Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Режиссерская версия

Путин поговорил о цензуре с деятелями культуры

Владимир Путин
Фото: kremlin.ru

В пятницу, 2 декабря, в Санкт-Петербурге прошло совместное заседание президентских советов по культуре и искусству и по русскому языку, которому предшествовала долгая и бурная общественная дискуссия о цензуре. Главный зачинщик — режиссер Константин Райкин — на заседании не присутствовал, но поднятые им темы волновали всех присутствующих. Владимир Путин наконец высказал свою позицию: громить выставки нельзя, но и превращать искусство в циничный эпатаж тоже не стоит. Президент требовал имен и фамилий тех, кто запрещал театрам постановки, а кинорежиссеры «по-христиански» просили за своего коллегу, осужденного Олега Сенцова.

Культурные и не очень россияне

Когда фотографии Джока Стерджеса в Центре братьев Люмьер в Москве облили мочой, а саму выставку закрыли, Кремль поначалу не вмешивался и не комментировал произошедшее. Через некоторое время на вопрос «Почему вы дистанцируетесь?» официальный представитель Кремля Дмитрий Песков ответил, что считает случившееся «абсолютно хулиганской выходкой».

Позже он вступил и в другую дискуссию — вокруг заявления режиссера Константина Райкина о вмешательстве государства и провластных структур в деятельность культурных организаций. Когда один из «оскорбленных» байкер Хирург обвинил «этих райкиных» в том, что они хотят превратить страну в сточную канаву, Песков вступился за худрука: «Бес попутал этого мотоциклиста. Я надеюсь, что он извинится».

Извинений не последовало, но отзвуки дискуссии были слышны и в ежегодном послании президента Федеральному собранию. На следующий день на заседании совета тему подхватил худрук Театра Наций Евгений Миронов.

Открывая заседание, Владимир Путин восхитился тем, что среди россиян так популярен театр, а поход по музеям стал правилом хорошего тона. В прошлом году, например, выставки посетили 120 миллионов человек. Глава государства согласился с тем, что нужны новые оригинальные форматы прочтения классики в кино, театрах и соцсетях, и повторил, что принцип свободы творчества он считает абсолютно незыблемым, как и ответственность художника, «властителя дум».

«С одной стороны, любые хулиганские выходки, попытки сорвать спектакль, выставку абсолютно недопустимы и должны пресекаться по всей строгости закона. Мы так и будем делать», — пообещал Путин. С другой стороны, добавил он, в творческой среде должна быть определена грань между циничным, оскорбительным эпатажем и творческой акцией.

Есть попытки

Актер и режиссер Евгений Миронов, отметивший накануне 50-летие и по этому случаю получивший право первого слова, зашел издалека, но все-таки перешел к главному: рассказал о том, что в провинции власти и некие активисты яро вмешиваются в творчество. «Современное искусство всегда провокационно. Но если закон не нарушен, любые оценки произведения должны звучать только в профессиональной, цивилизованной, уважительной атмосфере», — подчеркнул Миронов.

Путин отреагировал на его выступление. «Вы сказали, что есть попытки что-то запретить. Кто, когда и что пытался запретить? Чтобы у нас предметный разговор был и по-честному», — спросил он.

Режиссер, очевидно, не готовившийся к столь предметному разговору, напомнил, что осенью в Омске отменили постановку «Иисус Христос — суперзвезда» из-за того, что в спектакле узрели оскорбление чувств верующих. Путин спросил, кто конкретно озвучил запрет. Назвать фамилию и должность чиновника Миронов не смог. «Власти», — сказал он.

«Власти какие-то абстрактные или конкретные чиновники есть?» — уточнил президент.

«Это было не рекомендовано к постановке», — ответил Миронов.

Тогда Путин адресовал вопрос министру культуры Владимиру Мединскому. «Я точно не запрещал», — открестился министр и поспешил защитить министра культуры Омской области: ему бы, мол, «в голову такое не пришло».

Миронов привел и другие примеры. От его родного Театра Наций требуют снять с постановки «Сказ о Попе и работнике его Балде». «Срывают гастроли театра "Сатирикон" в Петербурге, на выставку Яна Фабра в Эрмитаже нападают», — перечислял актер.

