Образцовое содержание

«Лента.ру» узнала тайны приватизации «Первой образцовой типографии»

Не утихают страсти по поводу продажи государственного полиграфического гиганта «Первая образцовая типография», реализованного по рекордно низкой цене в 2,03 миллиарда рублей в мае текущего года. Расследование «Ленты.ру» «Проверка на полиграфии», посвященное обстоятельствам продажи «образцовой», получило неожиданное продолжение: в редакцию обратился представитель непосредственного участника торгов компании «УралБизнесГрупп», намеренной добиваться отмены итогов аукциона и менеджер самой типографии, убежденный в незаконности приватизации холдинга.

Речь в расследовании, напомним, шла о фактах бросающих тень на честность проведения торгов, в результате которых компании «Юнитекс», подконтрольной, по данным «Ведомостей», миллиардеру Борису Минцу, за бесценок достались земельный участок в 1,8 гектара и элитное офисное здание на Валовой улице в самом центре столицы. Кроме того, победитель получил приносящие солидную прибыль первоклассные полиграфические комплексы по всей стране. В частности, «Печатный двор» имени А.М. Горького», «Нижполиграф», «Издательство "Изобразительное искусство"», «Санкт-Петербургский газетный комплекс», «Полиграфические ресурсы», «Типография "Детская книга"», «Дом печати — ВЯТКА», «ИПК "Ульяновский Дом печати"», «Лениздат» и другие объекты.

Как выяснила «Лента.ру», большинство желающих поучаствовать в аукционе не были допущены по довольно странным причинам. Часть претендентов отстранили за то, что внесенные ими задатки дошли на счета организаторов торгов с опозданием. Другие конкуренты «Юнитекса» попросту не попали в день аукциона в Московский гостиный двор, где с молотка продавали типографию, так как здание было оцеплено полицией из-за... угрозы взрыва. Впрочем, телефонный террорист не помешал двум финалистам — «Юнитексу» и компании «Бизнес-центр "Замоскворецкое"» разыграть между собой лот. В итоге стартовая цена была поднята на незначительную по масштабам сделки сумму в 20 миллионов рублей, после чего типографский гигант перешел в руки миллиардера Бориса Минца.

Миллиарды, ненужные стране

То, что казенное предприятие было продано по более чем скромной цене — секрет Полишинеля для людей делового мира. Известно это и представителю одного из участников аукциона «УралБизнесГрупп» Олегу Мальцеву, обратившемуся в редакцию «Ленты.ру» после публикации материала «Проверка на полиграфии».

— Аукцион — дело непредсказуемое. Насколько подскочила бы цена лота, сказать сложно. Но расчеты, разумеется, делали все участники торгов, в том числе и наша компания. И цифра «15» [миллиардов рублей] подразумевалась в этих вычислениях. Вполне реально, что итоговая сумма могла составить около 70 процентов от этого максимума, то есть примерно 10 миллиардов рублей, — говорит Мальцев.

Предприятие, которое он представляет, находится в Перми и занимается инвестициями. Как уже сообщала «Лента.ру», «УралБизнесГрупп» не допустили к аукциону из-за того, что не было подтверждено перечисление задатка.

— Последним днем поступления задатка было 10 мая — это первый рабочий день после праздников. Согласно сложившейся в России банковской практике, на перевод требуется три-четыре часа. Мы анализировали ситуацию, перед тем как осуществить перевод, консультировались с экспертами. Банковские работники пояснили, что перевод может зависнуть на межбанке, так как по регламенту Центробанка, максимальный срок перевода — до трех суток. В результате мы решили не рисковать и отказались от операции в последний момент, — рассказал «Ленте.ру» Мальцев.

Опасения «УралБизнесГрупп» были не беспочвенными. В частности, компания «Новое Завидово» не попала на аукцион из-за того, что перевод задержался — подтверждение пришло лишь 11 мая. Эта ситуация подробно описана в решении УФАС по жалобе фирмы «Новое Завидово», которая осталась без удовлетворения.

От аукциона, согласно официальным данным на сайте, по тем же основаниям были отстранены: Дмитрий Черемухин, «Градострой-Инвест», и еще один предприниматель, чьи данные не приводятся.

УФАС указывает, что у авторов жалобы имелось 25 суток для внесения задатка (с 10:00 15 апреля по 17:00 10 мая). Почему же предприятия не подстраховались и не внесли деньги еще в апреле?

— Дело в том, что если деньги внести раньше, это приведет к неоправданным расходам. Таковы реалии. Напомню, необходимо было внести 402 миллиона, сумма немаленькая. Некоторые используют для этого заемные средства. Если отправить средства в начале месяца, то потери составят около 6 миллионов рублей. Причем в условиях честной конкуренции нет гарантий того, что лот будет приобретен, — пояснил Мальцев.

Избыток выходных

Еще одно любопытное наблюдение собеседника «Ленты.ру» касается календарного срока, отведенного на внесение задатка. Он ложится на широкое плечо выходных — майские праздники, когда предприятия не работают и традиционно возникают проблемы с транзакциями. По словам собеседника, это не первый случай в его практике, когда временной отрезок для внесения задатка организаторы аукциона накладывают на длинные выходные — например, на новогодние праздники.

— Достаточно странная практика — предоставлять участникам минимально возможное, согласно закона, количества дней для внесения задатка при продаже такого сложного объекта, как «Первая образцовая типография». — говорит Мальцев.

Компания, чьи интересы он представляет, намерена добиваться признания конкурса несостоявшимся. И старается найти единомышленников из числа недопущенных к торгам, чтобы выступить единым фронтом.

— Мы считаем, что был нарушен принцип равных условий для всех участников торгов и будем законными способами добиваться отмены результатов аукциона. Не следует забывать и о том, что государство в результате лишилось нескольких миллиардов рублей, — заключил Мальцев.

Гнев пролетария

Еще более интригующим оказался отклик на публикацию менеджера отдела снабжения «образцовой» Александра Дружинина. В его обязанности на протяжении трех последних лет входило проведение ремонтных и строительных работ преимущественно в здании на Валовой улице, дом 28. Также Александр выезжал и на другие объекты, поэтому знаком с подковерными интригами на предприятии. Обнародовать свою историю Дружинин решил из-за несправедливого, по его словам, отношения к нему и его работникам, занимавшихся благоустройством объектов типографии. Александр утверждает, что руководство предприятия не расплатилось должным образом с исполнителями работ.

— Ну продали и продали, я не встревал, — рассказывает Александр. — Но после аукциона мне объявили, что я остаюсь у Минца после раздела. А это означало, что дадут мне три оклада в лучшем случае и сократят. Меня заело, у меня были обязательства перед моими подчиненными, которые честно трудились. Пошел разбираться к директору департамента эксплуатации и строительства Наталье Гречушкиной. Изложил свои претензии, сказал, что все это незаконно… Если бы мне компенсировали все затраты, по-человечески расплатились со мной, с людьми моими, я спокойно бы встал и ушел. Но мне сказали, цитирую дословно: «Ты сошел с ума. Ты с кем взялся тягаться? Ты подумай о своем здоровье». Вот я и решил: или грудь в крестах или голова в кустах.

Репетиция сделки десятилетия

Распродажа «образцовой» началась несколько лет назад. По словам Дружинина, от лакомого пирога отщипывали буквально по кусочку и продавали нужным людям.

— Я был близок с человеком, который продавал ряд объектов государственного холдинга три-четыре года назад, — говорит он. — Теперь я понимаю, что эти сделки были репетицией приватизации всего предприятия. Схема следующая: подыскивали покупателя, готового заплатить и дать откат, подкупали оценщиков для вывода объекта на нужную стартовую цену. И создавались условия, чтобы никто лишний на торги не попал.

Таким образом, со слов Дружинина, были проданы здание на Шлюзовой набережной, 10, и небольшой типографский комплекс на Рижской. А заинтересованные лица приобрели бесценный опыт.

— Это были небольшие, не нужные Соскину (до недавнего времени гендиректор Первой образцовой типографии — прим. «Ленты.ру») объекты, — продолжает Александр. — Тому, кто мне сообщил об этих сделках, я не особенно верил тогда. Он поругался с руководством, заболел и вынужден был уйти. Я не знаю его дальнейшей судьбы (Лента.ру располагает данными этого человека).

Как делили «образцовую»

Дружинину известно о джентльменском соглашении, согласно которому типографии в Дмитрове, Нижнем Новгороде, Туле, складской комплекс в Одинцово и жемчужина холдинга — бывшая типография изобразительных искусств на Сущевке (здание использовалось как бизнес-центр и приносило около 3 миллионов рублей чистой прибыли в месяц госбюджету), уходят Александру Аркадьевичу Заранкину — первому заместителю Соскина.

Дружинин уточнил, что в настоящее время гендиректором формально назначен Акрам Бобрович.

Типографии в Вятке, Чехове, Ульяновске — модернизированные, с новейшим оборудованием, дающим 25 процентов продукции всего полиграфического рынка России, а также бизнес-центр на базе бывшей типографии в Петербурге, достаются, по информации Дружинина, Соскину. А Валовая, 28, должна остаться покупателю, который, собственно, понес все основные затраты. Судя по всему, покупатель не заинтересован участвовать в хлопотном типографском деле.

Кредит в 17 миллионов евро, о котором говорилось как о бремени для инвестора, на самом деле пошел во благо полиграфии — на эти деньги было куплено новое оборудование. По свидетельству Дружинина, кредит был получен в Московском индустриальном банке (МИнБ).

Напомним, этот нюанс ранее преподносился как одно из оправданий низкой стартовой цены на аукционе.

Клондайк для олигарха

По мнению Дружинина, новый собственник планирует превратить главный объект холдинга в жилой элитный квартал. К слову, цифры озвученные Дружининым совпадают с предварительной оценкой стоимости здания на Валовой, данной представителем «УралБизнесГрупп» Олегом Мальцевым.

— Это живые деньги. Тридцать с лишним тысяч квадратных метров. Если сделать там апартаменты, прибыль — 500 тысяч рублей с квадратного метра. Грубо говоря, это 15 миллиардов рублей. — подсчитывает Дружинин.

