Новости партнеров

Не по пути

Во что упирается российско-казахстанское сотрудничество

Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Во вторник, 4 октября, в Астане прошел XIII Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана. Главы двух государств начали встречу с обмена любезностями, а продолжили завуалированными упреками. Главный совместный транспортно-логистический проект буксует из-за промедления российской стороны. Казалось, у России и Казахстана и границы-то нет, зато ограничений полно, как с удивлением отметил Владимир Путин.

Важная победа в непростое время — так президент Казахстана назвал итоги выборов в российскую Госдуму. Встречая Владимира Путина, Нурсултан Назарбаев начал с комплимента — подчеркнул высокий авторитет российского лидера, который подтвердили прошедшие 18 сентября выборы. «Я считаю, это победа для вас», — оценил Назарбаев. Путин ответил в тон: он похвалил столицу Казахстана Астану — любимое детище Назарбаева. «Всегда приятно здесь бывать, видеть, как город становится краше», — заметил российский президент. А замечает он это всякий раз, когда бывает в Астане.

Стороны согласились друг с другом, что проходящий в Астане форум очень важен для обоих государств. И потому в городе, по словам Путина, высадился столь «солидный десант» — 900 бизнесменов, 400 из которых — российские предприниматели.

Турецкий связной

Путин и Назарбаев встречаются чаще других лидеров на постсоветском пространстве. В мае казахстанский лидер приехал в Москву на парад Победы, через несколько недель он встречал Путина в Астане, а затем посетил Санкт-Петербург. Казалось бы, все излюбленные темы — от параметров товарооборота до развития евразийской интеграции — давно исчерпаны. Но как позже выяснилось, в эти дни Назарбаев выступал активным посредником между Москвой и Анкарой.

По сведениям турецкой газеты Hurriyett, именно он убедил Путина принять письмо с извинениями от Эрдогана. И даже лично вычитал подготовленный дипломатами русскоязычный вариант послания. Наконец, через помощника российского президента Юрия Ушакова, которого он встретил на саммите ШОС в Узбекистане, помог организовать встречу Путина и Эрдогана.

В августе Назарбаев выслушал благодарности от Эрдогана в Анкаре и получил российское «спасибо» от Путина в Сочи. «Ваша посредническая миссия увенчалась успехом», — резюмировал российский президент. И, можно уверенно добавить, открыла новые экономические перспективы для Казахстана.

На этом посреднический энтузиазм лидера Казахстана не иссяк. Воодушевившись успехом одной миссии, он, похоже, принялся за другую: начал обсуждать с президентом Украины ход исполнения минских договоренностей. «Принять статус Донбасса и другой республики, которая там есть, нельзя — нет у него большинства в Раде», — объяснял он Путину, немного теряясь в названиях самопровозглашенных республик.

Спустя еще несколько недель, оказавшись на саммите «Большой двадцатки» в Китае рядом с президентом США, Назарбаев, не теряя времени даром, позвал Барака Обаму в гости. Гостеприимство казахстанского лидера распространилось и на нового премьер-министра Великобритании Терезу Мэй, а также на ее канадского коллегу Джастина Трюдо — все, как на подбор, сторонники ужесточения антироссийских санкций.

Не ограничиваясь западным направлением, Назарбаев поддерживает связи и с Востоком. По приглашению премьер-министра Японии Синдзо Абэ он вскоре намерен посетить Страну восходящего солнца. В ноябре Назарбаев приедет в Хиросиму, а в декабре в префектуру Ямагути отправится уже Путин. Словом, возможностей для посредничества у Назарбаева масса. И энергии, судя по международным контактам, тоже немало.

Не лучшие времена для торговли

Встречи президентов с руководителями регионов проводятся с 2003 года — поочередно в России и Казахстане. 76 из 85 российских субъектов вовлечены в торговлю со всеми без исключения казахстанскими территориями. Тем не менее первое место по сотрудничеству с Россией среди стран СНГ Казахстан уступает Белоруссии. «А мог бы и первое занять — есть к чему стремиться», — прозрачно намекнул на форуме Путин.

В прошлом году товарооборот двух стран составил около 15,5 миллиардов долларов. Это на четверть меньше по сравнению с 2014-м. На российский рынок приходится 20 процентов казахстанского товарооборота. Среди успешных примеров кооперации — завод «АвтоВАЗа» в Усть-Каменогорске мощностью 120 тысяч автомобилей в год. Что касается поставок продовольствия, то здесь оценить истинные объемы торговли сложно: продукция часто идет теневым путем — через частных лиц, которые загружают фуры и везут товар через границу, продавая его за наличные.

Как отметил на форуме глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев, сейчас у двух стран «не лучшие времена в области торговли». «Это проблема не только российско-казахстанская, рекордно низкие темпы у всей мировой торговли. Второй год они примерно в два раза ниже, чем темпы мирового экономического роста, хотя прежде все было ровно наоборот», — сказал он.

Поэтому совместный план, в рамках которого в ближайшие два года планируется реализовать 27 проектов на общую сумму четыре миллиарда долларов, на форуме расценили как успех.

И вечная русская беда — дороги

Основной темой форума стало развитие транспортно-логистического потенциала Евразийского пространства. «Казалось бы, у нас и границ-то нет! — удивлялся Путин. — А ограничения по-прежнему существуют». Причем физически — с одной стороны границы дорога есть, с другой — ее практически нет.

Речь идет о транснациональном инфраструктурном проекте Западная Европа — Западный Китай, к реализации которого приступили в 2008 году. Эта автомагистраль длиною в 8,4 тысячи километров призвана укрепить экономические и культурные связи между двумя частями света. Россия, считающая себя мостом между Европой и Азией, строит свою часть дороги неторопливо и фрагментарно. А Китай и Казахстан со своей стороны, кажется, сделали все возможное для автомобильного транзита.

И несмотря на заявления, которые были сделаны на форуме российским президентом (а также, например, губернатором Алтайского края Александром Карлиным — о том, что его регион может послужить «транспортным мостом» между Западной Европой и Западным Китаем), воз и ныне там — на плохой дороге. Зато, по словам Карлина, «уже принципиальным образом принято предложение» по развитию Чуйского тракта как важного звена в выстраивании транспортного направления на Западный Китай.

«То есть ограничения очень простые — ты едешь по четырехполосному бетонному шоссе по Казахстану из Китая или Узбекистана, проходишь удобный казахстанский терминал и натыкаешься на российский. А там очередь, транспортный контроль, проверки Россельхознадзора и прочие обычные прелести», — объясняет представитель Ассоциации приграничного сотрудничества России и Казахстана Марат Шибутов.

Российская сторона, по словам Шибутова, свое промедление никак не объясняет. «Сколько Казахстан в лице тогда первого вице-премьера Бакытжана Сагинтаева ни пытался заставить российского первого вице-премьера Игоря Шувалова начать работу — ему так это и не удалось», — заключает эксперт.

Работу в этом направлении на форуме подстегивали и президенты двух стран. Необходимо сообща строить транспортную инфраструктуру и унифицировать правила перевозок, соглашались они. Это потребует серьезных ресурсов, подчеркнул Путин, но все вложения окупятся.

Формально время еще есть до 2020 года — когда автомагистраль, по проекту, должна быть завершена.

Россия00:0928 июля

«Шлепнуть по попе было в порядке вещей»

Россиянок домогаются, оскорбляют и лишают работы. Но закон их не защитит