Курортный роман

О чем на берегу Средиземного моря договорились главы МИД России и Турции

Фото: Александр Щербак / ТАСС

Перезагрузка в отношениях Анкары и Москвы набирает обороты. На малую родину турецкого министра иностранных дел — в город Аланью — прибыл 1 декабря с официальным визитом его российский коллега Сергей Лавров. Стороны планировали обсудить только двустороннее сотрудничество в разных областях. Однако повестку пришлось скорректировать после того, как Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что цель турецкой операции в Сирии — свержение Башара Асада. Для Москвы, выступающей партнером Дамаска, эти слова стали неприятным сюрпризом. За тем, как главам МИД удалось обойти острые углы и, несмотря ни на что, продолжить нормализацию отношений, следила корреспондент «Ленты.ру».

Мевлют Чавушоглу приглашал Сергея Лаврова посетить свой родной город и популярнейший курорт у российских туристов — Аланью — еще во время их встречи 1 июля — первой с момента восстановления диалога между странами. Когда долгожданный визит состоялся, российскому министру продемонстрировали в Турции всю широту местного гостеприимства.

По дороге от аэропорта до отеля Platinum Rubi, где проходила встреча, были развешены российские и турецкие флаги, на одном из высотных домов растянули плакат в пять этажей: главы МИД пожимают друг другу руки. И подпись по-русски: «Мы наш, мы новый мир построим!»

По-русски приветствовал Лаврова и Чавушоглу. Увидев коллегу, он заулыбался и сказал: «Доброе утро!»

Не с первой попытки

В Аланье российский министр не только провел переговоры с главой турецкого МИД, но и принял участие в заседании Совместной группы стратегического планирования. Именно это мероприятие было отменено год назад в связи с атакой турецкого истребителя на российский бомбардировщик Су-24.

Не обошлось без неприятного инцидента и на этот раз. Накануне визита Сергея Лаврова президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что турецкая армия начала военную операцию в Сирии «Щит Евфрата», чтобы «положить конец господству жестокого тирана Асада». В Кремле сразу назвали эти слова «очень серьезными» и «диссонирующими с предыдущими», однако, не желая повторения прошлогодней конфронтации, попросили не спешить с выводами, а дождаться разъяснений турецких коллег.

Не обострять ситуацию призывали и в российском внешнеполитическом ведомстве, заявив, что «исходят из имеющихся договоренностей и обязательств государств, а не из цитат, которые, возможно, были либо не так преподнесены, либо вырваны из контекста». Уже вечером 30 ноября, накануне переговоров двух министров, Эрдоган в третий раз за последние пять дней позвонил президенту Владимиру Путину. Как рассказали в пресс-службе Кремля, лидеры обсудили российско-турецкие отношения, включая предстоящие в ближайшее время двусторонние контакты на различных уровнях, а также сирийскую проблематику, в том числе ситуацию в Алеппо. Объяснял ли Эрдоган своему российскому коллеге заявление по Асаду, в Кремле не уточнили.

В турецкой делегации также призывали «не нагнетать», напомнив, что Эрдоган никогда и не скрывал, что не поддерживает режим Башара Асада. К тому же нельзя не учитывать, что выступал турецкий лидер перед делегацией, состоявшей из представителей арабских стран, настаивающих на том, что Асад не может занимать президентское кресло. «Нельзя исключать, что слова Эрдогана были рассчитаны на привлечение в Турцию инвестиций со стороны этих государств, либо же это послание было адресовано определенным кругам в самой Турции или же ее союзникам по международной коалиции», — сообщил «Ленте.ру» источник в турецкой делегации. Он также отметил, что согласно договоренностям Москвы и Анкары, в ходе операции «Щит Евфрата» турецкие войска не продвинутся дальше города Аль-Баб, который в настоящее время удерживают боевики террористической группировки «Исламское государство».

По словам научного сотрудника сектора Турции Института востоковедения РАН Ильшата Саетова, Турция больше, чем Россия, была заинтересована в потеплении отношений, поэтому постарается впредь не доводить дело до конфронтации. «Возможно, после проведения референдума и внедрения президентской системы Эрдоган заявит своим избирателям о том, что с Асадом теперь можно договориться и потерпеть его еще пару-тройку лет», — полагает эксперт.

