Камни на камне

Пять молодых людей, рискнувших стать ювелирами в России

Фото: Anima Jewels

Ниша между высоким ювелирным искусством — high jewellery — и массовым производством сравнительно недорогих серийных украшений до недавнего времени практически пустовала. В последние годы ее заполняют молодые креативные мастера, зачастую в начале карьеры занимавшиеся совсем другим — от журналистики и пиара до маркетинга и фундаментальной науки. Они создают свои изделия небольшими сериями или на заказ в единственном экземпляре. Пять российских ювелиров и дизайнеров украшений рассказали «Ленте.ру» о своем деле и о том, как пришли в этот бизнес.

Анастасия Тмур, продюсер научно-популярного портала «Чердак» (ИТАР-ТАСС), создатель ювелирной марки TMooRE

Я занялась украшениями, потому что работа руками здорово разгружает мозг: это своего рода динамическая медитация, очень помогает по-новому взглянуть на рабочие творческие проекты. Кроме того, собственная марка украшений — элемент самоидентификации: в больших магазинах модели стандартные, а хочется, чтобы украшения отражали дело, которым занимаешься, были концептуальными и перекликались с общим восприятием себя.

Я выбрала для марки тему науки, потому что моя основная деятельность — научные коммуникации и ежедневная работа с учеными. Плюс мое физтеховское образование (прикладная математика и физика), коим каждый «физтех» страшно гордится, предполагает, что я так или иначе остаюсь в интеллектуальной среде и занимаюсь популяризацией науки. Мои украшения, помимо прочего, — еще один способ ее популяризировать.

Я демонстрирую свои украшения в Instagram — вполне работающий оказался инструмент. И сарафанное радио никто не отменял. Мало кто обращается к ювелиру с просьбой сделать, например, пятидоменный белок с GPI-якорем. А я такие задачи люблю. Это интересно, потому что во время работы не просто моделируешь, а изучаешь: что это, как работает и какую функцию выполняет.

Мои украшения — не просто красивые вещицы. Это целая философия использования маленьких предметов с максимально приземленным значением. Например, подвески в виде схем молекул: серотонин отвечает за состояние, грубо говоря, радости и счастья, дофамин — за мотивацию и удовлетворение результатом, прогестерон — важнейшее вещество для любой женщины, особенно когда она становится матерью, и так далее. Каждая подвеска — «маячок» состояния или желания.

Все кольца с камнями я делаю сама и полностью вручную: это какой-то мой маленький «пунктик». «Молекулы счастья» отливаются в литейке, а потом я вручную довожу их до идеального состояния. Какие-то модели я леплю из серебряной глины, потом обжигаю и делаю «резинку» (форму для отливки). Принципиально не отдаю украшение заказчику, если оно у меня не получилось: это еще один важный «пунктик» в работе.

Михаил Барышников, эксперт моды и стилист, креативный директор ювелирной марки Anima Jewels

У меня художественное образование, начиная со среднего специального: первые деньги я заработал еще в художественной школе, расписывая футболки акриловыми красками и сдавая их в магазин «Подруга брата». Моя специализация — дизайн малых форм. Это не совсем ювелирное дело, но достаточно близко. Сейчас я, может быть, не смогу сесть и выполнить академический рисунок так, как в годы учебы, потому что без постоянной практики навык притупляется, но представление о форме, пропорциях и так далее никуда не уходит. Потом я много лет проработал в моде, был fashion-директором нескольких глянцевых журналов, увлекался геммологией, и это тоже пригодилось в ювелирном деле.

Когда я задумывал бренд Anima, у меня была задача сделать доступные, понятные украшения, которые не будут стоить адских миллионов. Я не хотел делать их «на лоха»: чтобы их оценить, покупателю нужен вкус. Это история про «дизайн в отсутствие дизайна», просто про интересные камни. У меня нет цели образовывать клиента в области минералогии, но все же это история о камнях. А минималистичная оправа, которая почти ничего не весит, — чтобы украшение не было адски дорогим. Сделать золотое кольцо, скажем, с танзанитом хорошего качества за умеренные деньги — непростая задача, а оправы у меня только золотые.

У меня есть камни, которые я при всем желании не могу выставить дешево, например, коллекция черных австралийских опалов. Натуральных: не обработанных, не гретых, не продымленных, ничего такого. Они уже в закупке стоят дорого, бывают камни по несколько тысяч долларов. Они просто невероятные. Ты словно держишь в руках кусок космоса. Как в московском планетарии. Вообще, философия Anima — некий языческий минимализм, не просто анимализм. В нем очень много волшебства. Но никаких астрологических выкладок типа «вот этот камень подходит Водолеям». Пусть владельцы сами вкладывают в кольца и камни свой собственный смысл.

У нас есть линия колец с крошечными бриллиантами для тех, кто пока не может подарить своей девушке трехкаратник Graff, но может подарить мое тоненькое кольцо за 7-10 тысяч рублей, и, я уверен, она это украшение запомнит на всю жизнь. Это крутые эмоции — один из моих главных бонусов. Мне нравится, когда в камне есть включения: стерильные кристаллы без трещин какие-то неживые.

Сейчас у меня две ювелирные марки. Anima Jewels более коммерческая, она должна себя окупать хотя бы для того, чтобы я мог покупать новые камни. Найти хорошие камни — большая сложная работа. Чтобы оценить их, нужно оборудование, спектрографы и реактивы, которых у меня нет, и опыт, которого у меня тоже пока нет. Но я учусь, и у меня хорошие поставщики. Например, одна женщина во Флоренции, дочь крупного коллекционера минералов, который пожертвовал свою коллекцию разным мировым музеям.

Другая марка, 72, более имиджевая, делается пока скорее для себя и ради искусства: это такие украшения-кости из фарфора с серебром перекипяченным (это мое собственное название для определенным образом обработанного серебра, оно на вид больше похоже на олово) и неограненными камнями. Я успел поучиться и на художника по фарфору, продолжаю самостоятельно осваивать это направление. Anima делается на ювелирном производстве в Москве, мы долго искали подходящих людей — в России это не так-то просто. Вещи как следует обрабатываются, отшлифовываются — руками так не обработаешь, будут какие-то погрешности. И это серия, хотя и малая, так что на производстве выходит дешевле для конечного потребителя. Фарфор и серебро в 72 я делаю сам. Это только ручная работа, только моя, это piece unique. Продавать пока буду через мультибренды, поскольку собственный бутик тоже увеличивает расходы и конечную цену украшений.

Анастасия Кокеева, создательница бренда MyKi

Украшения я всегда любила. Обожала перебирать содержимое бабушкиной шкатулки и слушать ее рассказы о том, как дед мог потратить всю свою зарплату на брошь для нее. Именно броши она носила много и с удовольствием. Любила бусы, кольца. Кружево — это основная тема бренда MyKi — тоже из ее шкатулки. Все это истории из детства.

Для меня украшения — это способ создать и обрести гармонию, поделиться ею с окружающим миром. Это, безусловно, способ коммуникации, отправки сообщений во Вселенную, обмена энергией. Сама ношу серьги, браслеты, кольца, броши. Серьги миниатюрные на каждый день, крупные — на вечер. Браслеты миксую самые разные, разных брендов. Все они прекрасно сочетаются с MyKi. Кольца я часто меняю — в зависимости от настроения, повода, ситуации. Броши ношу на жакетах, кардиганах и пальто, по несколько штук одновременно. Миксую ювелирные украшения и арт-бижутерию. Люблю привозить украшения из поездок.

Когда меня спрашивают, почему я выбрала такую сложную тему — гальванопластику по кружеву, я отвечаю, что причина в упрямстве. Мне, гуманитарию, хотелось победить законы химии и физики, доказать всем, что невозможное возможно, создать технологию, которая будет удивлять людей. Я осуществляю полное креативное руководство маркой — от идеи до ее реализации и коммуникации. Эскизы, мудборды, технические задания для производства, изготовление и тестирование прототипов, фото- и видеосъемки.

Украшения не сразу стали бизнесом. Сначала наши изделия нравились друзьям, знакомым. Потом они зажили своей жизнью, выросли. Люди сами нас находили, предлагали сотрудничество. Так случилось с ГМИИ, например: с 2014 года мы выпускаем капсульные коллекции Art Jewelry по заказу музея. Первой была линия «Сокровища Трои» — экспонаты из коллекции ГМИИ, интерпретированные в современном модном прочтении. В 2016 году вышли лимитированные коллекции к выставкам Кранахов, Бакста, Рафаэля, искусства Центральной Африки и других. Была линия и по заказу музея современного искусства «Гараж» — кольца с крыльями по мотивам картины Роберта Лонго Untitled (Gabriel’s Wing) к открытию его выставки «Свидетельства». Работаем еще над несколькими «музейными» коллекциями в концепции «Доступное искусство».

Наши вещи можно найти на нашем сайте, в сувенирных магазинах ГМИИ имени Пушкина, на «Ламбада-Маркете», в питерском ювелирном бутике Laboratory, в шоуруме Poisondrop. Скоро украшения поступят в магазин Magia di Gamma в «Цветном». Ну и, конечно, в Instagram по тегу @myki_jewelry.

