Новости партнеров

«Победа Трампа — низшая точка»

Главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен о новых перспективах мировой экономики

Фото: Gene J. Puskar / AP

Неожиданная для многих победа Дональда Трампа на президентских выборах в США поставила перед Америкой, да и перед всем миром вопрос, что же будет дальше. Репатриация капиталов, обещанная новым президентом, не обещает ничего хорошего развивающимся рынкам, и в частности — России. «Лента.ру» расспросила о возможных переменах главного экономиста Saxo Bank Стина Якобсена.

«Лента.ру»: В США определился новый президент. Для многих выбор американцев оказался неожиданным. Каких последствий следует ожидать в связи с этим событием в американской и мировой экономике?

Стин Якобсен: Прежде всего я хотел бы отметить, что тот, кто считает, что произошло что-то ужасное, ошибается. Дело в том, что результат этих выборов показал не отношение американцев к Трампу, а потребность в социальных изменениях. Мы сегодня живем в мире с наибольшим уровнем неравенства, с наименьшей производительностью труда, наименьшей инфляцией, наименьшими процентными ставками и наибольшим объемом рынка акций за всю историю. Если бы на выборах ключевое значение имела политика и личности кандидатов, Трамп никогда бы не стал кандидатом в президенты, впрочем, как и Хиллари Клинтон никогда бы не стала кандидатом от демократов.

Какие выводы мы можем сделать по итогам гонки? Трамп не выиграл ее, но ее проиграла Клинтон, поскольку она воспринималась как продолжательница одиозной политики Обамы. Она олицетворяла собой американскую элиту, которая до сих пор определяла политику в стране, поэтому люди голосовали за перемены — более, чем за что-либо еще.

Вы можете сказать, что для многих это плохие перемены, но для меня они хорошие, поскольку есть возможность изменить ситуацию в экологии, с процентными ставками, с низкой производительностью труда. Сейчас прошло время политиков и наступает время экономистов. Я теперь настроен более оптимистично, чем 13 лет назад, поскольку… сейчас ситуация гораздо хуже. Теперь можно только улучшать.

Победа Трампа сегодня — это в экономических и социально-политических терминах низшая точка. В том смысле, что избиратель решил: лучше рискнуть, избрав Трампа, чем продолжать прежнюю политику. Главное, что я вынес из этих выборов, — это то, что назрела потребность переадресовать решение тех проблем, о которых я говорил.

Господин Трамп провозгласил курс на снижение налогов, на репатриацию капитала в США, развитие инфраструктуры, в которую он намерен вложить около триллиона долларов. Хотя говорить о триллионе гораздо легче, чем предоставить реальные деньги. Конечно, теперь формально и президент, и Конгресс — республиканские, но фактически Трамп не является «классическим» республиканцем.

Так или иначе, это является сигналом перемен, но они будут касаться не столько экономики, сколько общественной жизни. И это заметно по реакции рынков на результаты выборов: сначала рынки упали почти на 5 процентов, потом падение относительно предыдущего дня составило только 3,5 процента, а затем рынки практически полностью восстановились. Валютные рынки упали на 4 процента и сейчас восстановились. Я не вижу ни большого падения, ни большого роста — ситуация стабилизировалась.

Что теперь будет с регулятором американского финансового рынка — Федеральной резервной системой?

Срок полномочий нынешней главы ФРС Джанет Йеллен заканчивается в 2018 году. Вряд ли сейчас ее сделают козлом отпущения и немедленно заменят кем-то другим. Она давно стоит во главе ФРС, и резкие движения не на пользу финансовой системе. Кроме того, для отставки главы ФРС необходимо одобрение Конгресса. Да и назначение нового председателя — долгая процедура. В США вы не можете сместить должностное лицо простым постановлением. Поэтому, я думаю, Йеллен досидит свой срок, но определенно ей придется оставить свой пост после 2018 года.

В декабре ФРС должна принять решение по ставке. С приходом Трампа настал удобный момент ее повысить. Как думаете, регулятор сделает это?

Если до выборов на финансовых рынках вероятность повышения ставки оценивалась в 80 процентов, то теперь она снизилась до 40. Вряд ли ее повысят на ближайшем заседании. ФРС считает, что в связи с приходом президента, который явно не будет продолжать прежнюю политику, снизилась прозрачность и предсказуемость действий главы государства. Поэтому, считают они, надо сначала посмотреть, как новый хозяин Белого дома будет действовать, и только после этого принимать решение.

Как новая ситуация в США повлияет на развивающиеся рынки?

Я полагаю, что развивающиеся рынки переживают сейчас тяжелые времена. На фоне неопределенности инвесторы, скорее всего, будут выходить из высокорисковых вложений. В данной ситуации более надежно выглядит доллар, чем активы России, Аргентины или Бразилии. Соответственно, американская валюта в краткосрочной перспективе усилится. С другой стороны, сильным доллар долго оставаться не может.

Поэтому в 2017 году американская экономика столкнется с вызовом, связанным с проблемой экономического роста. Это проявится уже в течение первых ста дней президентства Трампа. Ситуация в экономике такова, что вырастает риск сползания в рецессию. А поскольку США — крупнейшая экономика мира, это может породить спад и в мировой экономике в целом.

Могут ли с России быть сняты санкции?

Такая вероятность есть. Думаю, отношения с Россией несколько улучшатся. Если Хиллари Клинтон рассматривала Россию как страну, с которой невозможно сотрудничать, то Трамп так не считает. Если санкции будут сняты, это, несомненно, окажет положительное влияние на экономику.

Наш прогноз для России — стагнация экономики в 2017 году, при курсе 58-60 рублей за доллар до конца года.

Цены на нефть продолжат играть существенную роль в экономике. Думаю, что в начале следующего года нефть будет торговаться в диапазоне 62-65 долларов за баррель, а ближе к концу года возможно снижение до 35 долларов.

Время высоких цен на нефть прошло. На что теперь может рассчитывать Россия?

На сегодняшний день 60 процентов российского экспорта составляет нефть, зависимость от нее все еще очень сильна. В то же время ожидается падение спроса на энергоносители в последующие пять лет. Я думаю, что у вас есть временной промежуток в пять-семь лет, чтобы переориентировать свою экономику и найти другие источники доходов.

В конце 2016 года мы ожидаем укрепления доллара и снижения цен на сырье. Но в начале следующего года доллар ослабнет, и это оживит сначала рынок нефти и золота, а затем и реальную экономику. На смену сильным колебаниям на рынке придут необходимые изменения в кредитно-денежной политике. К тому времени США, скорее всего, откажутся от «количественного смягчения» в пользу продуктивных инвестиций — например, в инфраструктуру и образование.

Полагаю, положительную роль может сыграть большая открытость экономики, чтобы российский бизнес мог кооперироваться с предпринимателями Европы и США. Я думаю, что у России есть хороший шанс найти новые перспективные отрасли.

Какие, например?

Я иностранец и не хотел бы говорить с позиции ментора, который учит Россию, что ей делать. В этой стране есть развитая промышленность, можно создавать условия для малого и среднего бизнеса, развивать различные передовые технологии, инновационные проекты — тем более что квалифицированные кадры есть. Но для этого прежде всего нужно инвестировать в людей, в их образование, в повышение производительности…

Сейчас Россия, конечно, не является привлекательной для иностранных инвесторов. Но ваша задача сделать ее привлекательной. Вам придется предпринимать какие-то меры просто в силу сложившейся ситуации. Нулевой экономический рост не может продолжаться долго — с этим придется что-то делать.

В заключение я бы хотел повторить, что при оценке нынешней ситуации не стоит концентрироваться на личности нового президента США. То, что происходит, — это сигнал к тому, что назрели перемены. В этих условиях и у мировой экономики, и у России появляются новые возможности.

Экономика19:4317 августа

Бюджет как оружие

От политических игр иркутского губернатора-коммуниста страдает весь регион
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками