Военно-долевой роман

Изменятся ли отношения Белоруссии и Украины после воздушного конфликта

Александр Лукашенко и Петр Порошенко
Фото: Sergei Grits / AP

В последнее время многие аналитики заговорили о наметившемся охлаждении в отношениях между Белоруссией и Украиной, очередным подтверждением чему стал недавний инцидент с самолетом белорусской авиакомпании «Белавиа». Так ли это на самом деле и что в действительности происходит между Минском и Киевом, разбиралась «Лента.ру».

Не хлебом единым

История белорусско-украинских отношений до госпереворота в Киеве в 2014 году была полна взлетов и падений, непонимания сторонами друг друга и клятвенных обещаний прийти в случае необходимости на выручку. В отличие от Киева, который всегда относился к руководству Белоруссии с некоторой долей скептицизма, официальный Минск пытался приспособиться к складывающейся в определенный исторический момент конъюнктуре. Бессменный белорусский лидер Александр Лукашенко то ругал «оранжевую» революцию, то находил общий язык с тогдашним президентом Украины Виктором Ющенко, то называл украинское руководство «вшивым», то отмечал, что «каких-то настороженностей в отношениях с Украиной нет и быть не может». Однако в любом случае взаимоотношения между Киевом и Минском всегда развивались с оглядкой на реакцию России, с которой обеим странам приходилось в той или иной мере считаться.

До недавнего времени Белоруссия и Украина старались воздерживаться от реализации каких-либо крупных геополитических проектов, которые могли носить скрытый и тем более открытый антироссийский характер, а отношения двух стран долгие годы отличались незавершенностью (отсутствие военно-технического сотрудничества, неурегулированность пограничных и таможенных вопросов, неудачные попытки создать единое экономическое пространство и так далее). И только периодически возникавшие противоречия между Россией и Белоруссией придавали импульс для дальнейшего развития сотрудничества Киева с Минском. Например, в 2004-2006 годы наблюдалось расширение двухсторонних политических контактов. Белорусы нуждались в партнере для грядущего противостояния с Россией, и Виктор Ющенко был практически единственной подходящей для этого кандидатурой. Правда, парад «цветных революций», а также активная поддержка белорусской оппозиции из Украины в период президентских выборов 2006 года в республике заставили Минск отказаться от этих планов. Там посчитали более резонным договариваться с Москвой, чем иметь дело с «демократией по-украински».

Очередной кризис в белорусско-российских отношениях 2008-2009 годов возродил политические контакты между Белоруссией и Украиной, придав им стратегический характер. Именно тогда стороны вернулись к обсуждению геополитического проекта создания Балтийско-Черноморского транзитного коридора с участием Литвы, а белорусы стали рассматривать Украину как важнейший элемент в своей политике постепенного ослабления зависимости от России в области поставок углеводородов. 2009 год и вовсе оказался рекордным по количеству двусторонних встреч белорусского и украинского президентов — их было четыре. Такого внимания со стороны Александра Лукашенко не удостаивался следующий украинский президент Виктор Янукович, при котором белорусско-украинские связи снова откатились на прежний уровень. Это было связано с нормализацией отношений между Минском и Москвой. Украина теперь интересовала белорусов только как торгово-экономический партнер. И так продолжалось вплоть до 2014 года, когда в белорусской столице решили использовать разразившийся в соседней стране кризис в собственных интересах.

Ничего личного, только бизнес

В отличие от политических связей и сферы безопасности, экономическое сотрудничество двух стран всегда было приоритетным, вне зависимости от отношений с Россией или Евросоюзом. По итогам 2015 года, в белорусской внешней торговле Украина заняла второе место по объему оборота, третье — по экспорту и пятое — по импорту. В нынешнем году ситуация практически не изменилась. С учетом конъюнктуры украинского рынка, на протяжении многих лет более 70 процентов всего объема экспорта Белоруссии на Украину традиционно составляют нефтепродукты. Закупаемая на Украине продукция в основном относится к так называемому критическому импорту — электроэнергия, металлы и металлопродукция, корма для животных, лекарственные средства, углерод и прочее. При этом нельзя сказать, что в экономике между двумя странами не возникало противоречий. Достаточно вспомнить многочисленные антидемпинговые скандалы и расследования против различных групп товаров (белорусские фосфоросодержащие и калийные удобрения, белорусские рубероид, искусственный мех), когда оба государства стремились к увеличению своего экспорта на территории партнера, ограничивая импорт соседа. Не прекратились «торговые войны» и сейчас, хотя на фоне антироссийских санкций и Минск, и Киев стараются действовать осторожно, не доводя конфликты до критической отметки. Например, в августе прошлого года Белоруссия ввела обязательную санитарно-гигиеническую экспертизу импортной продукции, что привело к существенному ограничению доступа украинских товаров на белорусский рынок.

В ответ 25 ноября 2015-го украинская Межведомственная комиссия по международной торговле приняла решение о введении с 20 января 2016 года антидемпинговых пошлин практически на весь белорусский экспорт, кроме нефтепродуктов. И окончательно разрешить конфликт сторонам удалось только месяц назад, когда Украина официально отказалась от применения специальной пошлины в отношении белорусских товаров с 15 сентября 2016-го. По всей видимости, Киев таким образом рассчитывает пробиться на закрытый для Украины по многим позициям российский рынок через Белоруссию.

Единственное, что в белорусско-украинских торговых отношениях незыблемо — это поставки нефтепродуктов. В августе текущего года был установлен символичный рекорд: поставки бензина из Белоруссии достигли 80 процентов от всего импорта на Украину (раньше этот показатель не превышал 50 процентов).

Несмотря на все достижения, Минск и Киев на затевали никаких сколько-нибудь серьезных совместных экономических проектов. Все ограничивалось лишь двухсторонней торговлей. Ничего не изменилось и сегодня. Оба государства формально декларируют необходимость более тесной производственной кооперации, однако реальных шагов навстречу друг другу не делают.

С началом военных действий в Донбассе оживилось военно-промышленное сотрудничество. Так, 558-й Авиационный ремонтный завод в Барановичах в 2015 году увеличил свою прибыль в десять раз за счет не только госзаказов, но и модернизации и ремонта боевой авиации зарубежных ВВС. Нетрудно догадаться, кто, кроме самих белорусов, выступает основным заказчиком работ по «повышению характеристик самолетов МиГ-29, Су-27, модернизации вертолетов Ми-8 (Ми-17), Ми-24 (Ми-35)» и прочего. Не стоит забывать и о белорусских поставках на Украину автотранспорта двойного назначения, комплектующих для украинской военной техники, оптики и систем наведения, а также создании совместных предприятий (например, сборка военных грузовиков МАЗ совместно с «Богданом» или совместное создание броневика «Варта» для Нацгвардии). Белорусскую сторону, неоднократно заявлявшую о необходимости установления мира на украинской земле, никогда особо не волновало, где и в каких целях будет использована ее техника.

Современная обстановка

Отношения между Киевом и Минском все больше напоминают лозунг, выдвинутый в конце Первой мировой войны Львом Троцким: «Ни мира, ни войны, а армию распустить». Известно, что после переворота 2014 года белорусское руководство заняло по отношению к происходящему в соседней стране формально нейтральную позицию. Сегодня Минск по-прежнему не желает ссориться из-за южного соседа с Россией, но и осложнять свои отношения с Киевом в угоду Москве также не намерен. Белорусские власти пытаются усидеть на двух стульях сразу. Например, заявлять о том, что Крым стал де-факто российской территорией, юридически этого не признавая. Или не называть Донецкую и Луганскую народные республики сепаратистскими, официально выступая за неделимость границ и сохранение территориальной целостности Украины. Украинский кризис устраивает Минск, поскольку он способствует сплочению общества перед угрозой социальных потрясений и повышению международного статуса страны через ее посредническую роль в процессе урегулирования ситуации в Донбассе. Нынешняя позиция Белоруссии по украинскому вопросу рассматривается в Брюсселе и Вашингтоне как умеренно антироссийская, что позволяет Минску надеяться на продолжение нормализации отношений с Западом.

В общем, последние осложнения между Минском и Киевом вряд ли свидетельствуют о том, что наметились какие-то серьезные противоречия. Белоруссия по-прежнему убеждает своего соседа в том, что будет строить свои отношения с ним, «руководствуясь только своими национальными интересами», без оглядки на Россию, а Украина в ответ готова поспособствовать нормализации отношений Минска с Брюсселем. Обе стороны сильно заинтересованы друг в друге как политически, так и экономически, и мелкие инциденты наподобие того, что произошло с белорусским авиалайнером, вряд ли нарушат сложившийся в последние годы союз двух стран. По крайней мере до тех пор, пока этот союз выгоден политической элите обоих государств.

Бывший СССР00:02Сегодня

Остановим Русский мир!

Белорусские добровольцы сражаются в Донбассе за независимость своей родины