Павел Рыженков, ювелир, основатель бренда «Рыженков»

Я занимаюсь ювелирным делом потому, что я художник и в этом нашел себя. Я учился своему ремеслу в специализированном учебном заведении, учился и в художественном вузе, но большую часть навыков и умений перенял непосредственно за работой, у более опытных коллег. На самом деле нельзя останавливаться, надо всегда учиться: рисовать с натуры, работать руками, осваивать новые техники.

Мне нравится делать необычные вещи «с идеей», но для того, чтобы они хорошо продавались, мою идею должны «считывать» покупатели. Скажем, у меня есть серьги «Как объяснять картины мертвому зайцу» по мотивам перфоманса Йозефа Бойса. Чтобы клиентка их оценила, ей нужно знать, кто такой Йозеф Бойс. Есть серия вещей по мотивам картин и рисунков Дейнеки, их даже как-то разыгрывали во время презентации книги по искусству, выпущенной фондом Потанина, на станции метро «Маяковская», где мозаики по эскизам Дейнеки. Есть серия серег, вдохновленных деталями архитектуры дома Мельникова. Но чтобы оценить эти вещи, нужно любить соц-арт и конструктивизм. А чтобы носить запонки в виде советского бетонного забора или символов полезных ископаемых, нужно чувство юмора. К сожалению, многим покупательницам украшений интересны только громкие бренды, они готовы даже покупать их копии, но не оригинальные вещи малоизвестной марки.

Я сам делаю все свои изделия — от идеи и эскиза до отливки и обработки. Осваиваю работу с эмалью. Помимо собственной марки, я помогаю бренду Infanta Rings как технолог и исполнитель модельного ряда. Для коллаборации подобного рода мне нужно испытывать симпатию к марке. Деньги не всегда все решают. Время от времени молодых ювелиров приглашают к сотрудничеству известные бренды — объявляют творческие конкурсы, на которые участники представляют идеи, эскизы, иногда довольно подробные. Я этим конкурсам не доверяю: это, на мой взгляд, махинации больших марок. Просто они хотят даром получить оригинальные идеи, попадающиеся в потоке конкурсных работ. Кому достанется приз и достанется ли, уже неважно.

Если говорить о планах, то я планирую яхтенную серию мужских и женских украшений (я сам яхтсмен). Я еще не встречал ничего достойного на эту сложную тему у других марок и тщательно ее разрабатываю. Не хочу делать абы что, нужно выпустить то, за что не будет стыдно.

Мои вещи представлены в «Цветном», в магазине Depst, я показываю их в социальных сетях, клиенты рекомендуют работы друг другу. Сейчас кризис, продажи не слишком велики: украшения — это предмет роскоши, а от роскоши отказываются в первую очередь.

Наталья Ларченко, основатель бренда Matryoshka

Я занялась украшениями потому, что мне хотелось сделать что-то наше, российское, нестандартное и качественное. Анализ рынка (по образованию я маркетолог) показал свободную нишу небанальных и полезных сувениров. В основном продаются подарки, которые потом не используются, просто ставятся на полку. Рынок перенасыщен глиняными игрушками, шапками-ушанками, валенками, балалайками, медведями и прочими вещами, с чем ассоциируется наша страна. Эти сувениры не функциональны в повседневной жизни. Мы решили сделать нечто полезное. Матрешка — один из самых узнаваемых символов России, поэтому мы пошли по этому пути. Основа дизайна всех украшений — силуэт матрешки. В каких-то изделиях силуэт считывается легко и сразу, где-то он прячется, оказывается на второго плане, но присутствует везде.

Украшения бренда минималистичны, что очень актуально. Я сама люблю этот стиль. В Matryoshka я — автор идеи и руководитель проекта. В разработке коллекций участвую концептуально, как арт-директор: отрисовываю эскизы, которые дорабатывают дизайнеры. Предпочитаю белый металл — либо серебро, либо белое золото. Мы используем горячую эмаль чистых однотонных цветов. Я потратила кучу сил на обеспечение хорошего качества. Эмаль часто запекается разводами, с пятнами, прожилками и мелкими вкраплениями, а у нас получается чистый ровный цвет.

Matryoshka продается в фирменном интернет-магазине с доставкой по всему миру, в мультибрендовых магазинах партнеров в России и за границей, в том числе в одном миланском шоуруме, через аккаунт в Instagram. И уже очень скоро откроется первый монобрендовый магазин в Санкт-Петербурге на улице Декабристов, неподалеку от Мариинского театра.

Ценности00:0211 августа

Папины дочки

Как живут наследницы постсоветских правителей и что их роднит с детьми Сталина и Брежнева