Подозрительные лица

Кто и для кого хотел приобрести Vivacom

Фото: Евгений Павленко / «Коммерсантъ»

В конце лета группа ВТБ объявила о закрытии сделки по продаже болгарского сотового оператора Bulgarian Telecom (бренд Vivacom). Таким образом была поставлена точка в бурном споре с участием как болгарских, так и российских бизнесменов. При этом до сих пор сложно разобраться в том, чьи интересы на самом деле представляли участники противостояния, выступавшие конкурентами нового владельца Vivacom.

«Лента.ру» вспоминает историю сделки и пытается выстроить цепочку задействованных в ней лиц.

100 процентов акций InterV люксембургской холдинговой компании Bulgarian Telecommunications Company EAD (BTC) были проданы консорциуму Viva Telecom в составе болгарского бизнесмена Спаса Русева, миноритарных акционеров и ВТБ. Сумма сделки составила 330 миллионов евро. Победитель определился в ходе открытого аукциона с участием ряда международных институциональных инвесторов.

Акции InterV выступали в качестве залога по кредиту объемом 150 миллионов евро со сроком погашения в мае 2015-го, который был выдан прежним владельцам BTC, и были реализованы вследствие дефолта по данному займу.

«Большой театр»

Vivacom был выставлен на торги в 2011 году из-за неспособности обслуживать долги. Владельцем в тот момент был болгарский предприниматель Цветан Василев. Он позже был объявлен в международный розыск и сейчас, как пишут СМИ, скрывается от болгарских правоохранительных органов в Сербии.

Однако в ноябре 2015 года о своих притязаниях на Vivacom заявил россиянин Дмитрий Косарев. Он, в частности, сообщил, что проводится рейдерский захват принадлежащей ему компании. Рейдером он назвал VTB Capital (Болгария) — «дочку» ВТБ Капитал, входящую в акционерный капитал Vivacom с 2012 года.

«Я единственный бенефициар Empreno, владеющей компанией LIC Telecommunications Sarl, которой принадлежит 43 процента Vivacom. LIC владела этим пакетом акций еще во времена Василева, а я приобрел LIC через Empreno. Еще 33 процента акций принадлежат мне, но технически они находятся на балансе компании Crusher, которой они были переданы в залог, в обеспечение уже давно погашенного долга», — говорил Косарев.

Утверждения, что Vivacom просрочил выплату по кредиту в 150 миллионов евро, Косарев называл ложью. По его словам, ВТБ продлил срок погашения кредита, и бизнесмен, узнав о планах по продаже компании, предложил банку рефинансировать кредит, но ответа не получил. «Теперь юристы готовят иски в суды различных юрисдикций для защиты моих интересов», — подчеркивал Косарев.

В болгарском VTB Capital, в свою очередь, заявили, что не понимают, кто такой Косарев. «Нам не совсем понятно, кто такой Дмитрий Косарев и как он вступил во владение 77 процентами акций Vivacom. Для начала ему необходимо получить разрешение соответствующих органов Европейской комиссии на приобретение такого актива», — говорил в интервью «Ленте.ру» генеральный директор ВТБ Капитал AD в Софии Милен Велчев.

Топ-менеджер также добавил, что есть вопросы относительно наличия у Косарева необходимых денежных средств — «ведь, по его словам, актив оценивается в один миллиард евро». «Мы даже не имеем номера телефона, по которому могли бы связаться с ним и потребовать свои деньги обратно, если бы вообще был смысл это делать», — заявил Велчев.

В VTB Capital тогда связали внезапный интерес россиянина к Vivacom с желанием бывшего владельца Цветана Василева спасти часть активов. «Он понимает, что найти покупателя, готового взять из его рук актив, на который претендует болгарское правительство, практически невозможно. Поэтому он и пытается скрыться за другими лицами», — пояснил гендиректор ВТБ Капитал в Софии.

Сначала Василев, по мнению Велчева, пытался вернуть себе акции через живущего в Софии франко-бельгийского бизнесмена Пьера Луврье. Но когда тот через некоторое отказался от участия в сомнительной сделке, появился Косарев. «Сейчас мы наблюдаем второе действие того, что в Болгарии в шутку называют большим театром», — подытожил Милен Велчев.

Скандальные связи

В то же время в России имя Дмитрия Косарева связывали с другим отечественным бизнесменом — олигархом Константином Малофеевым, основателем инвестфонда Marshall Capital Partners. Косарев в свое время занимал пост вице-президента холдинга «Инфра инжиниринг», конечным собственником которого, по имеющимся уже тогда данным, был Marshall Capital. Обе компании успели засветиться в нескольких скандалах.

В 2012 году компания «Лентелефонстрой» пожаловалась в ФАС на «Ростелеком», компании группы «Инфра инжиниринг» и Marshall Capital, обвинив их в недобросовестной конкуренции. «Лентелефонстрой» заявлял, что тройка была аффилирована и ограничивала конкуренцию по многомиллиардному контракту на строительство объектов сотовых сетей. Такое поведение привело к росту цен на строительство на 30-40 процентов по сравнению с рыночными, а государство лишилось 10 миллиардов рублей.

В 2013 году правоохранительные органы проводили обыски и выемку документов в офисах «Инфра инжиниринга» уже по другому делу — в связи с нанесением материального ущерба «Ростелекому». По данным «Коммерсанта», «Инфра инжиниринг» и «Союз-Телефонстрой» выступали как подрядчики госкомпании по строительству и модернизации объектов связи, но не выполнили свои обязательства.

Значительно позже появились официальные данные о том, что Константин Малофеев стал владельцем «Инфра инжиниринг» в 2013 году, когда он купил входящую в холдинг компанию «Союз-телефонстрой». «Ведомости» писали , что в 2010-2012 годах «Инфра инжиниринг» был одним из крупнейших подрядчиков компаний холдинга «Связьинвест» и «Ростелекома». Счетная палата сообщала, что «Ростелеком» обеспечивал более 50 процентов выручки «Инфры». Причем госкомпанией тогда руководил Александр Провоторов — бывший генеральный директор Marshall Capital.

Своя история отношений есть и у самого Константина Малофеева с ВТБ. В том же 2013 году в офисе Marshall Capital прошли обыски и выемка документов в рамках расследования дела о хищении у ВТБ кредита на сумму более 225 миллионов долларов. Впоследствии стороны пришли к соглашению (о сути конфликта рассказывали «Ведомости»).

Точка разборки

Весной 2016 года иск в Высокий суд Лондона против инвестподразделения ВТБ подали юристы Empreno Ventures, принадлежащей Дмитрию Косареву. Поводом для иска назывался «незаконный захват и продажа компании аффилированной стороне» — речь шла уже о Vivacom. Помимо этого, сообщал РБК, в британское Бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах (SFO) было направлено заявление о возбуждении уголовного дела. Косарев и его представители утверждали, что 330 миллионов евро, за которые Vivacom был продан Спасу Русеву, это «чрезвычайно заниженная» цифра — акции стоят намного дороже. При этом «дочка» ВТБ, по мнению структуры Косарева, «незаконно захватив долю» компании LIC Telecommunications в InterV, вступила в сговор с третьей стороной. Свой ущерб истец оценил минимум в 250 миллионов евро.

А в России через несколько месяцев после этого всплыли данные, в которых обнаружилась общность Дмитрия Косарева и с Константином Малофеевым, и с бывшим владельцем Vivacom Цветаном Василевым. В документах так называемого «Панамского досье» указывалось, что три бизнесмена пересекаются в связанных офшорных компаниях Glover Corp. и Carnaby Street S.A., писали СМИ. А фактический адрес Empreno Ventures LTD в Москве аналогичен адресу Marshal Capital — Новинский бульвар, 31, Бизнес-центр «Новинский Пассаж», 5-й этаж. Кроме того, в панамских файлах содержалась информация и о связи Малофеева и Косарева с упомянутым выше французским бизнесменом Пьером Луврье, который сначала согласился, но затем передумал участвовать в предполагаемом возврате активов Цветана Василева.

Завершение сделки по Vivacom, очевидно, стало точкой в запутанной истории. «Различные попытки сорвать процесс по продаже компании в Люксембурге, которые предпринимались некими структурами, утверждающими о своей аффилированности с предыдущим мажоритарным акционером компании, оказались абсолютно тщетными», — подчеркнула Группа ВТБ, сообщая о закрытии сделки.