При этом владелец турецкого журнала «Гюндем Евразия» Хайреддин Айдынбаш уверен, что в гармоничном развитии сотрудничества в равной степени заинтересованы обе страны. «Ведь даже из-за ситуации со сбитым российским Су-24 страны не стали разрывать отношения. В настоящее время Турция и Россия активно взаимодействуют в ближневосточном регионе, — отмечает эксперт. — Это не поддерживает ряд западных стран, потому подобное развитие событий идет вразрез с их собственными интересами. Тем не менее отношения Москвы и Анкары основаны на общих интересах, что, в частности, включает в себя вопросы обеспечения безопасности, а также устойчивое экономическое развитие».

Пошли на попятную

Меж тем максимально сглаживать нынешнюю резкую риторику турецкого лидера, а также объяснять, чего же хотел добиться своим заявлением Эрдоган, пришлось Чавушоглу. Было заметно, что глава МИД сильно нервничает, отвечая на вопрос российских журналистов.

«Мы проводим общую работу по борьбе с международным терроризмом, это одна из самых важных сфер нашей деятельности. Рабочая партия Курдистана, ДАИШ («Исламское государство») и другие террористические организации представляют угрозу не только для нашего региона, но и для мира в целом. — пояснил турецкий министр. — Если не будет территориальной целостности Сирии, сюда могут прийти новые боевики. Иными словами, нужно высушить болото, не дать им появиться. Наш президент Эрдоган говорит, что Асад несет ответственность за гибель огромного числа людей. Но наша позиция — необходимость добиваться политического урегулирования — совпадает с российской, она неизменна. Мы продолжим сотрудничать. Наше сотрудничество приносит большие плоды».

«В практической работе мы руководствуемся не чьими-то односторонними заявлениями, которых звучит немало, а договоренностями, достигнутыми президентами. Рассчитываю, что очень тесное сотрудничество России и Турции по сирийской проблеме поможет внести реальный вклад в выполнение тех решений, которые приняло международное сообщество», — вторил турецкому министру Лавров. Глава МИД также отметил прогресс, достигнутый в реализации проекта «Турецкий поток», и положительно оценил подготовительные работы по строительству в Турции атомной электростанции на площадке «Аккую». «Наши друзья подтвердили, что этому проекту будет предоставлен официальный статус стратегической инвестиции. Намерены активнее использовать имеющийся потенциал сотрудничества в военно-технической сфере и в области оборонной промышленности», — резюмировал Лавров.

Трудности перевода

Если на первой после нормализации отношений встрече в Сочи 1 июля в поведении министров чувствовалось напряженность, то на этот раз создавалось впечатление, что между ними царит полное взаимопонимание. Выйдя к прессе после переговоров, они улыбались, продолжая о чем-то расслабленно беседовать.

Гармонию в отношениях чуть было не нарушил переводчик с русского на турецкий язык. Отвечая на вопрос о причастности сирийских ВВС к авиаудару по позициям турецкой армии в районе сирийского города Аль-Баб, Лавров заявил, что ни Россия, ни Сирия не имеют к этому никакого отношения. Ряд турецких СМИ, а также агентство «Рейтер» впоследствии написали, что «Россия назвала Сирию виновной в атаках на турецких солдат». В турецком МИД извинились, сообщив, что недоразумение возникло из-за «разницы в переводе», а также попросили СМИ исправить ошибку в своих публикациях.

Безопасность превыше всего

В ходе пресс-конференции Чавушоглу неоднократно выражал надежду на то, что в ближайшее время странам удастся вернуться к упрощенному визовому режиму.

Однако Сергей Лавров дал понять, что несмотря на дальнейшую нормализацию отношений, отменять визы Москва пока не намерена. «Мы руководствуемся безопасностью наших граждан как в том, что касается расширения туризма, так и в том, что касается возвращения к упрощенному визовому режиму между нашими странами (…) Мы обратились к нашим турецким коллегам с просьбой более эффективно сотрудничать в выявлении лиц, причастных к террористической деятельности, в том числе тех, кто перемещается из России в Турцию и обратно», — пояснил глава МИД.

Как уточнил «Ленте.ру» заместитель министра иностранных дел Алексей Мешков, Москва все же намерена в ближайшее время отменить визы для тех турецких граждан, у которых есть служебные паспорта, а также для бизнесменов.