«Срыв — не запрет», — не согласился Путин. И вновь напомнил о тонкой грани между эпатажем и искусством: «В редакцию "Шарли Эбдо" пришли и расстреляли людей. Вопрос: нужно ли было этим карикатуристам наносить оскорбление представителям ислама?.. Повторяю, это такая очень тонкая вещь, тонкая грань. Это все зависит от чувства такта — нашего с вами».

Для того чтобы его лучше поняли, он привел пример из дзюдо, где есть четкие критерии определения сильного и быстрого броска. Такой же четкости в критериях он просил и от представителей искусства.

Что касается другого наболевшего вопроса — финансирования, — Путин пообещал подумать: «По поводу уровня материального обеспечения, заработных плат и так далее — мы еще несколько раз вернемся к этой теме». И тут же обратился к Людмиле Вербицкой: «ОбеспЕчения — правильное ударение?» Глава Российской академии образования кивнула. Путин, по ее словам, — единственный человек во власти, который просит ее совета.

«Пусть платят»

Координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов повторил знаменитое начало выступления Мартина Лютера Кинга «I have a dream»: «У меня есть мечта, чтобы вы однажды собрали за круглым столом представителей организаций, ведомств, министерств, ответственных за сохранение исторического облика наших самых ценных объектов. И точно так же, как руководству академии наук, задали бы им вопросы, показав некоторые фотографии, чертежи: "зачем вы это сделали?"»

Он привел примеры того, как государство тратит деньги на проекты, не нашедшие одобрения у экспертного сообщества, строит что-то, затем получает протест от ЮНЕСКО и разрушает построенное. «А за чей счет? Кто платит? Пусть платят конкретно те лица, которые эти решения принимали! Чтобы люди понимали цену своих решений в прямом смысле слова», — объяснял Михайлов.

На эту тему президент не вступил в продолжительную дискуссию. Горячий спор в конце более чем двухчасового заседания завязался между ним и режиссером Александром Сокуровым.

Христианская просьба

«У меня есть сердечная просьба: давайте решим проблему Олега Сенцова. Он осужден на 20 лет лагерей. Режиссер должен сражаться со мной на кинофестивале, но не сидя в нашей северной тюрьме», — сказал Сокуров.

Путин поначалу ссылался на то, что подобные вопросы должны решаться судебной системой, что Сенцов был осужден не за творчество, а за то, что «фактически посвятил свою жизнь террористической деятельности». «Дело не в его позиции, не в том, что он думает по поводу событий в Крыму. Дело в его намерениях и подготовке противоправных действий», — сказал Путин.

Политическая коллизия — вот что сбило Сенцова с толку, считает Сокуров. «Дело не в том, что он думает. Дело в его намерениях и подготовке противоправных действий», — снова повторил президент.

«Умоляю вас! По-русски и по-христиански милосердие должно быть выше справедливости», — продолжал просить Сокуров.

«По-русски и по-христиански мы не можем без решения суда», — ответил президент. На это Сокуров заметил, что на Сенцове «нет смертей». «Слава богу, что нет! Но могли быть, если бы ему позволили совершить то, что он намеревался», — завершил диалог Путин.

После заседания режиссер долго не уходил из зала. В разговоре с «Лентой.ру» он заметил, что ему «больно и обидно за человека». «Он ведь не совершил ничего», — устало повторял Сокуров. По его словам, обсуждать сложные вопросы с главой государства нужно: «Мы с ним равны и говорили на равных. Он ведь мне подписывал народного артиста, вручал государственные премии... Не надо бояться говорить прямо».

«И грамотно», — добавила с улыбкой президент Российской академии образования Людмила Вербицкая. Она 10 минут ждала режиссера, чтобы вручить ему листочек с двумя словами «киноиндустрия» и «обеспечение». «Вы так прекрасно выступали, но в этих словах неправильно поставили ударения, читайте и запоминайте», — посоветовала она и дружески приобняла Сокурова.