«Я записал уже десять дисков впрок»

Максим Венгеров о своем творчестве и другом детстве

Фото: предоставлено организаторами фестиваля

В пятницу, 4 ноября, в Большом зале Московской консерватории состоится сольный концерт всемирно известного скрипача Максима Венгерова. В программе — Шуберт, Бетховен, Равель, Изаи, Эрнст, Паганини. Концерт приурочен к открытию второго сезона Международного скрипичного фестиваля — необычного форума, не имеющего строгих временных рамок. 8 ноября он продолжится в Санкт-Петербурге, где Венгеров представит лауреатов Международного конкурса скрипачей имени Генрика Венявского, жюри которого возглавлял в этом году. 24 января в Санкт-Петербурге пройдет концерт «Желтые звезды», посвященный памяти жертв холокоста. В марте в программе фестиваля — два концерта Шломо Минца. О своем выступлении на Международном скрипичном фестивале, работе над оперой «Евгений Онегин», дуэте с Вадимом Репиным знаменитый скрипач рассказал «Ленте.ру».

«Лента.ру»: У фестиваля, который вы открываете, не совсем обычная программа: концерты растянуты на целый год.

Максим Венгеров: Это очень интересный фестиваль — один из немногих, посвященных скрипке. Его организовал Вячеслав Зильберборд, руководитель Фонда поддержки музыкального образования. Мне вспоминается еще только один подобный фестиваль в Лондоне, также продолжающийся несколько месяцев — LSO International Violin Festival. В России выступят многие замечательные скрипачи мирового уровня, в том числе Шломо Минц, и на открытии 4 ноября я играю сольный концерт с интересной программой. Сольные концерты — неотъемлемая часть моей концертной деятельности, у меня их около сорока в год с разными пианистами. Сейчас я сыграю со своим замечательным партнером из Парижа, это выходец из России — Рустем Сайткулов, ученик Элисо Вирсаладзе. Начнем программу с Большого дуэта ля мажор Шуберта, продолжим седьмой сонатой до минор Бетховена и сонатой Равеля, а затем — виртуозный скрипичный репертуар XIX и начала ХХ века.

Будут ли комментарии к программе, как вы делали когда-то на концерте «Путешествие скрипки»? Это очень его украсило.

Для всего есть свое время и свое место. Когда я делал проект «Путешествие скрипки», то хотел немного рассказать об исполнявшихся произведениях. Скрипка путешествовала по разным странам — и в Польшу к Венявскому заглядывала, и в Австрию к Крейслеру, и в Италию к Паганини, и к Изаи в Бельгию, людям было интересно: что такое скрипка. Публика, как ни странно, не вполне ознакомлена с основным репертуаром: концерты Брамса, Бетховена — это да, а что касается произведений чисто скрипичных, технических — эту замечательную традицию мы потеряли. Со времен Ойстраха, когда он выходил на сцену и играл целое отделение из маленьких бисовых номеров и виртуозных пьес, подобного практически не было. Но в этот раз концерт пройдет без комментариев, только музыка.

Вы играете сейчас с одним Сайткуловым?

Есть несколько пианистов, с которыми я играю постоянно. Мы знакомы с Рустемом уже десять лет, это замечательный музыкант, настоящий партнер, не просто аккомпаниатор, у него активная сольная деятельность. Он много играет в камерных ансамблях, с ним мы играем много и в Лондоне, и в Париже, и на Западе, и на Востоке. Недавно началось наше замечательное сотрудничество с Полиной Осетинской, гениальнейшим музыкантом. Мы сыграли концерты в Польше, Лондоне, надеюсь, в следующем году приедем с сольным концертом на фестиваль Ростроповича. Она феноменальный музыкант, отличная пианистка.

Много ли у вас концертов, под силу ли вам контролировать их количество? В свое время, устав от них, вы брали долгий творческий отпуск.

Сейчас я не только играю, но и занимаюсь дирижерской деятельностью. Я — профессор двух академий, в Менухинской академии в Швейцарии и Королевском колледже в Лондоне. Даю множество мастер-классов и дирижирую, только что у меня был очень интересный концерт с оркестром Сан-Карло в Неаполе. Меня попросили заменить Невилла Марринера, который, к сожалению, ушел из жизни. Солистом был Вадим Репин, вначале мы сыграли двойной концерт Баха, потом я просто дирижировал.

Знаменательный концерт — хотите вы того или нет, но вас с Вадимом часто сравнивают и воспринимают как конкурентов, и вот вы сыграли дуэтом!

Я рад, что представилась наконец такая возможность. Очень ждал этого момента. Прежде мы играли двойные концерты только детьми, в классе. В более зрелом возрасте не удавалось. Вадим меня приглашал на свой фестиваль в Новосибирск, но не складывалось. А теперь, как говорится, по воле небес мне удалось это сделать. Очень плотный график — за день до этого я выступал в Лондоне, потом полетел в Неаполь, а на следующий день — концерт в Нью-Йорке, я туда поехал с самолета!

Вы преподаете только скрипичное мастерство или предметы более широкого профиля, скажем, камерную музыку?

Только скрипичное мастерство. Но формат общения со студентами в колледже очень интересный: например, мастер-класс, где три студента играют по одной части концерта Брамса. Я дирижирую и объясняю, как взаимодействовать с оркестром, а оркестру — как аккомпанировать. Можно сказать, это нововведение в педагогическую практику. Во всяком случае мне до сих пор такая форма мастер-классов не встречалась.

Ваш педагог по дирижированию по-прежнему Юрий Симонов?

Да, и всегда будет моим педагогом! Он буквально кладезь знаний, неисчерпаемый источник. Сейчас я изучаю оперное искусство в институте Ипполитова-Иванова, мы планируем постановку «Евгения Онегина» в театре «Геликон-опера», это будет мой выпускной экзамен в следующем году. Надеюсь, я все успею, потому что и концертный график довольно загруженный, и семейные обязательства есть тоже.

Помимо «Евгения Онегина», какие дирижерские высоты вы собираетесь взять и какие в последнее время вами взяты?

Как вы знаете, дирижерская профессия рассчитана на десятилетия, у меня нет амбиций приобрести репертуар зрелого дирижера за 3-4 года. Это невозможно, да и не нужно, я очень активно выступаю как скрипач; у меня в музыке много интересов, и каждый год я изучаю 2-3 замечательных симфонии. Это развивает меня как человека, как музыканта, подпитывает мою практику как скрипача, как педагога. Узнавая новую партитуру, я каждый раз открываю для себя новый мир звуков, гармоний, открываю новую страницу в своей жизни. Недавно это была симфония Дворжака, сейчас будет «Евгений Онегин», потом я пойду в направлении моего наставника Ростроповича, ведь я сидел у него на всех репетициях, когда он делал симфонии Шостаковича, это вообще мой любимый репертуар! Шостакович, Прокофьев… Дальше наверняка — симфонии Брукнера, Малера. Вот такие у меня планы.

Полтора года назад вы сыграли первый вариант концерта Сибелиуса (один из базовых концертов скрипичного репертуара, его вторая редакция входит в репертуар большинства скрипачей и в программу большинства исполнительских конкурсов — прим. «Ленты.ру»), собираетесь ли вы играть его и впредь? Или это была одноразовая акция?

Нет, что вы, я уже записал с Оксфордским филармоническим оркестром — где я гостевой дирижер — этот концерт в первой редакции и сыграл ее во многих странах, а первое исполнение было в Петербурге. Эта запись скоро выйдет — вместе со скрипичным концертом Брамса. Я эту версию играл и в Англии, и Америке, и Японии, и Австралии, и буду продолжать. Мне эта версия ближе, хотя она труднее окончательной и музыкально, и технически, но я практически отказался от второй версии. Я ее сейчас не играю, в первой присутствует настоящий северный дух Финляндии; она написана в не совсем традиционном немецком формате, в котором было принято писать концерты. Немного другая форма, две каденции, например, в первой части, расширенная третья в форме настоящего рондо. В таком виде это позволяет лучше выразить дух музыки Сибелиуса.

Много ли записей вы делаете? Почти все ваши коллеги не первое десятилетие жалуются на то, как это трудно, но новые записи выпускают.

С 2011 года я записываюсь только впрок, эти записи пока не изданы. Записал уже десять дисков и соло, и с оркестром, и в ансамбле, надеюсь, скоро это выйдет. У меня много предложений от разных фирм, но сейчас мир грамзаписи поменялся: все открыто, все доступно в интернете, качество же не соответствует высоким стандартам. Сейчас время переходное, все очень нестабильно, но скоро, думаю, наступит качественно новый виток, который мне позволит выпустить все свои записи и продолжить эту работу. Пока я просто записываюсь, ведь запись для любого музыканта — это рост; когда я записал свою первую пластинку, мне было десять лет, и через три дня после начала работы я вышел из студии совершенно другим скрипачом и человеком. Я обрел совсем другой взгляд на музыку. Со студийной записью я расту как музыкант. И мне это очень важно.

Вы играете не так много новинок, но 10 ноября в вашем расписании — премьера скрипичного концерта Юджина Бирмана. Что это за сочинение?

Бирман — молодой композитор, в Оксфорде меня попросили исполнить это чудесное произведение, оно достаточно короткое, десять минут, такая элегия для скрипки с оркестром. Я очень избирателен, но сочинение Бирмана показалось мне интересным, и я сыграю его в Оксфорде. Еще одна предстоящая новинка — заказ пекинского фестиваля, через год я буду исполнять новый концерт, который написал для меня китайский композитор Циган Чэнь. На мой взгляд, это гениальная музыка; судя по его другим произведениям, что я послушал на прошлом фестивале в 2012 году, например, Концерт для трубы с оркестром — музыка совершенно феноменальная.

Последний вопрос. В свое время во многих интервью вы говорили о мечте пересечь Америку на мотоцикле…

Эти мечты остались в детстве, у меня сейчас другое детство: у меня дети, так что пускай уж они воплощают мечту своего папы. Мечты всегда есть, но я стал более практичным. Если есть мечта, нужно ее сразу реализовывать.

Культура00:0816 июля
Джозеф Джексон с дочерьми Джанет и Ла Тойей, 1983 год

«Он найдет искупление в аду»

Избиения, унижения и кастрация: как отец Майкла Джексона сделал из него звезду