Что касается арендаторов, которые сейчас занимают площади в бизнес-центре, то 27 июня прошла команда их «зачистить». Срок — до 1 августа.

— А там, между прочим, сидят серьезные люди. Некоторые занимают по 1700 квадратных метров, например, группа «Синимекс», разработчик банковского программного обеспечения. Они там с 2010 года — непонятно, как им съезжать за такой короткий срок, — рассуждает Дружинин.

Он считает, что упаднический вид некогда первоклассных площадей не вызовет вопросов во время проверки объекта Росимуществом. Ведь наверняка возникнут сомнения в целесообразности продажи курицы, несущей золотые яйца для госбюджета.

— Туда зайти в каждый корпус — он по классу «В» отремонтирован. Монетчиковский корпус тянет на класс «А» — лифты, отделка первоклассная, но официально для высшего статуса офисам не хватает мощности электроэнергии. Это дворец — мои ребята до ума доводили после подрядчиков. Думаю, все поломают, переведут имущество из нежилого в жилой фонд, сделают шикарную планировку и продадут как жилплощадь. — говорит менеджер.

Очень важно, что во время беседы с журналистами Александр Дружинин сообщил о давлении на него со стороны неизвестных. Он упомянул, что по месту жительства его родных наведывались посторонние люди. В частности, домой к его бывшей супруге приходили несколько человек, представившиеся судебными приставами и разыскивавшие его якобы за просрочку по кредиту. По его словам, никаких займов он не делал. Дружинин сообщил также, что был на приеме в Генеральной прокуратуре, где зарегистрировал письменное заявление об известных ему фактах (копия заявления и аудиозапись беседы имеются в редакции).

Прирасти благосостоянием

Интересы Бориса Минца не ограничиваются казенными типографиями. O1 Group инвестирует в негосударственные пенсионные фонды (НПФ), стартапы и недвижимость (компания является одним из крупнейших собственников офисов в столице — ей принадлежит более 500 тысяч квадратных метров). Активность бизнесмена вызывает у участников рынка сомнения.

В конце 2014 года Минц приобрел 100 процентов акций НПФ «Благосостояние ОПС» (сейчас называется НПФ «Будущее»). Активы фонда на момент сделки составляли 117 миллиардов рублей. Он аккумулировал накопления почти двух миллионов россиян. Сумма покупки не раскрывалась, по приблизительным оценкам, она достигла 20 процентов размера активов. Деньги от сделки были переведены в страховой резерв НПФ «Благосостояние».

В мае 2015-го НПФ «Благосостояние ОПС» (НПФ «Будущее») купил 10 процентов Промсвязьбанка за 7 миллиардов рублей. Деньги потребовались банку для создания резервов под возможные потери. «Выгода “Благосостояния ОПС” (НПФ "Будущее" — прим. "Ленты.ру") от приобретения бумаг сомнительная. Акции можно было купить в два раза дешевле. Тогда у Промсвязьбанка хватало проблем (например, агентства Moody’s и S&P понизили его (рейтинги — прим. «Ленты.ру»)», — говорит источник «Ленты.ру», близкий к руководству одного из крупнейших в России НПФ, признаваясь, что у него вызывает большое любопытство, на каких условиях могли быть предоставлены средства. Сообщалось, что новый акционер не собирается участвовать в управлении Промсвязьбанком. В 2016 году сын бизнесмена Дмитрий Минц вошел в совет директоров кредитной организации.

В связи с этим источник «Ленты.ру» вспоминает Анатолия Мотылева, «который использовал пенсионные средства на финансирование сомнительных проектов акционеров». «Там была птицефабрика, угольная шахта, какая-то недвижимость», — перечисляет источник. Бизнесмен Мотылев сбежал из России в середине 2015 года. Тогда же ЦБ закрыл его банки — «Российский кредит», «Тульский промышленник», АМБ Банк и М Банк. Кроме того, были аннулированы лицензии семи НПФ группы Мотылева, управлявшими накоплениями на сумму больше 50 миллиардов рублей.

Доходы от управления недвижимостью и пенсионными накоплениями также были направлены на инвестиции (общая сумма — около 20 миллионов долларов) в несколько американских стартапов. Среди них — компания Palantir, специализирующаяся на анализе больших данных. По сведениям Forbes, Palantir создали на деньги фонда In-Q-Tel.

Приватизация «Первой образцовой типографии» пополнила инвестиционный список O1 Group. Тут необходимо вспомнить о том, как проходит распродажа госсобственности в России. «Образцовая» попала в приватизационный список еще при Ольге Дергуновой — бывшей главе Росимущества. В правительстве ее регулярно критиковали за неисполнение плана — государство получало от реализации собственности слишком мало денег (к примеру, в 2013 году надо было продать имущество на 428 миллиардов рублей, удалось реализовать только на 42 миллиарда, в последующие годы картина была похожей). В апреле 2016 года Дергунову уволили, но пока казна не ощутила особых изменений в лучшую сторону. История с типографией это подтверждает. «Образцовая» ушла из рук государства и встраивается в бизнес Бориса Минца.