Что такое «Серный проект»?

Первый вице-президент «Норникеля» об экологической программе

Вид на территорию медного завода ОАО «Норникель» в Норильске
Вид на территорию медного завода ОАО «Норникель» в Норильске
Фото: Алексей Бабушкин / РИА Новости

Компания «Норникель» планирует существенно сократить вредное воздействие на природу. Чтобы решить «серный вопрос» радикально, на Надеждинском заводе реализуется комплексный проект по утилизации диоксида серы. На минувшей неделе подписан соответствующий контракт с всемирно известной компанией SNC-Lavalin.

В руде, добываемой на Таймыре, высокое содержание серы. Увы, ее нельзя полностью отделить на этапе обогащения. В результате сера выжигается при плавке и уходит в атмосферу в виде сернистого газа. В «Норникеле» прекрасно понимают, что проблему нужно решать. Принята масштабная экологическая программа, призванная существенно сократить вредное воздействие на окружающую среду. Что такое «Серный проект»? Как изменится экология региона в ближайшие время? На эти и другие вопросы в ходе телефонной конференции рассказал журналистам первый вице-президент «Норникеля» Сергей Дяченко.

Какова цель «Серного проекта», чего в итоге хочет достичь «Норникель»?

Дяченко: Этой программой «Норникель» занимается достаточно давно. Еще в 2006-2008 годах компания проводила предпроектные работы. «Норникель» на тот момент рассматривал различные варианты утилизации диоксида серы с получением разных продуктов. Это был довольно масштабный тендер. В итоге мы остановились на варианте с получением элементарной серы как на Надеждинском, так и на Медном заводе.

Тогда контракт под ключ был отдан итальянской компании Techint. Этот подрядчик работал около двух лет и подготовил основные технические решения. Были выбраны две лицензионные технологии. Одна принадлежит компании MECS, входящей в группу DuPont. Вторая — Le Gas Integral (LGI, Франция). Совокупность этих двух технологий должна была дать желаемый результат по утилизации диоксида серы и получению чистой элементарной серы.

На стадии отработки основных технических моментов пришло понимание, что с точки зрения химических процессов решение принято правильное. Но мы не совсем сошлись во мнении с компанией Techint в выборе компоновочных решений и по организации проектных работ.

И в 2016 году мы наконец получили проект, прошедший Главгосэкспертизу. Это проект на Надеждинский завод, который сегодня плавит все никелесодержащее сырье «Норникеля».

Он же самый большой в мире...

В том-то и дело. Сегодня это самый большой в мире завод. И естественно, он выбрасывает больше всего диоксида серы в Норильском промышленном районе. Поэтому мы посчитали, что в первую очередь надо уделить особое внимание Надеждинскому заводу.

То есть сейчас речь идет о реализации «Серного проекта» именно на Надеждинском заводе?

Да. Нужно сказать, что проект для Медного завода также практически завершен. И дальше мы будем решать, как именно нам его реализовать.

Но сейчас на повестке дня — Надеждинский завод. Перед нами встали вопросы о дальнейшей разработке детальной рабочей документации и реализации этого проекта. Мы провели переговоры со всеми основными игроками. Это был открытый конкурс, на который заявилось несколько компаний. В результате длительных технических переговоров, коммерческой работы мы остановили внимание на компании SNC-Lavalin. Она широко известна в мире как своими техническими проектами в области обогащения, металлургии, так и проектами в сфере экологии. Достаточно вспомнить огромный двухмиллиардный проект, который компания сейчас выполняет в Садбери (Канада) для наших коллег или конкурентов по производству никеля.

Какая цель поставлена перед подрядчиком?

SNC-Lavalin представила нам свои предложения. Контракт разбит на два этапа. Первый — разработка детальной инженерной документации совместно с нашими лицензиарами (MECS и LGI). Потом — раунд переговоров с SNC-Lavalin по определенному перечню позиций контракта.

Если договоренности будут достигнуты, то компания может рассматривать вопрос по дальнейшему строительству этого объекта. Период разработки технической документации — 14 месяцев. Если отсчитывать с момента подписания контракта, то мы выходим на начало первого квартала 2018 года То есть все основные технические задачи будут выполнены до конца 2017 года.

Значит, финальное решение о практической реализации контракта будет приниматься примерно через год?

Да. Но компания не останавливается на достигнутом. Мы постоянно ведем работы по поиску возможных альтернатив, в том числе с использованием отечественных технологий и оборудования. В частности, мы разрабатываем проект, предусматривающий производство серной кислоты с последующим ее использованием или нейтрализацией. Проект тоже интересный и большой. В конце третьего квартала 2017 года мы придем к пониманию, какая из технологий лучше решит нашу задачу.

А будет ли SNC-Lavalin заниматься практической реализацией проекта?

Пока об этом говорить рано. Наша задача — разработать качественную рабочую документацию, понять окончательную стоимость этого проекта и параллельно разработать проект, показывающий в сопоставимых ценах альтернативные возможности. Компания выберет лучший проект, который и будет реализован.

В какую сумму вы оцениваете стоимость второго этапа?

В рамках контракта с SNC-Lavalin окончательная стоимость второго этапа будет определяться на основе детальной рабочей документации. Нам, конечно, хотелось бы уложиться в заявленные суммы. С учетом рисков, которые на сегодняшний день, возможно, полностью не проработаны, все наши экологические проекты оцениваются в 2 миллиарда долларов. Компания работает над возможным снижением их стоимости. Конкретно по этому проекту у нас есть ориентиры, нам хотелось бы отработать в пределах 1,5-1,6 миллиардов. О стоимости альтернативного варианта пока говорить рано, но он должен быть дешевле.

А сколько стоит первый этап?

Около 37 миллионов долларов.

Компания уже рассматривала способы финансирования этого проекта? Возможно ли, что для этого будут выпущены так называемые «зеленые бонды» — ценные бумаги для финансирования экологических проектов?

Во время работы по первому этапу у нас есть определенная договоренность с компанией SNC-Lavalin, что они окажут нам необходимое содействие по привлечению заемных средств для приобретения лицензионного оборудования (крупного технологического) при помощи экспортно-импортных агентств. Параллельно будут рассматриваться все возможные варианты софинансирования, в том числе и «зеленые бонды».

Плакат Виктора Говоркова «И засуху победим!»«Их расстрелять, мертвых?»
Сталина заставили убивать, а он лишь хотел пить вино
Пробила дно
Планета-пришелец расколола Землю и сдвинула континенты
«Мафия не только убивает. Она проникла в науку»
Перевернувший математику ученый уронил Запад, но успел потратить миллионы
«У них дурацкие стереотипы о КГБ»
Россиянин приехал в Корею гастарбайтером, выпил пива и стал учителем
«Зачем помогаете черным?»
Ее обвиняют в торговле наркотиками, а она просто лечит индейцев
«Просто закопать тело в яму — этого мало»
Австралиец завещал свои останки ферме тел, где разлагаются непогребенные трупы
Петух — любовник Сатаны
Самые невероятные казни животных от Средневековья до наших дней
Чёрт-те что!
Если бы спорткары вдруг превратились во внедорожники — как бы они выглядели
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей