«Если видишь, что кого-то прессуют, надо подойти и вникнуть»

Словетский: история поэта, который готов умереть за свои ценности

Фото: Тимофей Колесников

Событий, с которыми сталкивался в жизни Валентин Словетский, хватит на целую книгу. Корреспондент «Ленты.ру» узнал у российского рэп-исполнителя, как меняются ценности у русского американца, вернувшегося на родину, как он пришел в ислам и что такое быть настоящим мужиком.

Ты должен четко придерживаться своих принципов. От них нельзя отступать. Если плохо — то плохо. Если хорошо — то хорошо. Конечно, есть и серые стороны, все зависит от ситуации, но ты не можешь кого-то считать ниже себя, потому что, например, он не одной с тобой веры. Так нельзя. Это разруха. Двигать локтями нужно по ситуации. Если ты не убийца, ты не будешь убивать. До определенного момента. Все варьируется. Если нет другого выхода — увы и ах. Я готов убивать за близких. И даже за себя.

Нужно четко понимать, за что стоишь. Если какие-то люди тебя склоняют на несправедливость, нужно решить, насколько они тебе близки. Нужно решить с ними вопрос, потому что иначе — это тупо двойные стандарты.

Я уверен, что иду по правильному пути. Несколько лет назад я принял ислам и чувствую, что поступил верно. У меня, как у религиозного человека, всегда были вопросы о высшей силе. О Создателе. Я крещеный, но понял, что в исламе все понятно и доступно. Он очень простой. Его, к сожалению, очень сильно заклеймили. Идет информационная борьба, нам рассказывают про разные организации,творящие бесчинства. Но наша вера не приемлет тех вещей, которые вытворяют экстремисты. Понятно, что это геополитика, это деньги, это ресурсы. Замкнутый круг.

Мои принципы живут в моем подсознании. У меня нет правил, которые я постоянно прокручиваю в голове. Что-то закладывается в детстве, к чему-то ты сам приходишь. Я проще стал относиться к материальным ценностям, мне важнее духовные. Да, быть богатым хорошо. Но стремление разбогатеть не должно висеть над тобой дамокловым мечом. Если ты пойдешь по головам, тебе рано или поздно прилетит.

Каждый из нас может стать свидетелем ситуации, в которой кому-то нужна помощь. Если ты видишь, что человека прессуют, придется подойти и вникнуть в это. В идеале, конечно, нужно стараться все решить мирно, но может выйти такая заварушка, исход которой никто не знает.

Далеко не всегда в жизни ты будешь в сильной позиции. Но надо набирать бонусы. Есть возможность — делай это. Видишь, идет бабушка с тяжелыми сумками, подойди и помоги ей. Тебе это ничего не будет стоить, но потом где-то зачтется. Я это по себе знаю. Жизнь подкидывает много сюрпризов. Но нужно творить добро, пусть оно и нелегко делается. Иногда бывают случаи, когда ты не имеешь права остаться в стороне, ты обязан действовать. Иначе это просто провал. Одно дело — понести сумку, а в другом месте можешь и выхватить. Помощь с сумкой не сделает тебя мужчиной, если ты сольешься, когда нужна более серьезная помощь. У меня было много ситуаций, когда я не вывозил в процессе их разрешения, но всегда все доводил в итоге до конца.

Мужчиной может называться тот, кто отвечает за свои слова, и тот, кто принимает свои ошибки. Если мужчина сделал что-то неправильно, он в чем-то доберет, извинится. Есть люди, которые ничего не боятся, а таких элементарных вещей не делают. Это все комплексы и страхи — кто-то может с ними бороться, а кто-то закрывает на них глаза.

Для меня как для человека, который полжизни прожил в Штатах, все было несколько необычным. За границей любовь — это сердечки на открытке и воздушные шарики. А у нас — полюбил одну, полюбишь и другую. Разговор короткий.

Я совсем не романтик, но я знаю, что такое любовь. Любовь — это все. Когда тебя кроет, ты чувствуешь вдохновение и крылья за спиной. Я смотрю на близких ребят, и мне очень хочется, чтобы они встретили лучшую половину — такую, которую встретил я. Это очень нелегко. И наш социум построен на том, чтобы максимально всех отдалить друг от друга.

В моменте любовь делает меня слабее. Я становлюсь сентиментальным, домашним, круглым, без углов. И это здорово — когда есть место, куда ты можешь прийти и размазаться. Я сейчас в таком состоянии. В семью нужно вкладываться. Люди приходят и уходят, а твоя лучшая половина останется навсегда.

Я однозначно готов на все ради любви. Когда дело касается твоих ближайших — матери, супруги, ребенка — нет никаких ограничений. Нет рамок. Может, даже нет тормозов.

Не хочу хвастаться, но, возможно, я совершал подвиги из-за любви. Они продолжались на протяжении нескольких лет. У меня есть надежда, что моя супруга рано или поздно напишет про это книгу. Супруга мне помогла сильно вырасти. При этом у нас все как у людей — спорим, ругаемся, миримся. Это прекрасно. Главное — чтобы был диалог, было понимание. Остальное ерунда.

Месяц назад у жены был день рождения. Мы были в Нью-Йорке. Погуляли, зашли в ресторан, я подарил подарок. Ничего особенного. А в конце дня она сказала мне, что это был лучший день рождения в ее жизни, потому что в этот день я просто был рядом с ней. И сделал больше для нее, чем для себя. Не старался как-то особенно удивить, чтобы перетянуть внимание на себя. Мы просто были вместе. И нам просто было спокойно.

Самый большой подвиг для меня — борьба с собой. Всю дорогу, всю жизнь. Она идет циклами, волнами. Где-то ты слабеешь, где-то набираешься сил. Разные обстоятельства загоняют тебя в зону комфорта. Одно получилось, другое получилось — ты думаешь, что все круто. Становишься сладким, позволяешь себе расслабиться — раз, два, три, и понеслось. А нужно быть начеку, каждый день и во всем. Нужно всегда смотреть, что дожать, куда дойти. Никогда не знаешь, что тебя ожидает и когда придет последний день твоего присутствия в этом мире.

Жизнь — это бой. Это контакт. И насколько он будет жестким — зависит только от нас самих. Все хотят урвать свое, откусить от тебя кусок. И в России это чувствуется сильнее, чем в США. Там здоровая конкуренция, есть какие-то рамки. А у нас все способы хороши. Более оголенные провода — это заряжает и вдохновляет. Здесь жизнь бьет ключом, иногда по голове. Я очень сильно поменялся из-за этого. Эти шесть лет в Москве не прошли для меня бесследно. Раньше я был наивным америкосиком, теперь лучше понимаю, что к чему.

Как только ты расслабишься, тебе сядут на шею и начнут воровать твое время. Это самое дорогое, что у нас есть. Я не лезу ни к кому в душу, не задаю лишних вопросов — и от других требую того же самого. Нужно ценить людей, которые тратят свое время на тебя.

По своей натуре я не музыкант, а поэт. А быт, с которым я сейчас столкнулся, забрал часть вдохновения. Нет такого порыва, как был раньше. Бывало, улетал в космос. Теперь очень много времени уходит на семью. Не говорю, что это плохо — это прекрасно. Но оно уходит. И где-то я себя оставляю больше, чем надо.

Моему сыну год и три месяца. Это мой первый ребенок, мой первый опыт. Малыш шустрый, непростой. Душит. Но он постоянно рядом, и это придает мне сил. И это только начало. Конечно же, я еще хочу детей. Своего сына я вижу спортсменом. В дзюдо.

В США мы, мигранты, сразу попали в среду, в которой варились дети совершенно разных национальностей, цвета кожи, вероисповедания. И я уходил туда, к ним, и становился частью каждого из них. Родители думали, что я останусь со своими, в диаспоре, но это было невозможно, в том числе и в общении с девушками. Так что я не могу сказать сыну: «Не делай так». Я же так сделал! Что бы мне ни говорили.

Мы пришли в этот мир, чтобы хорошо потрудиться и заработать себе на пенсию. Пенсия — это жизнь после смерти. И как ты поведешь себя здесь, к чему ты будешь стремиться — то у тебя и получится в итоге.

Мне не нужно доказывать свою любовь, я просто должен быть последовательным в своих действиях. А то, пройдя через многое, можно наломать дров, начать вести себя по-хамски — и это все разрушит. Уверен, что жена и сын спокойно вывезут и без меня, но приятно чувствовать себя нужным. Приятно, когда тебя дома ждут два прекрасных человека. Мне еще предстоит многое сделать для своей семьи, я только заложил фундамент. Когда я стану дедушкой, буду сидеть в кресле-качалке, вокруг будут бегать внуки, а у меня для них будут правильные ответы — тогда я смогу сказать, что сделал в жизни все.

А пока — это просто крутое начало.

Видео: Надежда Рябикина

Груминг героя — средства Tom Ford for Men