Там, где гниет осетрина

От Астрахани до Атырау за рулем пикапа

Фото: Сергей Лесневский

Настоящий мужчина должен хоть раз в жизни испытать себя в экстремальных условиях — чтобы точнее определить ценности, открыть в себе новые стороны и узнать, на что он годен. Вот и корреспондент «Ленты.ру», перевалив на четвертый десяток, сел за руль тяжелого немецкого пикапа и отправился в путешествие по самым диким местам Средней Азии — туда, где кончаются дороги и начинается настоящая схватка с природой. Точнее — судя по первому репортажу — с тем, что от нее осталось.

Люблю случайно оказываться в тех местах, куда здравомыслящий человек вряд ли поедет. Например, я встречал обещанный календарем Майя очередной конец света в городе Омутнинск, который и не на каждой карте есть. Или случайно попал на день в китайский Урумчи — редкостную дыру, в которой часто застревают россияне, пытающиеся добраться до Бали китайскими авиалиниями.

Так или иначе, просто грех было отказываться участвовать в трансазиатском автопробеге, пусть и только в одном из шести этапов: проехать из Астрахани до Узбекистана — в Бухару, через Казахстан на новом Volkswagen Amarok. Следующий этап вел как раз в пресловутый Урумчи, а я обещал себе, что никогда больше ноги моей там не будет.

День первый: 400 километров от Астрахани до Каспийского моря и вдоль побережья до Атырау, нефтяной столицы Казахстана. Пара часов ушла на то, чтобы преодолеть утренние астраханские пробки, что для москвича было более чем простым испытанием. Да и трасса до границы с Казахстаном на удивление отличная. Но сразу после того, как за моей машиной закрылся пограничный шлагбаум, я начал понимать первую и главную причину того, почему в отпуск этим маршрутом особо никто не ездит. Дорог в этой части Казахстана нет, и это не фигура речи. То, что отмечено на карте как асфальтированная трасса, в большинстве случаев оказывается смесью грунтовки и асфальта, судя по состоянию, пережившего ковровые бомбардировки. Ямы глубиной местами по колено, колея, в которой незаметно для себя можно оставить глушитель, задний мост и половину подвески, а также бесчисленное количество представителей местной фауны — от черепах до овец и коров, которые разгуливают по проезжей части и в лучшем случае норовят намотаться на колеса. В худшем — всем известно, чем чревато столкновение с крупным рогатым скотом. 400 километров степей — пейзажей из «Звездных войн», одноэтажных домиков и кладбищ. Вдоль дороги все чаще памятники — жертвам то ли превышения скоростного режима, то ли бездействия дорожных рабочих.

Для меня загадка, как наши машины не развалились в первый же день. Чтобы не выбиваться из графика, приходилось ехать не меньше 80 километров в час. Это было похоже на тренировку внимания длиною в день — ты первым заметишь яму или яма поглотит тебя. Amarok в этих условиях удивил. Я ждал, что зад с легким кузовом, куда была загружена запаска и пара сумок с носками, будет подпрыгивать на кочках и сносить машину с траектории. И правда подпрыгивал, местами казалось, что всеми четырьмя колесами, но траекторию держал. Его двухлитрового дизеля маловато для красивого дрифта по песчаным дюнам, но динамика и маневренность вполне достойная для машины, назначение которой возить кирпичи на дачу. Ну, или нерадивых путешественников в условиях, когда неосторожное движение может лишить тебя колеса или выкинуть в придорожные колючки.

Каспийское море появляется перед тобой внезапно. Мы не увидели привычного берега, пляжа, горизонта, где синее небо должно сливаться с зеленой гладью воды. Его трудно разглядеть, пока буквально в него не въедешь. В один момент плоская степь с песчаными холмиками переходит в жидкую соленую грязь, и понимаешь, что вот оно — началось. Сюрреалистичности этому пейзажу добавляли рыбацкие лодки, стоящие на голом песке среди засохших тушек мертвых рыб, остов утонувшего мотоцикла «Урал» и грузовики рыбаков, заезжающие в воду покуда позволяет глубина. Там они грузят улов из лодок прямо в кузов и везут на берег. Судя по количеству разлагающихся на отмели тушек осетров, икра и впрямь местное золото — все это ради нее. А рыба, которую в Москве можно купить не во всяком элитном супермаркете, в лучшем случае становится кормом для чаек и памятником людской тупой расточительности.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«В Шаламове чувствовался лагерный человек»
Перестройка в СССР началась с публикаций узника ГУЛАГа
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Матильда Кшесинская«Это был первый грех на моей совести»
Матильда Кшесинская о романе с Николаем II и другими членами императорской семьи
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки