Жандармы сердятся

Почему протестует французская полиция и к чему это может привести

Фото: Michel Euler / AP

Французские полицейские уже несколько недель проводят массовые демонстрации, требуя улучшения условий труда. По законам страны стражи порядка не имеют права бастовать, поэтому они выражают свое недовольство, например, проездом полицейских машин и мотоциклов с включенными сиренами и мигалками по ночным Елисейским полям или хоровым пением «Марсельезы» у собора Нотр-Дам де Пари, повернувшись к спиной к прохожим. Почему французские блюстители закона пошли на крайние меры и чего они добиваются — разбиралась «Лента.ру».

Жандармы начинают сердиться

Если митингуют полицейские, значит, дело серьезное. В современной истории Франции такие моменты можно пересчитать по пальцам одной руки. В марте 1958 года стражи порядка, протестуя против убийства троих своих коллег, прошли маршем от парижской префектуры полиции к Национальной ассамблее. В 1983-м тысячи сотрудников МВД устроили митинг под окнами министерства юстиции на Вандомской площади — тоже из-за убийства двух коллег. Впрочем, полицейские выдвинули и политические требования, в частности денонсацию отмены смертной казни. Но высшую меру не вернули, а начальников отделений полиции, допустивших участие подчиненных в протестной акции, наказали. Еще один марш, собравший 10 тысяч стражей порядка, состоялся в октябре 2001-го. Причина все та же — за несколько дней до этого налетчики, ограбившие магазин, застрелили двух патрульных.

Жандармы в ярости

Напряжение в структурах полиции нарастало с ноября прошлого года. После терактов в Париже в стране ввели чрезвычайное положение. Постоянная угроза терактов, манифестации против изменений в трудовой кодекс, когда в полицейских летели камни и коктейли Молотова, обеспечение безопасности в ходе ЧЕ-2016 по футболу, теракт в Ницце — все это сильно выматывало стражей порядка.

Последней каплей и непосредственным поводом к нынешним манифестациям опять же послужило нападение на блюстителей закона — преступники закидали патрульных бутылками с зажигательной смесью, двое полицейских получили сильные ожоги, но выжили.

Масло в огонь полицейского гнева добавила выходка одного из студентов философского факультета Сорбонны. Он исписал стены учебного заведения провокационными надписями: «Бей быстро, бей сильно, хороший легавый — мертвый легавый», «Я откупориваю бутылку каждый раз, когда закрывается крышка гроба легавого». На злостное хулиганство отреагировал глава МВД Бернар Казнев. Он заявил, что те, кто это сделал, будут найдены и предстанут перед судом. «Они ответят за свои поступки», — подчеркнул Казнев. Но его обещание мало кого успокоило.

«Эскалация насилия в отношении полицейских и желание их убивать зашкаливают. Ситуация исключительная», — заявил бывший руководитель управления по борьбе с бандитизмом Шарль Пеллегрини.

В итоге на улицы крупнейших городов страны — Парижа, Лиона, Бордо, Марселя, Ренна, Страсбурга — ежедневно выходили до двух тысяч полицейских. «Я хочу, чтобы моя жена не тряслась от страха за мою жизнь, когда я отправляюсь на работу», — заметил один из полицейских. «Я пошел служить в полицию, как мой дед и отец. Но служба деградировала. Я не испытываю чувства выполненного долга, когда возвращаюсь домой», — констатировал другой.

Жандармы требуют

Требования протестующих можно разделить на две части. Первая — улучшение условий труда. За этой простой формулировкой скрывается целый ком проблем. Полицейские вынуждены работать в помещениях, где годами не делался ремонт, — в комиссариатах рушатся потолки, в туалетах текут трубы и унитазы, по коридорам бегают крысы. Автопарк полицейских машин устарел, экипировка, в частности бронежилеты, используется по 10-15 лет.

Но вторая часть претензий куда важнее. Полицейские требуют расширения права на самооборону при нападении, ужесточения наказания для тех, кто посягнул на их неприкосновенность. Кроме того, они настаивают на введении уголовной ответственности для малолетних преступников (до 14 лет), которые в настоящее время могут безнаказанно их атаковать.

Умиротворение жандармов

Первым на массовое недовольство подчиненных отреагировал их начальник, генеральный директор национальной полиции Жан-Марк Фальконе. Он приехал к протестующим в Париже, но те подвергли его обструкции. Разгневанные демонстранты свистели и оскорбляли своего шефа, его машину несколько раз пнули.

Видео: bfmtv.com

«Я могу понять их разочарование, я могу понять их тревоги, страхи. Мы понимаем их эмоции», — заявил Фальконе после конфуза. Но все же решил напомнить подчиненным, кто их руководитель. В частности, пообещал провести служебные расследования в отношении тех, кто пришел протестовать в рабочее время. Однако, говоря о наказании нарушителей дисциплины, был весьма уклончив: «Я никому не угрожал. Я поручил службе внутренней безопасности организовать проверку. По ее результатам мы с главой МВД решим, как на это реагировать».

Министр внутренних дел страны Бернар Казнев не заставил себя долго ждать. Но его реакция была другого рода. Кнуту он предпочел пряник. Для умиротворения недовольных Казнев анонсировал план, согласно которому силы правопорядка освобождаются от второстепенных функций. Например, от обязанности подбирать валяющихся на улицах пьяниц, доставлять их в участок, а затем переправлять в вытрезвители. А также от несения охранной службы в учреждениях, где полицейских можно заменить на сотрудников ЧОПов. Кроме того, глава МВД пообещал выделить сотни миллионов евро на ремонт помещений и техническое переоснащение. Позже на встрече с лидерами полицейских профсоюзов эти намерения подтвердил президент Франции Франсуа Олланд.

Народ на стороне жандармов

Французы в подавляющем большинстве поддерживают полицию. По данным опроса Elabe «L'Opinion Live», проведенного для BFMTV, их демонстрациям сочувствуют девять из десяти граждан страны (88 процентов). В частности, 56 процентов опрошенных прямо поддерживают, а 32 процента симпатизируют акциям сотрудников полиции, которые требуют больше финансовых и людских ресурсов и протестуют против насилия по отношению к ним.

Причем о своей лояльности протестному движению стражей порядка заявили представители всех социальных слоев с самыми разными политическими взглядами. Лишь 5 процентов опрошенных не одобрили протесты полицейских.

Жандармы и политика

Столь массовая поддержка — важнейший фактор именно сейчас, когда во Франции разворачивается президентская избирательная кампания. Карту недовольства полицейских уже начали разыгрывать. В поддержку протестующих выступил Ален Жюппе, бывший министр обороны и иностранных дел, бывший глава правительства, считающийся одним из наиболее вероятных претендентов на президентскую номинацию от правых. Однако в самый разгар полицейских манифестаций в свет вышла книга Анны Кабана «Фантазия по фамилии Жюппе». Журналистка, в частности, напомнила, что в 2010 году, когда президент Николя Саркози в очередной раз предложил Жюппе пост в правительстве, он ответил: «Я не хочу быть министром внутренних дел, я не люблю легавых. Я не хочу быть министром юстиции, я ненавижу судей». В контексте нынешних событий оброненная несколько лет назад неосторожная фраза может дорого обойтись вероятному кандидату в президенты страны.

Французские эксперты говорят, что власти пойдут на какие угодно шаги и дадут любые обещания, чтобы успокоить стражей порядка. «Правительство сделает все возможное, чтобы удовлетворить требования сотрудников полиции. Все отвечающие за это чиновники чрезвычайно внимательны к настроениям полиции. Тот, кто контролирует полицию, контролирует власть», — заявил специалист по истории французской полиции Доминик Ризе.

В день, когда полицейские профсоюзные лидеры встречались с главой государства, 26 октября, был задержан тот самый студент, исписавший стены Сорбонны призывами к убийству стражей порядка.

Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло