут в эксплуатацию и заселят», — обрисовал тогда возможную перспективу глава региональной Общественной палаты Александр Ландо в интервью «ИА Взгляд-инфо».

Появление еще одного элитного квартала может изменить облик города до неузнаваемости. Справедливости ради стоит отметить, что такие действия предпринимателя правонарушением не являются. Не он один в ответе за существующую систему продажи госпредприятий, а принцип ее примитивен: кто платит, тот и музыку заказывает.

Китайское будущее российских учебников

Между тем в государственных руках предприятию сейчас не так уж плохо — «Лента.ру» убедилась в этом, побывав на производстве и пообщавшись с администрацией. Согласно данным регионального комитета по имуществу, в 2015 году стоимость чистых активов предприятия составила 124,4 миллиона рублей, выручка комбината за тот же период — 270,6 миллиона рублей.

— Только одних налогов мы в прошлом году перечислили в бюджет около 70 миллионов рублей, — говорит исполнительный директор предприятия Николай Кузюткин. — Мы выполняем не только российские заказы, у нас стратегическое сотрудничество с Казахстаном.

На предприятии стоит современное немецкое оборудование, за которое только недавно был выплачен кредит. Например, немецкая машина HEIDELBERG SPEEDMASTER 102 обошлась в сумму около 2,5 миллионов евро. По сегодняшнему курсу это больше 180 миллионов рублей. Таких машин здесь несколько, не считая оборудования чуть менее современного, но довольно эффективного. Эти «золотые» машины могут превратиться в металлолом или, в лучшем случае, будут проданы по бросовой цене.

По словам топ-менеджеров предприятия, сохранение комбината — задача политическая. На пятки отечественным крупным печатникам наступают китайские коллеги. На руку российским производителям играет огромное расстояние, отделяющее заказчиков от полиграфистов из Поднебесной — у конкурентов возникают большие сложности с логистикой, они не в состоянии оперативно обеспечить срочную печать или правки в тираже. Пока. Но «интервенты» подступают к российскому рынку не только с востока.

В Прибалтике, Швеции, Дании и даже на Украине (до недавних событий) предпринимались и предпринимаются активные попытки захватить полиграфический рынок России. Существует так называемое Флорентийское соглашение о ввозе в страну материалов образовательного, научного и культурного характера на льготных условиях. Это обстоятельство делает выгодной печать продукции за кордоном. Но, учитывая усложнившиеся отношения с «западными партнерами», печать учебников за границей может стать делом небезопасным в идеологическом плане. Непродуманная приватизация стратегически важных мощностей может аукнуться тем, что в будущем придется создавать новые профильные производства, что выльется в баснословные деньги.

— С потерей таких предприятий мы можем лишиться и бесценных кадров. Чтобы «воспитать» высококлассного специалиста, в среднем требуется около десяти лет, — заключил Кузюткин.

Типография в коробке

Кто же он такой, этот удачливый скупщик государственного добра? В Саратовской области Аркадий Евстафьев личность очень известная.

Выпускник Высшей школы КГБ, работник управления КГБ СССР по Саратовской области, в 90-е он стал ярым сторонником ослабления роли государства в экономике. Человек в погонах быстро приспособился к новой реальности и превратился сначала в чиновника-либерала, а затем и в бизнесмена.

Основной актив Евстафьева на сегодняшний день — холдинг «Энергосоюз», через который проводятся все значимые операции. Весь бизнес Евстафьева разделен на несколько частей. По данным «СПАРК-Интерфакс», кроме уже упомянутого «Энергосоюза» Евстафьев владеет 100 процентами компании «Союз Инвест» (в 2014 году выручка составила 8 миллионов рублей). Лично бизнесмену принадлежит доля размером 36,9 процента в банке «Агророс». 31,7 процента финансовой организации владеет «Тольяттинский трансформатор» (90 процентов данной компании принадлежит «Энергосоюзу» Евстафьева), 30,7 процента — «Энергосоюз».

Согласно сведениям ЦБ, активы банка «Агророс» составляют 5 миллиардов рублей, чистая прибыль на июль 2016 года — 25 миллионов рублей. Кредитная организация является одной из крупнейших в Саратовской области.

У Евстафьева также есть доли в нескольких саратовских заводах: 98 процентов — в «Заводе керамических строительных материалов» (выручка за 2014-й — 47 миллионов рублей); 19,2 процента — в «Металлисте» (выручка в 2015 году — 28 миллионов рублей), 1 процент — в «Саратовском зуборезном заводе».

Предприниматель помимо прочего занимается растениеводством и животноводством — полностью владеет компаниями «Ель», «Агророс» (не путать с банком) и «Колояр».

Он является 100-процентным собственником юридического бюро «Энергия права». Имеет интересы в издательском деле: ему принадлежит 0,21 процента издательского дома «Комсомольская правда» (выручка в 2015-м — 3,66 миллиарда рублей), 100 процентов издательства «Слово» (выручка за прошлый год — 25 миллионов рублей).

К созданию бизнес-империи регионального масштаба Евстафьев шел долго, начав с работы на правительство. В 1992 году он стал советником вице-премьера Анатолия Чубайса и участвовал в рекламной компании «ПриватиЗА!ция», которая лоббировала необходимость проведения быстрых рыночных реформ. Через три года Евстафьев удостоился медали ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени за достижения, «связанные с завершением первого этапа чековой приватизации» (ее еще называли ваучерной).

Деятельность Евстафьева на федеральном уровне запомнилась чередой скандалов. Так, он работал в избирательном штабе президента Бориса Ельцина (штаб возглавлял Чубайс) и поучаствовал в знаменитом эпизоде с коробкой из-под ксерокса. Напомним, в июне 1996 года Евстафьев и бизнесмен Сергей Лисовский были задержаны в Белом доме с коробкой, в которой оказалось 538 тысяч долларов. Деньги должны были пойти на финансирование избирательной кампании Ельцина. Инцидент разрешил давний конфликт двух кланов, влиявших на первого президента России: либералов (дочь Ельцина Татьяна Дьяченко, Чубайс, Альфред Кох) и силовиков (глава службы безопасности президента Александр Коржаков, директор ФСБ Михаил Барсуков, первый вице-премьер Олег Сосковец). Силовики инициировали задержание Евстафьева и Лисовского и за это были выведены из игры — Коржаков, Барсуков и Сосковец лишились должностей.

Коржаков позже рассказывал, что служба безопасности занималась расследованием расхищения средств предвыборной кампании. «Состава преступления в действиях Лисовского и Евстафьева (…) не было, — писал Ельцин в книге «Президентский марафон». — Все обвинения оказались необоснованными. Однако увольнение Коржакова, Барсукова и Сосковца не было следствием только этого скандала. Длительное противостояние здоровых сил и тех, кто шел на провокации, чтобы захватить власть в предвыборном штабе, наконец, перешло в открытый конфликт. И я разрешил его».

Аркадий Евстафьев засветился и еще в одном скандале — так называемом деле писателей (ноябрь 1997 года). Он, Чубайс, Кох и еще три товарища получили по 90 тысяч долларов в виде гонорара за еще ненаписанную книгу «История приватизации в России». Последствия ощутил на себе только Чубайс: его сняли с поста министра финансов, который он занимал с марта 1997-го. При этом он сохранил кресло первого вице-премьера.

В начале 2000-х Евстафьев стал одним из ключевых участников энергетического скандала. В 2001 году он возглавил «Мосэнерго» — дочку РАО «ЕЭС России», которой опять же руководил Анатолий Чубайс. В 2005 году несколько районов Москвы погрузились во тьму из-за аварии в энергосистеме. Число пострадавших оценивалось в несколько десятков тысяч человек, ущерб был нанесен десяткам предприятий, почти треть станций метро перестали работать.

«Я обращаю внимание председателя правительства на цинизм и очевидную профессиональную непригодность руководства “Мосэнерго”», — отреагировал тогда президент Владимир Путин. После критики такого уровня Евстафьеву пришлось покинуть «Мосэнерго». Из публичного поля (по крайней мере, федерального) он пропал, появившись лишь в 2012 году, во время президентских выборов. Евстафьев стал доверенным лицом одного из кандидатов — бизнесмена Михаила Прохорова.

Примерно к этому же времени окончательно сформировался список предприятий, входящих в бизнес Евстафьева. Одним из последних крупных приобретений стало уже упомянутое издательство «Слово». В план приватизации на 2014-2016 годы, помимо остальных предприятий, вошли 36 организаций, занимающихся полиграфической и типографской деятельностью. Попала в список распродажи и саратовская типография «Слово».